Не такая как все. Тату-модель танцует со змеями и знает, как сделать людей лучше

 
1046
12 октября 2015 в 8:03
Автор: Александр Чернухо. Фото: Максим Тарналицкий; Артем Ищенко; Ника Литвинова; Татьяна Менская

Саше 21 год. Она делает татуировки, танцует со змеями и работает моделью. У девушки 16 тату, а ее лицо и тело покрыто пирсингом. «Однажды я сняла все, посмотрела в зеркало и не узнала себя. Просто я всегда старалась, чтобы мой внешний вид соответствовал внутреннему миру», — говорит девушка, взявшая псевдоним Медуза. Саша уверена, что людям нужно помогать, показывать им пример, и у юной модели это получается. Монолог «не такой как все» минчанки — в материале Onliner.by.

* * *

Я занимаюсь татуировкой четыре года. Еще в детстве поняла, что хочу этого, и рисовала сколько себя помню. Первый пирсинг сделала в 13 лет — над губой. Он называется «Медуза» — отсюда и мой псевдоним. Родители отреагировали спокойно: они не намного старше меня и воспитывали во мне самостоятельность, так что я всегда делала то, что мне нравилось, а они либо с одобрением относились к моим поступкам, либо аргументировали, почему недовольны ими. Больше всего им не понравились мои «тоннели» в ушах: папа с мамой посчитали, что это слишком радикально, они увидели меня с еще не зажившими ушами, большими и красными, как у Чебурашки.

Школа? Одноклассники с любопытством относились ко всему, что я делала. Задавали много вопросов, интересовались. А с учителями у меня всегда было много разногласий, потому что я не любила авторитарную систему отношений. Я готова слушать человека, если он говорит правильные, на мой взгляд, вещи. Но на советы вроде «Нет, не делай этого, ты потом не сможешь найти работу» я не реагировала. Для меня все это звучало глупо, ведь я знала, что мой путь будет совершенно другим.

Потом я начала заниматься татуировкой. Училась этому сама, много общалась с тату-мастерами: приходила к ним, садилась и задавала тысячу глупых вопросов. Первая татуировка у меня появилась в 16 лет, мне ее посоветовал сделать мастер, с которым я общалась. Он сказал: «Как это? Ты хочешь делать татуировки, но у тебя их нет? Как ты можешь заниматься тем, о чем знаешь только понаслышке?» Тогда он рисовал лотосы, они его вдохновляли. И я подумала: а почему бы и нет? Спустя некоторое время я договорилась с подругой и сделала ей свое первое тату — маленький грибочек за ухом. Ей очень понравилось.

Вообще, самые необычные рисунки я делала своим друзьям бесплатно. У одного из них появилась ультрафиолетовая татуировка — звезда и пентаграмма на ребрах, соединенные жирными линиями через весь торс с остальными татуировками, в том числе дисперсией. Она не видна при обычном освещении и проявляется только в ночных клубах, барах, солярии. Я считаю, что это оригинально и необычно, чего не скажешь про любимые девочками розочки, надписи на латыни или «сделайте мне, как у Виктории Бекхэм». За такие заказы я стараюсь не браться или нарочно завышаю ценник.

* * *

Я модель и участвую во многих перфомансах. Однажды брат моего отца открыл ваш сайт и увидел, как я вишу на крючьях, загнанных под кожу. У родителей, конечно, был шок. А я почти не почувствовала боли: это же сильнейший выброс адреналина, от которого чувства притупляются. Главное, не пытайтесь повторить это самостоятельно.

Это был необычный опыт. Я вообще люблю необычные вещи, но, к сожалению, в Беларуси их встретишь нечасто. Даже для моего проекта Snake Show Girl заказов в Минске практически нет. Да, я танцую со змеями. Мечтала об этом с тех пор, как впервые увидела свой любимый фильм «От заката до рассвета», в котором Сальма Хайек исполнила красивый танец с огромным пресмыкающимся.

Первая змея появилась у меня три года назад. Я взяла ее с собой в Таиланд, и там мы как-то случайно начали работать на яхтах. Я участвовала в местном конкурсе красоты, меня запомнили благодаря номеру со змеей и пригласили поработать. Прекрасный вариант: тебе платят отличные деньги, ты работаешь час, а в остальное время фотографируешься с гостями.

Сейчас у меня живет маисовый полоз, до этого было два питона. Последний остался в Таиланде, так как увезти змею туда просто, а на обратной дороге у меня могли быть серьезные проблемы: из Таиланда нельзя вывозить экзотических животных. Даже если ты привез питона с собой, потом просто не докажешь, что это твоя змея: документы на русском языке там никто читать не будет.

* * *

В Минске, как мне кажется, нет ценителей таких перфомансов. Здесь проводится мало масштабных тематических мероприятий, на которых мое выступление было бы уместным и интересным. Люди не заморачиваются на чем-то изысканном и необычном, им просто нужно, чтобы кто-то танцевал раздетый.

Вот татуировка здесь сегодня воспринимается вполне нормально: в ночных заведениях, общественных местах, торговых центрах никто на тебя не оборачивается, для всех это норма. Но если ты отправишься, например, в Курасовщину и зайдешь в магазин… Я иногда чувствую себя как животное в зоопарке. У нас такой менталитет: каждый считает, что нужно высказать свое мнение, даже если его не спрашивают. К счастью, открытых конфликтов не было, но случалось, что незнакомые люди в магазине пытались потрогать татуировки, задавали какие-то глупые вопросы вроде «Где масть наколола?».

На улице я стараюсь не выделяться. Гуляю в наушниках, много хожу пешком, чтобы не привлекать к себе внимания в общественном транспорте. Когда я хожу без наушников, со мной часто пытаются познакомиться на улице. Конечно, мне льстит внимание, но попадаются и очень назойливые люди. Хотя со мной легко найти общий язык: если дружелюбно подойти и разговаривать искренне, никаких проблем не будет. Но если я чувствую какой-то негатив или непонимание, то ничего не доказываю и просто молча ухожу.

Это стиль жизни. Я пыталась изменить свой внешний вид и стать «такой как все». Мне навязывали идею, что пирсинг — это детство, в это просто нужно наиграться. Я сняла с себя все перед Новым годом и потом неделю не могла смотреть в зеркало: я видела там не себя. Ведь изначально я меняла внешность для того, чтобы мой внутренний мир отражался снаружи — так мне легче и спокойнее. Я не люблю маски, когда ты внутри один, а делаешь вид, что абсолютно другой. В общем, спустя неделю я надела все обратно, потому что не смогла принять себя «видоизмененной».

Чтобы жить, чтобы не стареть, нужно делать то, что тебе нравится. Если ты делаешь то, что тебе не близко, то быстро запутаешься, станешь раздражительным. Я считаю плохие эмоции очень вредной привычкой и стараюсь исключать все то, что вызывает негатив. А еще я давно поняла: чтобы добиться успеха и получать то, что хочешь, нужно делать любимое дело не для себя, а для кого-то. В первую очередь — для блага людей: вдохновлять их на что-то интересное, заставлять раскрываться. Людям нужно показывать пример, и у меня это получается.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Александр Чернухо. Фото: Максим Тарналицкий; Артем Ищенко; Ника Литвинова; Татьяна Менская
ОБСУЖДЕНИЕ