«Легкие телесные повреждения». Как конфликт со школьным учителем физкультуры перерос в нечто большее

 
1262
17 июня 2016 в 8:00
Автор: Андрей Рудь. Фото: Глеб Фролов

Больше года назад в гомельской гимназии №51 шел урок физкультуры. Учитель велел 8-летнему Ване отжиматься, при этом поднял его ноги руками, чтобы увеличить нагрузку. У школьника хватило сил на три раза. Раздосадованный такой подготовкой учитель отпустил ноги. По другой формулировке — бросил. «Умышленно причинил телесные повреждения», — всхлипывает в трубку мама… Так или иначе, с этого эпизода началась долгая и муторная тяжба родителей против гимназии — с судами, жалобами, контржалобами, изящными многоходовками, чемоданами компромата и прочими атрибутами холодной войны.

Раиса Юсупова — мама того самого третьеклассника. Позади уже несколько выигранных судов, оплаченные физические и душевные страдания каждого члена семьи. Но Раиса Джураевна намерена продолжать борьбу. Решила привлечь к происходящему внимание общественности.

В гимназии рассказывают свою версию — очень осторожно подбирая слова, чтобы не дать повода для новых исков и жалоб. Собственно, взаимоотношения семьи и учебного заведения давно уже не ограничиваются темой того давнего инцидента на физкультуре.

Претензий друг к другу у сторон много. Но если одни хотели вычеркнуть это знакомство из памяти как страшный сон, то другие, напротив, все помнят и не дают забыть о себе.

«Не мы начали эту войну»

Договариваясь о встрече, мы просили родителей Ивана принести документы, касающиеся этой истории. Но не ожидали, что их столько (на самом деле их больше, все принести не смогли).

— 17 апреля урок физкультуры проходил одновременно в нашем классе и в четвертом, — Раиса Джураевна реконструирует события со слов сына и по результатам собственных исследований. — Ваня обсуждал с одноклассниками, кто в какую команду пойдет на челночном беге. Это не понравилось учителю старшего класса Николаю Строку. Он сказал Ване сделать 20 отжиманий, высоко поднял ему ноги. Получается, ребенок практически вниз головой висел. Он смог отжаться раза три, а потом Строк просто кинул ноги. Ребенок ударился коленями. После этого учитель стал упрекать его, мол, что ж ты за солдат… Ваня рассказывает, что над ним стали смеяться оба класса, от обиды и боли он заплакал. Проплакал всю физкультуру, завтрак и начало второго урока. Подходил к классной, но она проигнорировала его, в медпункт не отвели, нам никто не позвонил. Конечно, если бы мы сразу узнали, то настаивали бы на медицинском освидетельствовании учителя, ведь его в 2014 году уже лишали водительского удостоверения за отказ пройти проверку на алкоголь.

Вообще-то, по словам Раисы Юсуповой, все началось несколько раньше, не на том злополучном уроке:

— До третьего класса мы ходили в другую школу, по месту жительства. А в 2015-м перевелись в гимназию. В течение года ребенок жаловался на то, что физкультуру у них по пятницам ведет мужчина, который жестко обращается с детьми. Может позволить себе взять нашего сына за подмышки — а он худенький, маленький — и выставить из строя… Дошло до того, что Ваня уже не хотел ходить на физкультуру в этот день. В конце концов мы обратились к психологу — она пообещала, что разберется. А через неделю произошел этот случай… Муж забирал ребенка, и тот пожаловался, что болят колени. Вечером, когда я пришла с работы, увидела обширные гематомы, большую отечность. Ребенок практически не мог ходить. Поехали в травмпункт, там зафиксировали ушиб коленных суставов. После этого — в РОВД, где нас опросили. На следующий день отправились на судмедэкспертизу.

Рассказ звучит впечатляюще. Кроме преподавателя, происходившее в спортзале видели дети — впоследствии их опрашивали в суде. Чтобы зафиксировать тяжесть травм, родители сфотографировали колени Ивана (примерно через 30 часов после урока).

— Фотография не передает размеры отеков, — уточняет мама школьника.

По правде говоря, тем, кто занимается спортом или хоть раз в жизни выходил на улицу, трудно представить, что на такие травмы вообще можно обратить внимание… Но не нам судить, что на самом деле чувствовал ребенок. Да и не всегда внутренние повреждения ярко проявляются внешне. Поэтому слово экспертам. Их заключение выглядит не слишком красочно: «Кровоподтеки, относящиеся к легким телесным повреждениям, не повлекшим кратковременного расстройства здоровья, которые могли образоваться при однократном падении на плоскость». Но тут важны обстоятельства, при которых получены эти синяки.

В возбуждении уголовного дела родителям Ивана тогда отказали, но завели административное. Впоследствии состоялся суд, который признал учителя виновным в умышленном причинении легкого телесного повреждения и оштрафовал его на 15 базовых величин. Кроме того, гимназия заплатила 5 млн рублей в возмещение морального вреда.

Но до финала еще далеко.

— Не мы начали эту войну, — произносит отец Вани, пенсионер МВД Дмитрий Кадыко.

В руках он держит одну из многочисленных папок со снимками и документами. Война удалась на славу. Контратаки продуманны и весьма результативны, изматывают противника, уничтожают его главный ресурс — время. Не всякая школа устоит. К сбору информации отнеслись ответственно: фотографировали, протоколировали, подшивали ответы инстанций. За год накопили несколько аккуратно систематизированных толстых папок. Тут и судебные материалы, и копии жалоб, и ответы инстанций. Распечатаны многочисленные снимки. Это занавес в актовом зале — он не пропитан противопожарным составом. Это какой-то строительный мусор. Это кот и собака гуляют по территории. Это неправильные двери: должны быть запоры другого типа. Это какие-то посторонние в школьном дворе…

Подполковник Дмитрий Кадыко служил старшим инспектором по особым поручениям в штабе УВД. Однажды даже стал героем публикации: заметил, как ребенок выпал из окна. Теперь отец Вани на пенсии. Говорит, вынужден был уйти, чтобы избежать лишних упреков и давления.

— После того как мы обратились в РОВД, на работу ко мне и к жене пришли письма от директора гимназии. У меня была назначена служебная проверка. Единственное, что она выявила, — это то, что я в рабочее время приезжал на концерт, в котором участвовал сын. Так то же самое можно сказать в отношении еще сотни родителей… Супруга работает в поликлинике, там тоже была проведена проверка — нарушений не нашли.

Эти письма тут же стали основанием для судебных исков, которые тоже успешно выиграны. Судебными решениями автору было предписано опровергнуть распространенную информацию, а также компенсировать моральный вред каждому из истцов (по 1 млн рублей).

В гимназии Ваня продержался около восьми месяцев, затем родители все же перевели его в другую школу. Но накопившиеся за это короткое время претензии к учебному заведению супруги могут перечислять долго. Это дискриминация сына в олимпиадном движении, нападки и интриги других родителей, неправильные оценки, подозрительные манипуляции с финансами, нарушение пожарных и санитарных норм, неправильная парковка директора… Каждый промах взят на карандаш, все в папках и на диктофоне.

— По инциденту 17 апреля уже объявлены выговоры, вынесены судебные решения, выплачены компенсации, даны предписания, все наказаны. Какова ваша цель сейчас?

— Мы добиваемся исполнения законов, в том числе увольнения Строка, директора гимназии и классного руководителя.

«Просим дать нормально работать»

Учителей физкультуры мы застали в том самом спортзале. Одежда измазана краской: готовят рабочее место к будущему учебному году. Здесь и Николай Строк. К слову, штраф он заплатил, но вину так и не признал. Настаивал в суде на том, что аккуратно опустил ноги ученика. Ему не поверили — с типовой формулировкой «способ защиты, обусловленный стремлением избежать ответственности за содеянное». Напомним, суд учел показания учеников, которые рассказали: поднял, а затем бросил ноги потерпевшего.

Учитель придерживается своей позиции. Откуда синяки — понятия не имеет. Зовет для наглядности молодого коллегу.

— Смотрите, как было! Мальчик слабенький, отжаться не может. Я говорю: «Дома надо заниматься, а папа должен помогать». Показываю как: беру его за ноги, высота — сантиметров 30. Он ручки согнул — выпрямил, согнул — и больше не выпрямил. Ну не получилось у него это отжимание. Говорю: «А каким ты будешь солдатом?» Дети посмеялись, он сел на скамейку, через некоторое время заплакал. Подхожу: «Чего плачешь? Заниматься надо, а не плакать». А недели через две узнаю́, что Николай Викторович его, оказывается, поднял за ноги и бросил.

— А что у вас за история с лишением водительского удостоверения?

— Действительно лишен. За то правонарушение меня уже привлекли к ответственности два года назад.

Как бы то ни было, директор гимназии Александр Пахучий сходится с оппонентами в том, что все началось еще до того злополучного урока:

— Напряжение начало копиться раньше… У нас крайне насыщенная культурная, спортивная, учебная жизнь, ритм сумасшедший. В очередном конкурсе Ваня выступал, играл на гитаре, но не попал в число победителей. Начались обиды. Потом на конкурс исследовательских работ мальчик принес свое исследование про то, что кошки — это духи, спустившиеся с небес. Ну как свое… В общем, не оценили такую эзотерику. И так далее… Но у нас полторы тысячи родителей, у каждого свои взгляды на образование — и всегда мы находили общий язык. И Ваниным родителям пытались что-то объяснять, но у них свои твердые убеждения относительно того, какие надо ставить оценки.

Хронологию «того дня» Александр Пахучий выучил уже наизусть:

— Утром 17 апреля ко мне подошел заместитель: «Ваня ударился коленями». Я уже после завтрака зашел к ним в класс, расспросил, что случилось. Ваня показал колени — ну ничего там не было! Я сам в футбол играю, у меня-то постоянно ноги разбиты. Помню, задрал штанину, показал, что не плачу, хоть и директор, — вместе с Ваней и всем классом посмеялись. Спрашиваю: все нормально? Нормально. А через несколько дней узнаю́, что родители написали заявление в милицию.

Снимок с кровоподтеками Александр Пахучий тоже видел, но не верит, что это результат падения на физкультуре. Говорит, так и не сумел понять, каким способом можно получить синяки над коленями — даже если подавить рефлексы и не выставить ногу.

— Как ты ни старайся, не представляю, как можно удариться о пол этими местами! Отец забрал Ивана днем, о травме заявили вечером. Никого не хочу обвинять, но не все тут ясно.

Впрочем, на этот счет экспертиза уже сказала все, что могла: «…при однократном падении на плоскость».

— Все эти суды, жалобы, оспаривание отметок — для нас такое в диковинку, — рассказывает директор. — Они фотографировали оконные решетки, заборы, контейнерную площадку, даже яичную скорлупу. Спасибо им, я узнал, что, оказывается, по нормативам яйца надо мыть перед приготовлением так, чтобы не оставалось штампа с датой. Конечно, все очень переживали — и я сам, и классная руководительница была на грани срыва… Гимназию кто только не проверял, плитку во дворе поштучно два раза пересчитывали.

Сейчас уж не знаю, прав я был или нет, когда посылал эти письма на работу. И не то чтобы я просил кого-то из них наказать — просто оградить нас от всего этого, дать нормально работать. У нас ведь одна из лучших гимназий в области. Можно говорить, что мы неправильно оценки ставим, но важен результат, то, каких людей мы готовим.

Очевидно, для гимназии еще ничего не закончилось.

* * *

Иван сейчас учится в другой школе. Претензий к ней родители не предъявляли, надо довести до конца дело с гимназией. Выяснять, кто первый начал, — древняя, затягивающая и бесполезная забава. Но воронка конфликта проглатывает все новых участников — должностных лиц, учеников, организации и ведомства. Теперь вот намечается суд против родителей.

Еще шесть лет назад кто-то из гимназистов создал в соцсети персональный опрос про физкультурника. Одни респонденты называют его извергом и неадекватом, другие — «офигенным преподом» и человеком с большой буквы. Скриншоты этой страницы теперь тоже в папке у родителей Вани. Собираются добиваться возбуждения уголовного дела за истязание детей.

— Это реально, — считает подполковник милиции в отставке. — Просто надо будет найти и опросить тех, кто там отметился.

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Андрей Рудь. Фото: Глеб Фролов
ОБСУЖДЕНИЕ