Побег от серости. Белоруска переехала в Лондон, чтобы в 25 лет создать бизнес с нуля

 
500
08 декабря 2015 в 8:00
Источник: Николай Козлович. Фото: Влад Борисевич

Это было в самом центре империи бегущих людей — в лондонском Сити. Человек вылетел из метро, держа в руках газету, смартфон и стакан кофе. Он говорил, читал и пил на ходу, поздоровался с кем-то, не останавливаясь, влетел внутрь небоскреба и сгинул в его утробе. Таких людей были тысячи, они отчаянно торопились, их галстуки колыхались на ветру, рисуя в воздухе знаки фунтов и долларов. Здесь так принято, иначе нельзя, и даже туман над Темзой поднимается раньше, чтобы не отстать от бешеной гонки города-урагана. Белоруска Дарья, героиня второй статьи нашего лондонского цикла, нашла в суматохе британской столицы себя. О переезде, нравах и бизнесе по-английски — в этом материале.

* * *

Мы договорились о встрече в торговом центре Westfield Stratford City. Пока ждали Дашу, час бродили по этажам, глазели на витрины, на елки и игрушечные дома, выстроенные к Рождеству. Толпа несла нас по аллеям и коридорам торгового царства, в котором можно есть, пить, покупать, умирать от шопинг-счастья, в сравнении с которым Akropolis кажется сельпо, а минский «Замок» — киоском из девяностых. Мы не могли понять: почему знакомые белорусы, перебравшиеся в Лондон, назвали стрэтфордский центр «магазинишкой для бедных»?

Ах да, он расположен в не самом лучшем, «социальном» районе. Даже наши земляки, приехавшие в Англию не так давно, уже научились кривить нос, глядя на городской восток — кварталы индусов, ланкийцев, афроамериканцев — свысока. Лондон толерантен и дружелюбен, но по доходу и месту проживания делит своих жителей четко. Какое место в столице Британии у наших?

Арабы здесь — короли, русские — принцы, а вот, к примеру, одна полячка продавала нам рубашки в магазине у метро, другая принесла булку с котлетой в «МакДональдсе». Белорусов в Англии не так много, чтобы выделить их в отдельное «сословие», вписав в иерархию прочих каст. Но все наши собеседники утверждали: в столице Соединенного королевства бывшие минчане, брестчане, витебчане обычно зарабатывают мозгами. Девушка в белом пальто, начинающая бизнесвумен Dasha Verba (в прошлом выпускница БГУ Дарья Вербицкая) — одна из них.

* * *

Переехать в Лондон из сонного Минска — как прыгнуть на полном ходу в штадлеровскую электричку. Даша прыгнула три года назад.

— Я прилетела в Англию в августе 2012-го. Здесь я больше трех лет. Много всего произошло, — начинает разговор Даша. — У меня немножко нестандартная история. Обычно уезжают студентами, между вторым и третьим курсами, да еще из иняза, а потом ищут счастливую случайность, чтобы остаться. Я учила французский в школе и на журфаке, работала журналистом со второго курса, после университета была шеф-редактором нескольких журналов, нормально зарабатывала и на жизнь не жаловалась. И все-таки улетела.

Первый раз в Лондоне побывала на четвертом курсе, но тогда решила, что не готова к переменам, что нужно окончить университет и подучить язык. Вернулась и взялась за английский. Копила деньги. Чтобы попасть в Англию по студенческой визе, тебе нужно купить не только курс обучения здесь, но и располагать определенной суммой — около 1000 фунтов на каждый месяц проживания. Как правило, разрешение на работу сразу вам не дадут, в лучшем случае 20 часов в неделю. Обучение стоит, к примеру, 5000 фунтов в год, и не меньше 12 000 фунтов нужно иметь на банковском счету. Но и это не будет гарантией того, что визу дадут.

* * *

Мы идем в кафешку и радуемся ценам: чашка кофе в «дрянном магазинишке» стоит всего лишь 100 000 в переводе на рубли. Почти даром! Доехать до Стрэтфорда на метро, если покупать обычный билет в пределах трех зон, можно за 135 000. Это одна поездка. Но мы подготовились к путешествию и купили на вокзале безлимитный проездной — за миллион с копейками на брата. На неделю…

— Как можно жить в этом городе, если твой папа не арабский шейх, если у тебя не крутится на родине свечной заводик? Разве мало на свете дешевых городов, где солнце светит 350 дней в году?

— Меня многие спрашивают: вроде и работа была ничего — зачем? А я отвечаю: хотелось большего, — рассуждает Даша. — Разве это запрещено? И разве только в работе дело? В Минске мне не хватало драйва. Время после работы проводить было неинтересно. Вечер пятницы — одни подружки готовят мужьям ужин, а другие зовут в клуб. Но вы знаете наши клубы… Это точно не для меня. И вот если ты однажды попал в нормальный живой город, провел там какое-то время — да хотя бы месяц, то на нашу серость будешь смотреть по-другому. В какой-то момент меня стало выводить из себя и то, что люди вокруг очень много жалуются. Ноют, плачут, но ничего не делают, чтобы свою жизнь изменить.

Конечно, я не была уверена, что в Лондоне мне будет хорошо. Считала так: посмотрю этот город, не понравится он «на длинной дистанции», поеду в другой. Моя жизнь — имею право. Да, оказалось, что здесь дико дорого, но это ведь и вызов тоже, стимул: шевелись, чтобы выжить! Развивайся.

* * *

В кафешке включили музыку. Афроамериканец в черной шубке сверкнул зубами. «Sorry», — сказала дама, задев наш столик целлофановым пакетом.

— Я приехала в Лондон с одним чемоданом, — продолжает Даша. — Впрочем, здесь уже давно моя родная сестра, и мне было проще.

Первые две недели жила в нормальных условиях (бронь хорошего жилья — обязательное условие для получения визы), а потом у меня были очень простые квартирки с соседками-иностранками в не самых, мягко говоря, лучших районах. Я знала, куда я еду. Знала, что буду экономить.

В Лондоне я впервые услышала запах марихуаны. «Что за запах?» — подумала я, когда шла по коридору в свою комнату. Спросила у лендлорда: «Что-то случилось?» А он в ответ спрашивает: «Ты что, с Луны?» «Окей, я из Беларуси, — сказала я, — это немножко ближе…» Лондон мне многое показал впервые. Но не испортил… я надеюсь.

— Девушка в Лондоне чувствует себя безопасно? Как в Минске?

— Здесь повсюду камеры! И это действительно влияет на уровень преступности. Он крайне низкий. В некоторых районах лучше ночью по улице одной не ходить, но в целом все спокойно. Да, люди рассказывают, что не надо ездить в ночных автобусах. Но я ими никогда и не пользовалась.

Даша знает, о чем говорит. Главная аббревиатура в Лондоне — вовсе не BBC, а CCTV: системы видеонаблюдения установлены в автобусах, на стенах домов, уличных фонарях, а может, и на белках, которые прыгают по Гайд-парку, камеры прикручены. Английский большой брат суров и всевидящ, лишая местную прессу жарких тем. За неделю в Лондоне нам показалось, что криминальная хроника в газетах гораздо скучнее, чем в милицейских сводках Барановичского РОВД. Действия полиции мэрия города характеризует скромным эпитетом «brilliant».

* * *

— У меня не было четкого плана, чем буду здесь заниматься. Хотелось сразу же осмотреться по сторонам, — переходит к главному Даша. — В Лондоне жизнь кипит, здесь постоянное движение, сотни ивентов — по бизнесу, творчеству. И это та главнейшая особенность города, которая позволила мне в него влюбиться. И найти себе заработок.

Круто, что в Лондоне ты даже представить себе не сможешь, кого встретишь в следующий момент. Сидишь в кафе, рядом какой-то человек, начинаешь говорить о мелочах, о пароле для Wi-Fi, например, и тут оказывается, что это известный музыкант. Или крутой бизнесмен, который продает вертолеты. Это город неожиданностей, и неожиданно для меня со мной связалась компания, предложив писать тексты для их русскоговорящей аудитории. Почему бы и нет? Со временем удалось получить визу, позволяющую работать, и я начала зарабатывать написанием статей для богатых русских. Пишу об инвестициях, бизнесе, недвижимости. Состоятельные русские люди хотят вложить деньги в различные страны, чтобы получить второй паспорт, и я пишу о таких инвестиционных программах. В Британии, например, инвесторы должны заплатить 2 млн фунтов за «билет» в страну. Мы занимаемся пиаром, сайтами, пресс-релизами, печатаемся в крупных изданиях России. По статусу я self-employed, мне не надо ездить в офис, и это очень здорово.

* * *

Даша говорит: за вопрос о том, сколько тысяч фунтов ты зарабатываешь в месяц, англичанин может дать в морду. Шутка, конечно. Скорее, англичанин вежливо попрощается и никогда не станет с вами разговаривать, не простив собеседнику вопиющую бестактность. В этом плане Даша тоже уже англичанка.

— Денег, которые я зарабатываю написанием текстов, мне хватает на жизнь. Это не очень большие суммы, скажу честно. Одно время я всерьез искала возможность подработки. Даже фотографией занималась: здесь очень выгодно снимать свадьбы. У сестры оказался хороший фотоаппарат (когда-то тоже увлекалась съемкой), и вот однажды она перебросила мне своих старых клиентов. Что я понимала в фотографии? Да ничего! Открыла YouTube, посмотрела несколько роликов, как пользоваться камерой, какие настройки, что делать со вспышкой. А потом пошла и отработала на свадьбе восемь часов. Сделала альбом. За это мне заплатили не очень много — 450 фунтов. Зато было весело. Несколько раз делала съемки на днях рождения детей. В азиатских семьях любят такую тему. И тогда могла взять 250 фунтов за два часа. Больше этим не занимаюсь, конечно. Если честно, мне даже неловко говорить, что я была фотографом, ведь это серьезная профессия, а я всего лишь любитель…

— Средний доход в этом городе… — Даша задумывается. — У меня много знакомых, которые живут на абсолютно разные суммы. Есть те, кто выживает на 1500 фунтов в месяц, и те, кто получает по 600 фунтов в день. Про бизнесменов я даже не говорю. Заработки у всех разные, а качество жизни обычно зависит от того, сколько ты платишь за жилье. Чтобы снять однокомнатную квартиру в пределах первой-второй зоны, придется отдать как минимум 1200 фунтов плюс платежи за электричество, воду и налог на жилье — еще около 200 фунтов. Если снимать комнату, нужно рассчитывать на 600—900 фунтов в месяц. Транспорт дико дорогой.

Повторюсь, заработки у меня небольшие. Но и приоритеты другие. Мне абсолютно безразлично, сколько у меня сумок и какой фирмы телефон. Все деньги я стараюсь пустить на развитие бизнеса.

— Давайте так: ваш английский доход сопоставим с белорусским, если отталкиваться от стоимости жизни?

— Да, пропорции будут такими же. Но ведь вокруг Лондон! Здесь в любой момент я могу купить свежайшие овощи и морепродукты, могу съездить в Европу за смешные деньги, найти тысячу вариантов, чтобы круто провести время. Вот еще. Когда езжу к родителям в Беларусь, замечаю: а ведь на многие продукты цены одинаковые. Более того, там дороже, чем здесь!

О Беларуси я никогда не говорю англичанам плохо, только хорошее. Я считаю, что правительство должно доплачивать эмигрантам за то, как мы продвигаем страну [улыбается. — Прим. Onliner.by]. Иногда только надоедает это бесконечное удивление: «Бела… что? Бразилия, может?» Глеба еще знают, Азаренко. А так… Не выдерживаешь и говоришь таким: «Раша».

* * *

Наша собеседница утверждает, что ей повезло: попала в правильную компанию, общалась с людьми, которые занимаются бизнесом.

— Мне всегда хотелось заняться своим делом. Я начала читать книжки о бизнесе на английском, журналы, газеты, много говорила с людьми… Решила открыть свою компанию, назвав ее Look Formation. Идея была такой: оказывать клиенткам комплекс услуг, преображая их внешность и улучшая имидж. Месяц с группой женщин работали несколько специалистов: диетолог, фитнес-тренер, стилист, визажист, фотограф. Почти всем клиенткам было за 40. Да, меня предупреждали, что может не выгореть, ведь здесь дамы не так озабочены внешностью, как в наших краях. Но все шло неплохо. Клиентов искала в соцсетях, на ивентах, по знакомым. Уже два года я организовываю бесплатные бизнес-встречи для женщин в своем районе Канэри-Уорф. Они проходят раз в месяц. Тоже отличная возможность завести контакты.

Из-за бизнеса мне пришлось сократить свою фамилию: для англичан она оказалась труднопроизносимой. А зарегистрировать компанию в Англии очень просто — 10 минут в онлайне. Платишь, кажется, 20 фунтов, и вскоре прилетит письмо из специального учреждения: «Поздравляем, ваше предприятие открыто». У компании должен быть адрес, но решить этот вопрос несложно: можно зарегистрировать компанию на домашний адрес или купить виртуальный адрес за 50 фунтов в год. А вот открыть банковский счет для иностранца труднее, и получается это не у всех. Там есть нюансы: время проживания в стране, стопка документов, встречи с банковскими служащими.

Я занималась Look Formation год, но мне не очень нравилась бизнес-модель компании. Когда ты нанимаешь разово различных людей и не все из них хороши, это негативно влияет на имидж фирмы. И главное — чтобы выйти на другой уровень, требовались инвестиции. Я же тогда, как сейчас вижу, была глупой: считала, что 100% акций компании должны быть у меня — и никак иначе. Это был мой первый опыт в бизнесе, причем в другой стране. Компанию я не ликвидировала, но дела «заморозила». Когда-нибудь обязательно займусь этим снова.

Я всегда искала бизнес-идеи, которые можно было бы реализовать, и однажды в ленте Facebook проскользнула новость о белорусском благотворительном аукционе встреч «МаеСэнс». Подумала: а что такого плана есть у англичан? Начала искать и поняла: ничего! В Великобритании все помешаны на благотворительности, это развитый рынок — почему бы не попробовать? Связалась с минчанами, создавшими платформу, мы нашли общий язык и с апреля этого года начали работу над английским проектом Kindberries. В октябре мы запустили сайт, а недавно я перевела на счет благотворительной организации первую сумму по результатам аукционов.

От белорусского аналога английский проект сильно отличается. Если в Беларуси самыми популярными «объектами» для встреч являются красивые девушки, то в Англии такое не прокатит никогда. Тут даже заикаться об этом не стоит. Зато очень хорошо идут бизнес-люди. Многие готовы платить за то, чтобы поговорить с успешным человеком, инвестором, услышать его совет. Селебрити нам тоже нужны. Уже есть предположения, кто это может быть.

— Фраза «заработать на благотворительности» звучит странновато, но, кажется, вы вполне можете стать миллионершей, если однажды на аукцион к вам придет Дэвид Бекхэм…

— Пока у меня только расходы. Ищу инвесторов. Но вижу реакцию людей и убеждена, что проект может стать большим, серьезным, знаковым. Стать миллионером в Англии, если дело пойдет? Ничего невозможного!

В Англии, говорит Даша, работает госпрограмма SEIS, которая дает налоговые льготы и другие преимущества инвесторам, вкладывающим в молодые компании. Таким образом власти поощряют развитие мелкого и среднего бизнеса. Вполне возможно, в эту программу она и попробует попасть со своим новым проектом.

* * *

Что дальше? На этот вопрос эмигранты всегда отвечают осторожно: посмотрим. Белорусы в Лондоне — самые осторожные белорусы на Земле. Многие из них ждут британский паспорт, а условия получения паспорта меняются каждый год, становятся жестче. Вот они и не загадывают наперед.

— Что будет дальше? Посмотрим, — улыбается Даша.

— Мне 27 лет, — продолжает она. — У меня есть желание заниматься серьезным бизнесом в этой стране. Но пока, не смейтесь, я считаюсь здесь едва ли не ребенком. Когда начинала в 25, специально прибавляла себе количество лет, чтобы партнеры воспринимали серьезно. В Европе девушка в 25—27 еще бегает по тусовкам и витает в облаках. Это видно по здешней молодежи, да даже по людям в возрасте 30—35 лет. Среди них много мечтателей. Пытаются заняться бизнесом, бросают работу, вкладывают деньги, прогорают. Впрочем, англичан не сравнить с испанцами и итальянцами, у жителей острова хватка есть.

Я понимаю, что мне недостает опыта и знаний. Здесь популярны курсы, вы знаете, наверное: «Поднимите руки, кто хочет стать миллионером!» И в таком духе. Это далеко от меня. Поучиться в нормальном месте стоило бы, но это очень дорого. Пока надо работать.

* * *

Мы выпили наш кофе, прощаемся, чтобы вновь броситься в лондонский ураган красок и звуков, смешаться с людьми, шепчущими на бегу «Sorry!» только потому, что случайно коснулись тебя рукавом. Извиняю я вас, уймитесь!

— Это вообще реально — стать своим на острове, который ментально дистанцирует себя даже от Европы? — задаем Даше вопрос.

— Думаю, у меня получится. Да, не всегда выходит их понять. Русские, белорусы считаются здесь очень грубыми, потому что мы direct — прямые. Мы не будем беседовать о погоде потому, что так принято, а англичан наше нежелание поддержать разговор может оскорбить. Впрочем, ко всему этому быстро привыкаешь. И вот уже на меня в минском метро смотрят как на инопланетянку: когда говоришь кому-то «извините» или улыбаешься встречному потоку просто так. Да, думаю, мне будет очень сложно выжить из себя англичанку…

Британский цикл Onliner.by:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Источник: Николай Козлович. Фото: Влад Борисевич
ОБСУЖДЕНИЕ