История с «Лодэ»: Юлия объясняет, почему не прошла биопсию. Истец убрал фразу про БАДы из уточненных требований

 
01 июня 2016 в 10:14
Автор: Александр Чернухо

Вчера в суде Московского района состоялось очередное слушание по иску врача Моисеенко к ООО «Онлайнер» и журналисту по поводу публикации. На заседании Юлия пояснила, почему в документах медцентра написано «от биопсии воздержались», а из уточненных требований истца пропала фраза про БАДы.

На заседании суда пояснения давали ответчики по делу. Адвокат Onliner.by Сергей Зикрацкий полагает, что оснований для удовлетворения требований по защите чести, достоинства и деловой репутации истца не имеется.

— Все возможные способы проверки информации журналистом были проведены, ему были предоставлены копии документов, основания сомневаться в их действительности не было, журналист обратился в медицинский центр «Лодэ» за комментарием, как это всегда делают журналисты Onliner.by, когда пишут о конфликтных ситуациях: их задача — получить мнения всех сторон конфликта. Медицинский центр «Лодэ» комментарий дать отказался, сославшись на Закон «О здравоохранении» и врачебную тайну. В этих условиях журналистом было принято решение опубликовать материал. По нашему мнению, факты, представленные в материале, соответствуют действительности и основаны на документах, предоставленных пациенткой. 

Также адвокат сделал акцент на том, что у представителя ответчика есть твердое убеждение, что медицинское обслуживание Юлии в «Лодэ» было проведено с нарушениями.

— Пациентке была назначена биопсия, пациентка записалась и прибыла в медицинский центр «Лодэ» для ее прохождения. Но биопсия проведена не была. При этом врач в заключении ограничивается одной фразой: «От проведения биопсии воздержались». Во множественном числе. Почему врач не разъяснил пациентке необходимость и ценность своевременного прохождения биопсии? Почему врач не настоял на ее проведении? Почему не взял в письменном виде отказ от проведения биопсии, из которого было бы видно, что девушка полностью осознает все последствия? 

Врач Моисеенко на судебный процесс не ходит, а его адвокат не смог ответить на вопрос, почему Юлии не была проведена биопсия.

Сама Юлия пояснила, что прибыла в медицинский центр «Лодэ» для прохождения биопсии 6 мая.

— Моисеенко настоял на том, что от биопсии нужно воздержаться. Сказал, что я очень поздно пришла и куда ему теперь сдавать материалы исследования. Сказал: «Давайте мы откажемся от биопсии». Я не пререкалась и слушала врача. На тот момент я не обладала никакими медицинскими знаниями и даже не знала, для чего делается биопсия. Я музыкант по профессии. Врач должен был мне объяснить, что биопсия назначается при подозрении на рак. Мне этого не было сказано. Я не отказывалась от биопсии, и нет документа, подтверждающего обратное. 

Еще один вопрос, на который обратил внимание представитель ответчика, касался того, что врач не проинформировал пациентку о возможном наличии онкологического заболевания.

— Почему 6 мая 2014 года врач Моисеенко, подозревая у пациентки наличие онкологического заболевания, не проинформировал ее об этом и отпустил девушку из медцентра без биопсии и не назначил другие обследования, которые бы подтвердили или исключили возможный диагноз? То, что врач Моисеенко подозревал о наличии онкологического заболевания у пациентки 6 мая, установлено справкой проверки Минздрава. Как может врач отпустить пациентку гулять, подозревая, что у нее онкологическое заболевание? Что было бы, если бы врач Моисеенко сообщил пациентке в мае о своих подозрениях, настоял на проведении биопсии, назначил дополнительные исследования и откорректировал лечение? К сожалению, история болезни не терпит сослагательного наклонения. 

Также стоит обратить внимание на то, что 6 мая 2014 года, подозревая у пациентки онкологическое заболевание, врач Моисеенко назначает спиртовые примочки.

Кроме того, адвокат Зикрацкий обратил внимание на судебный состав ответчиков. На первом заседании суда было заявлено ходатайство о привлечении Юлии в качестве третьего лица.

— Мы абсолютно уверены, что такой статус был абсолютно необходимым и правильным в этой ситуации, поскольку Юлия была пациенткой и предоставила журналисту все документы. Мы полагаем, что Юлия не должна быть ответчиком. В нашем понимании ответчиками должны быть редакция СМИ и журналист. Девушка являлась только источником информации, но не распространителем сведений. 

Тем не менее Юлия по-прежнему остается в статусе соответчика.

Во время своего пояснения она обратила внимание на то, что в заключении проверки Минздрава и заключениях, выданных ей в учреждениях здравоохранения, есть существенные расхождения. А сами материалы проверки ей представлены не были.

— После публикации материала на Onliner.by в декабре раздался звонок: сказали, что меня приглашают на комиссию. Я пришла туда и дала четкое пояснение: я не отказывалась от биопсии, мне предложил воздержаться от нее врач. Мне сказали, что заявительницей я не являюсь, поэтому результатов этой комиссии не увижу. Только недавно я ознакомилась с результатами этой проверки — они были представлены врачом Моисеенко в суд. Мне не понятно, почему заключение Минздрава передали в «Лодэ», а мне нет. В заключении комиссии написано, что у меня очень сложная форма рака, которую трудно диагностировать, но во всех выписках у меня инфильтрирующая протоковая карцинома, которая встречается у большинства женщин. У меня нет диагноза, указанного в материалах проверки. С результатами проверки комиссии Минздрава я не согласна. Именно поэтому написала в Следственный комитет. Мои документы взяли на рассмотрение и назначили судебно-медицинскую экспертизу. Для меня важны результаты проверки в Следственном комитете. Я не хочу, чтобы из меня делали врушку.

Адвокат Зикрацкий также отметил, что в обращении учредителя медицинского центра «Лодэ» Горбачева, опубликованном на Onliner.by, не были указаны все сведения, которые содержит в себе заключение комиссии Минздрава.

— В своем обращении господин Горбачев не написал все, что было указано в заключении комиссии Министерства здравоохранения. Он взял из этого заключения только те фразы, которые положительным образом оценивали работу «Лодэ» и его врачей. Но при этом Горбачев не указал, что был допущен ряд других нарушений. Например, что врач Моисеенко не пишет в своем заключении дозировку препаратов, которые назначает. Что врач не берет у пациентки письменный отказ от биопсии. Что врач не уведомляет пациентку о подозрении на онкологическое заболевание.

Интересным также является факт, что в уточненных требованиях, изложенных в письменном виде, истец убирает фразу «Мне прописали витаминотерапию и очень дорогие БАДы», которую ранее в устной форме также заявлял в качестве недостоверной информации.

— В уточненных требованиях мы снимаем этот вопрос, так как не считаем его существенным. Эта фраза не является порочащим сведением, — отметил адвокат истца.

Также ответчиком было заявлено ходатайство по истребованию полной документации результатов проверки Минздрава. По мнению ответчика, это необходимо для полного и объективного рассмотрения дела, поскольку с заключением комиссии ответчики не согласны. Однако суд это ходатайство отклонил. Ходатайство об истребовании материалов проверки Следственного комитета суд удовлетворил частично. Следующее заседание суда назначено на четверг. На слушании в качестве свидетеля выступит муж Юлии.

Читайте также:

Автор: Александр Чернухо
Без комментариев