Веселый авантюрист. Как работается распределенцу туристического вуза в глуши

 
400
29 октября 2015 в 8:05
Автор: Андрей Рудь. Фото: Глеб Фролов

Денис в университете пять лет учился развивать внутренний белорусский туризм. Агроусадьбы, охота-рыбалка, прочие грибочки-ягодки — это как раз его епархия. Полгода назад, после получения диплома, он поехал отрабатывать положенный срок на край земли. Ну, почти на край — в Хотимский район. Там дальше все равно ничего нет. Приключения не заставили себя ждать (чего Денис, похоже, и добивался). Мы отправились в гости к распределенцу — смотреть, выжил ли. Развил ли туризм.

Каждого сытого горожанина надо периодически выгонять из помещения и обманом либо угрозами заставлять путешествовать по белорусским дорогам. Не по магистралям и не между штатными достопримечательностями, а по простым деревням со смешными названиями. От сих до сих! Пока не «зачекинился» в контрольных избах — никаких премий. Такие рейды ставят мозги на место и уничтожают глупые городские стереотипы (пусть даже порою вместе с носителем). На туристских факультетах, которые нынче входят в моду в разных вузах, стоит ввести правило: представил селфи на фоне коровы — можешь быть допущен к зачету. Это вместо того, чтобы зубрить какие-то бессмысленные даты и фамилии.

23-летний Денис Малышиц отучился в Белорусском государственном технологическом университете как раз на специальности «Туризм и природопользование» (лесохозяйственный факультет). Дело новое, весной дипломы получил только второй выпуск. Ясно, что многое в этом деле надо утрясти, подстроиться под потребности экономики. Тем более интересно, насколько востребованными оказались молодые специалисты? Тому ли их учили? Оторвали ли с руками?

Пока едем к Денису, судорожно, большими глотками восполняем недостаток красок в организме. Чувствуется рука опытного дизайнера: желтые деревья — отдельно, красные — отдельно. Мухи — отдельно.

Хотимский район притаился на самом востоке страны. За ним, как известно, сразу начинается Урал. Население райцентра, говорят, за последние годы уменьшилось почти вдвое. Теперь здесь немного больше шести с половиной тысяч жителей, все друг друга знают. Есть парк с колесом обозрения, ПТУ, дом культуры, несколько церквей и удивительная рюмочная, которая работает с 6 утра до 10 вечера.

Денис — весь в шевронах, дубовых листьях и золотых пуговицах — встречает нас у лесничества. С апреля это место работы выпускника БГТУ. Он теперь помощник лесничего, большой начальник. Иной молодой специалист приуныл бы, попав в такую переделку. Но наш герой не таков. Выглядит довольным.

Каждый знает: красивее формы лесничего только форма железнодорожного кондуктора. Правда, петлиц на воротнике у Дениса нет: дефицит, так и не смог их раздобыть. Звездочки и эмблемы цеплять не на что — вот и ходит Денис слегка не по уставу, но все равно очень важный в форме. Опять же собственный просторный кабинет, правда, без секретарши.

— На условия труда мне жаловаться грех, — Денис проводит беглую экскурсию по конторе; в кабинетах никого: все «в поле». — Вообще-то, при распределении я мог выбирать, где проходить отработку. Например, в каком-то из национальных парков или в другой организации, связанной с природопользованием. Но решил ехать сюда, в Могилевскую область. Интересно было начать с нуля.

Такой авантюризм, несвойственный большинству выпускников, немедленно принес плоды. Денис нашел себе приключения в первый же день по прибытии в Костюковичи (здесь находится лесхоз, головная организация). К слову, впечатления, полученные тогда, послужили толчком для нахального проекта.

— Приехал я 7 апреля в Костюковичи, явился в контору, — похоже, для Дениса это пока один из наиболее ярких эпизодов его недлинной карьеры. — Стали решать, куда меня определить. Проблема ведь в том, что по образованию я специалист по туризму — экологическому, охотничьему и тому подобному. А туризма, как выяснилось, здесь никакого нет и не предвидится. В общем, решили отправить меня в Хотимское лесничество. Сказали ждать машину — отвезут, поселят.

Дальше все пошло не по плану. «Студента» забыли в конторе. Пришедшая утром уборщица была сильно удивлена. За эту ночь и родилось спонтанно первое видео из цикла «Отработка».

О том, понравится ли такая самодеятельность начальству, тогда не думал: был зол. А потом втянулся, стал развивать тему, выкладывая на своем канале новые «репортажи».

Впрочем, это лирика (не лишенная юношеского максимализма). Работа важнее. Денис загибает пальцы, перечисляя свои обязанности:

— Заполнять кучу журналов, проводить инструктажи, замещать лесничего в случае его отсутствия… Конечно, приехав сюда, я ничего этого не знал. Пришлось долго вникать, перечитать порядочную стопку справочников и прочей специальной литературы: о проведении рубок, правила работы вальщиков, нормативы, стандарты и еще куча всего. Мне терпеливо объясняли и не сильно напрягали, понимая, что сложно чего-то ожидать от гуманитария.

Денис продолжает что-то горячо доказывать про нормативы, лесосеки и бензопилы Stihl, но нам уже интереснее заставка на его ноутбуке. Оказывается, помощник лесничего по совместительству еще и прожженный руфер. А также путешественник и любитель фотографии.

— Это я на объекте рядом с Молодечно, высота 305 метров. Не-е-е, в Хотимске «руфить» негде… А так мы много где побывали: и на высоте, и под землей. Кстати, здешнее колесо обозрения видели? Та же модель, что в городе Припять, — некстати уточняет Денис.

Лес — народное богатство, но разбогатеть распределенцу пока не удалось. При этом зарплатой оказался вполне доволен (похоже, единственный в стране):

— Я думал, как молодой специалист, буду миллиона два получать. А по факту вышло в среднем больше четырех! Для меня, холостяка, это неплохо.

Денис Малышиц родом из Дрогичина. В речи постоянно проскакивают сугубо аутентичные обороты вроде «приехал-был в Костюковичи», «выдали-были форму». Дилетанту сложно правильно употреблять такие конструкции, нужна практика.

Во дворике припаркован основной транспорт помощника лесничего — горный «Аист».

— Вообще-то, если бы у меня были права, лесхоз предоставил бы мотоцикл, или на УАЗе ездил бы. А так приобрел отечественный велосипед — первый раз в жизни. И последний.

От покупки почему-то не в восторге. Сетует, что техника скрипит, ломается, слабые колеса, пришлось поменять уже кучу спиц. Видно, не выдерживает железо такого напора энергии.

К слову, велосипеды, которые в Хотимске очень популярны, тут пристегивать не принято: их не воруют. Денис раньше по привычке использовал замок, но потом перестал — за ненадобностью.

— Вот что мне здесь нравится после столицы, так это люди. Они очень простые, открытые. Если с чем-то не согласен, он так и скажет, куда надо идти, — восхищается молодой человек. — Это сильно упрощает общение.

Отправляемся на делянку, где идет санитарная рубка. Летом тут горел торф, корни деревьев уничтожены. Кое-где еще поднимается дымок. Теперь все это надо вырубать.

Пока бредем по корчам, треща ветками и покрываясь аккуратным слоем сажи, самое время поинтересоваться, как организован культурный досуг молодого специалиста.

— А никак. Первые месяца четыре допоздна на работе сидел, — не похоже, что Денис из-за этого сильно страдает. — Просто дома заниматься нечем, а тут интересно, что-то происходит, люди, лес. Утром встал — опять скорей бы на работу… Когда велосипед появился, так стал каждый вечер километров по 60 наматывать — такая вот культурная программа.

Поодаль периодически падают березы: работает команда вальщиков. Покачивая пилами, они смотрят на начальника с улыбкой и пониманием. Сами кого хочешь проинструктируют, в советчиках вряд ли нуждаются.

Жилищный вопрос — один из главных для любого молодого специалиста. В Хотимске с этим делом все непросто, надо учитывать местную специфику. Дениса сначала определили в общежитие местного ПТУ. Про это жилье он вспоминает с содроганием:

— Я человек выносливый, не избалованный, видел всякое. Но там жесть даже по моим меркам. Что касается съемного жилья, то тут есть особенность: люди просто не сдадут его тому, кого не знают, даже за деньги. Но мне в конце концов повезло, предложили целый дом за 200 тыс. рублей в месяц (притом что за холодную и страшную комнату в общаге брали 700 тыс.). Я еще не поверил, переспросил: может, 200 долларов? Нет, тысяч — лишь бы кто-то жил. Сколько комнат? Ой, даже не считал… Штук шесть…

Водопровод тут, правда, только с холодной водой, зато есть баня, дворик с турником и настоящая печка, топить которую гораздо интересней, чем включать газовое отопление.

Из кирпичей и 20-литровых емкостей с водой Денис соорудил себе тренажерный зал. Говорит, что надо же готовиться к армии.

В доме, похоже, когда-то играли свадьбу. Так и остались радостные надписи. Денис и не убирает: во-первых, это красиво. Правда, с личной жизнью у него в Хотимске, как и с экотуризмом — не обнаружено. На наши вопросы отмахивается: нет, мол, достойных девушек. Специалист по туризму старается не обрастать бытом, вещами, отношениями:

— Все мое имущество, кроме велосипеда, поместится в рюкзак.

— Вообще, я доволен, что сюда попал. Это очень хороший опыт, много новой информации, познакомился с хорошими людьми. Но, конечно, за полгода невозможно научиться всему.

Все хорошее когда-нибудь заканчивается. Скоро у Дениса начнется новое хорошее: его призвали в армию. Определили в мобильные силы, уже в ноябре отправка в часть. И опять он относится к происходящему как к интересному приключению.

— Я сам служить хочу! Вот качаюсь, тренируюсь, — хоть ты патриотический плакат с человека рисуй.

С воодушевлением рассуждает, что «хотел-был» прыгать с парашютом за деньги в Брянской области. Но вот ведь повезло: в армии бесплатно дадут!

А после службы Денис намерен вернуться в Хотимск, чтобы доработать оставшиеся полгода.

Вам будет интересно:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Андрей Рудь. Фото: Глеб Фролов
ОБСУЖДЕНИЕ