«В Беларуси слишком мало других возможностей заработать». Инженер, выигравший в покер $437 тыcяч, рассказывает про налоги и способы эффективного блефа

 
266
04 августа 2015 в 8:00
Автор: Александр Чернухо. Фото: Владислав Борисевич

Если опытному игроку в покер во время крупного турнира сказать, что с ним за столом будет сидеть белорус, вероятнее всего, он сильно взволнуется: какое-то время наша страна занимала первую строчку в мире по чистой прибыли от покера. Правда, виду противник белоруса не подаст и превратится в камень, чтобы его не дай бог не раскусили. В каждом престижном турнире участвуют топовые белорусские игроки. Один из них — 38-летний инженер Василий Фирсов, который стал первым нашим соотечественником, получившим на американской серии WSOP золотой браслет. Но сам игрок скромно улыбается и говорит: «Вы, наверное, думаете, что я выиграл какие-то сумасшедшие деньги. На самом деле нет. Все намного скромнее, чем думают обыватели».

Василий родился в Новолукомле и рос в Жодино — простой парень из глубинки, как говорят про таких. Учился в обычной школе, любил математику, много читал, когда пришло время поступать, сразу выбрал радиотехнический институт. В общем, история типичная и даже предсказуемая. Все указывало на то, что парень-технарь благополучно окончит вуз и будет работать по специальности — инженером телекоммуникаций. И поначалу все так и было.

— Сначала я чинил банкоматы, потом устроился в МТС, — говорит Василий. — Зарплата? В 2004 году при средней зарплате в $300 я получал $350. И параллельно играл в компьютерные игры. Еще студентом я увлекся киберспортом: играл в Starcraft и Heroes III, организовывал чемпионаты. Из четырнадцати проведенных выиграл десять. Тогда, конечно, было немного другое время: клич пускал по общажной сети из сотни компьютеров, договаривались с владельцами компьютерных клубов, они делали нам скидки, а мы им обеспечивали «оптовую» явку в заведение и занимали клуб на четыре-пять дней. В общем, постепенно стал этим зарабатывать. Были люди, которые предлагали мне сыграть в «Героев» на деньги: ставили $10—20, а зарплата на те, студенческие еще, времена была не больше сотни. Пять раз за месяц выигрывать у меня получалось всегда. Когда женился, супруга отпускала меня играть как на заработок — считалось, что это моя вторая работа. Но в «Героях» был один минус: можно очень долго прождать, пока противник сделает ход. И я, чтобы убить время, начал играть в покер.

Приходилось все совмещать: работу с частыми командировками и сверхурочной нагрузкой, киберспорт и новое увлечение — покер. Василий мог освободиться после основной работы в шесть вечера, через полчаса сесть играть и просидеть до четырех утра. В семь часов начинался новый рабочий день, и так продолжалось неделями.

— Нагрузка была дикая: мы проводили за рулем больше времени, чем водители из соседнего отдела. Бывало, что сам едешь в Гомель (а это уже поездка на весь день), а там еще и работаешь несколько часов. А покер… Сначала с выигрышем было туго. Это вообще моя беда: за что ни берусь, поначалу страшно не везет. Вроде и разбираешься неплохо, а все равно выигрывать не получается. Думал: «Как так? Знаю больше всех, а выиграть не могу! Наверное, что-то не так делаю». Долго анализировал, пытался понять, почему так происходит, и в итоге дело потихоньку пошло. Жена не ругалась: я ведь не выносил из дома вещи, не проигрывал все подчистую. Что-то оставалось после выигрышей в «Герои», и вот эти свободные деньги я заносил туда. Конечно, бывали и моменты, когда приходилось перехватывать до зарплаты. Но потом ежемесячно стал зарабатывать больше, чем на основной работе, и понял: пора увольняться.

Покер, конечно, нельзя назвать стабильным заработком. Были ситуации, когда у меня на счету был полный ноль, я оставался в игре только благодаря заработанному к тому времени авторитету: люди в меня вкладывали деньги, и я играл на чужие, так что мне шел только небольшой процент от выигрыша. Так вообще делают многие: далеко не каждый сможет участвовать в большом турнире, рассчитывая только на собственные силы.

Например, в Париже я выиграл $400 тыс. и из них получил только $80 тыс. А любители думают: вот как классно, такие деньги человек выиграл. Я шесть лет «грузил» на WSOP по $80 тыс., а в этом году — около $100 тыс. Представьте, какая сумма набегает. Понятное дело, когда не имеешь большого запаса, самому играть на такие суммы очень тяжело. Поэтому на больших турнирах моя доля в этих деньгах маленькая. На WSOP ситуация с выигрышем вообще сложная: в США государство забирает себе 30% от выигрыша, а моих денег в доле было меньше 50%. В общем, если опустить все нюансы и хитросплетения, то у меня осталось $100 тыс. Кажется, что это большая сумма. Но я, например, скоро поеду в Барселону и, если буду играть только на свои деньги, выложу $30 тыс. А вероятность попасть хотя бы в минимальный выигрыш очень мала: по сути, все игроки, которые катаются по живым турнирам, участвуют в лотерее. По этой причине многие игроки, в том числе и я, продают от 30 до 70% своей доли в игре.

* * *

Бизнес — это отдельная тема для разговора с Василием. Себя он пока видит только в качестве игрока и говорит, что среди его «коллег» слишком мало удачных примеров, когда человек превратился из покериста в бизнесмена.

— Есть куча примеров, когда бизнесмены становились хорошими игроками в покер. Но наоборот… Игрок азартен и привык рисковать капиталом. А в бизнесе другая особенность — здесь куча форс-мажоров: тебя могут кинуть партнеры, ты можешь нарваться на какой-то чиновничий беспредел. В Беларуси с этим еще нормально, а вот российские ребята сталкиваются с суровой реальностью: ты считаешь, что два плюс два четыре, а тебе говорят: нет, пять! Я рассматриваю вариант с бизнесом, но только если получится выиграть свои $500 тыс. и вложить их, к примеру, в недвижимость или положить в банк. В Беларуси, наверное, это вообще лучший бизнес: держать в банке деньги и просто чуть-чуть ориентироваться, когда будет очередной скачок. На Западе говоришь, что у нас в банке 30% годовых, и они не верят: там 2% за счастье. Спрашивают: «У вас там что, война?»

Василий говорит, что во многом покер — это счастливый случай, как, например, на турнире WSOP. Но какова здесь доля везения, а сколько зависит от самого игрока, сказать сложно. Так же сложно, как гуманитарию разобраться со всеми процентными соотношениями, теорией вероятности и прочими базовыми нюансами игры.

— Представьте, что у вас кривая монетка. Кривая настолько, что орел выпадает в 48% случаев, а решка — в 52%. И вы, владея этой информацией, все время будете ставить на решку. Как вы думаете, сколько нужно бросков, чтобы с вероятностью в 95% точно быть впереди? Сколько раз за сто бросков вы проиграете? Сложно, да? Так и в покере. Удача — это основное. Ты, конечно, должен хорошо играть, потому что чем больше у тебя преимущество, тем меньше можно надеяться на случай: тебе уже не нужно будет делать сто бросков, чтобы реализовать свое превосходство.

А теперь представьте, что у вас есть такая монетка. Вы, зная о ее достоинствах, пойдете на работу или будете пользоваться своим преимуществом? Нужно просто выбрать размер ставки так, чтобы шанс остаться без денег практически отсутствовал. Он, конечно, все равно есть: чтобы играть турнир за $3 тыс., нужно при себе иметь миллион, чтобы даже при самом худшем развитии событий не потерять все деньги. Но можно свести его к абсолютному минимуму. А для этого нужно оттачивать навыки.

Конечно, не все так, как показывают в голливудских фильмах: блеф, условные сигналы… Понятно, бывает, ты видишь, что человек блефует. А бывают и смешные ситуации, особенно с американцами. Они сидят у себя в деревушке и при игре делают одни и те же ложные движения. Кто-то изображает силу, когда карта слабая: хватается за фишки, как бы угрожая, а про себя думает: «Только не ставь, только не ставь!» Они действуют так раз за разом, а ты уже начинаешь этим пользоваться. С профессионалами лучше играть в камень — делать лицо, которое не выражает вообще никаких эмоций. Просто сидишь и смотришь в одну точку. Конечно, можно иногда путать оппонента. На дешевых банках я могу показать ему, что блефую, а на дорогих сделаю все с точностью до наоборот. У меня был такой случай в Праге. Когда у моего соперника после игры брали интервью, он посыпа́л голову пеплом: «Что тут говорить? Я идиот!»

* * *

Трудовая книжка Василия сейчас лежит дома, хотя тунеядцем он себя не считает. А когда речь заходит о переезде в другую страну — с более благоприятными налоговыми условиями, — Фирсов отрицательно качает головой.

— Может, все-таки заведу небольшой бизнес. Просто, откровенно говоря, до последнего момента на это не было денег. Вот и буду платить налог. Так же, как и с той части выигрыша, которую выведу в Беларуси для личного пользования. Да и все мои знакомые, которые входят в топ-10 в Беларуси, платят налоги. Это нормальный патриотизм: все равно же эти деньги идут на что-то хорошее, хочется верить.

А переезд… В США я бы не поехал точно. Там запрещены игры в интернете: доступ закрыли, когда посчитали, что американцы проигрывают в онлайне миллиард долларов в год. Решили таким образом оставить деньги в стране. Есть смысл ехать за покером в Англию, где на него нет налога. Но жить там слишком дорого.

В конце беседы Василий рассказывает о смешных американцах, у которых покер даже популярнее, чем у нас дурак. Говорит, что на турнирах сплошь пенсионеры, которые просто берут из заначки $10 тыс. и приезжают поиграть в свое удовольствие. Проиграл? Ничего страшного — попробуешь в другой раз. Белорусы не такие, они едут побеждать: среди участников крупных турниров из Беларуси 90% — профессионалы. Почему? «Видимо, у нас слишком мало других возможностей заработать», — разводит руками Василий.

P. S. Напоминаем: азартные игры нередко приводят к зависимости! История в тему: Анатомия азарта. Минчанин проигрывал на автоматах и в покер тысячи долларов, но сумел остановиться

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Александр Чернухо. Фото: Владислав Борисевич
ОБСУЖДЕНИЕ