Путь донора. Репортаж о том, зачем белорусы сдают кровь

 
20 мая 2015 в 13:00
Источник: Дарья Спевак. Фото: Алексей Матюшков

В Беларуси в прошлом году зафиксировано более 85 тыс. доноров. Это равносильно тому, что каждый житель Полоцка хотя бы раз сдал кровь или ее компоненты. «Из них 17 тыс. человек — это безвозмездные доноры», — говорит доктор медицинских наук, профессор директор Республиканского научно-практического центра трансфузиологии и медицинских биотехнологий Геннадий Хулуп. Представляем фоторепортаж из центра забора крови, куда мы отправились вместе с минчанкой Ингой.

Стать донором в нашей стране может любой здоровый человек. К донации допустят людей от 18 до 60 лет, которые весят не менее 55 килограммов и серьезно не болеют

Весь «путь донора» мы прошли вместе с Ингой, которая сдает кровь вторично:

— Первый раз я сдавала безвозмездно — только компенсация 147 тыс., и об этом мне напоминали на каждом этапе. Очень красиво звучит звание «почетный донор», все-таки хочется его получить! [В настоящее время этим знаком отличия награждено 5442 человека. — Прим. Onliner.by.] Здоровье есть, почему бы не сдать кровь? Ты и людям поможешь, и себе — потратишь денежки на что-то нужное.

До прихода в РНПЦ трансфузиологии и медицинских биотехнологий — главный столичный пункт забора крови — Инга подготовила паспорт, выписку из медицинской карточки, где указаны все перенесенные заболевания, травмы и операции, осмотр у гинеколога и флюорография грудной клетки.

— Я мама двоих детей, младшему ребенку полтора года, проблем со справками не возникло, все равно же раз в полгода по врачам хожу. Недавно прошла флюорографию — на детский бассейн записывались с дочкой — это заняло больше времени! — рассказывает женщина.

Справки собраны, паспорт при себе — направляемся в регистратуру. Сотрудники Центра внимательно рассматривают документы, убеждаются, что пришла именно Инга. Здесь ее проверяют по базе данных: выдержан ли срок в 60 дней от предыдущей сдачи крови.

— Также мы смотрим, не сдавал ли человек кровь в столичных и районных организациях ее переливания — немало хитрецов, пытающихся получить компенсацию сразу в нескольких местах: по адресу прописки и проживания, например, — рассказывает Татьяна Клестова, заместитель директора по трансфузиологии, врач-трансфузиолог первой квалификационной категории.

У нашей героини все в порядке — направляемся в клиническую лабораторию, где у девушки берут кровь из пальца — от результата этого анализа зависит, сможет ли она в этот день быть донором. Здесь у Инги тоже все в норме.

Следующий этап — прием у терапевта, который проводит медосмотр: донора взвешивают, смотрят кожные покровы, слизистые, измеряют давление, температуру и пульс.

— Прослушиваем сердце, легкие, делаем пальпацию брюшной полости. Обязательно проверяем вены — если есть следы уколов, мы опять же требуем документы, подтверждающие их, — может, человек сдавал биохимический анализ крови или что-то еще. Если таких документов нет, донора отстраняем сразу же, потому что неизвестны причины уколов. И так перед каждой донацией, — объясняет Татьяна Клестова.

Перед тщательным медосмотром Инге дают специальную «Карту-анкету донора», где она должна ответить на массу вопросов: были ли контакты с ВИЧ-инфицированными и другими больными, чем болел, были ли травмы, какие лекарства принимал, выезжал ли за границу и так далее. Особое внимание — к татуировкам: нужны документы о том, что они сделаны минимум за год до сдачи крови.

— Если человек не приносит документов, мы ставим его на учет и ждем год — ведь за этот период может проявиться ВИЧ или гепатит, — поясняют в Центре.

— Часто приходят миниатюрные девушки, становятся на весы — ровно 55. Говорим, что нельзя с таким весом сдавать кровь! Они возмущаются, мол, на весах же 55! Мы объясняем, что нужен чистый вес! Одежда — это уже минус 2—3 кг, — рассказывает Татьяна Клестова.

— А почему именно 55? — спрашиваем.

— Мы берем 450 мл крови у донора, чтобы не навредить его здоровью. Если вес ниже 55 кг и человек постоянно сдает кровь, это может привести к анемии. А мы не должны этого допустить. Это по стандартам. В Сербии, например, можно сдавать кровь, если ты весишь 50 кг, но доза крови будет меньше — 300 мл. Мы такие дозы не заготавливаем, потому что до 2007 года в Беларуси переливали саму кровь, а после — только компоненты. Если брать 300 мл, получается, что компоненты мы получаем в недостаточном объеме. И пациенту в таком случае нужно переливать их не от одного донора, а от двух. Чем больше доноров — тем больше риск побочных эффектов. Поэтому берется стандартная доза в 450 мл.

После терапевта нужно подкрепиться. Доноры завтракают в буфете и смотрят «Модный приговор». Здесь Инге выдают чай, сахар, печенье и гематоген — раньше вместо последнего давали шоколад.

Пока женщина рачительно разбирается с пайком, Татьяна Клестова рассказывает, для чего он и почему выдаются именно эти продукты:

— Есть у нас очень ответственные доноры, которые сразу начинают кушать весь завтрак. Мы говорим: «Братцы! Не надо все кушать! Гематоген нужно принимать после сдачи крови!» Порция дается для того, чтобы восстановить энергетические запасы. 2% от прожиточного минимума обязательно выдается на питание донора до сдачи крови [на данный момент завтрак оценивается в 29 тыс. — Прим. Onliner.by]. После донации мы даем еще 10% денежной компенсации — это сейчас 147 тыс. Раньше мы заключали договоры со столовыми, чтобы доноры обедали после сдачи крови, но сейчас у них есть право выбора — либо идти на обед, либо получить деньги. Конечно, в основном все просят последнее.

По словам специалиста, гематоген обладает свойством вызывать примесь жира в крови, есть его нужно после донации, чтобы не ухудшить качество плазмы. Инга предусмотрительно отдает этот продукт нашему фотографу.

Далее мы идем в зал доноров, где Инга будет сдавать кровь. В обязательном порядке надеваем бахилы, в специальные шкафчики кладем вещи. Из зала льется спокойная и легкая музыка.

Освободилось донорское кресло — заходим в зал. У Инги с порога спрашивают группу крови, приглашают сесть.

— Не волнуйтесь, это не больно, — говорит медсестра.

На плечо Инге накладывают резиновый жгут-шпагат, кожу дезинфицируют и прокалывают вену. Инге нужно периодически сжимать и разжимать кулак. Занимает это 10—12 минут. После процедуры женщине накладывают повязку. Теперь ей нужно отдохнуть полчаса.

— Вида крови не боитесь?

— Нет. Я не боюсь ничего. Только, наверное, смерти [смеется].

К 2020 году донорство в Беларуси планируют сделать полностью безвозмездным. Пока Инга отдыхает, спрашиваем, будет ли она тогда сдавать кровь постоянно?

— Постоянно — нет. Два раза в год можно. Но говорят, что так 40% к пенсии прибавляют. Вот сдаешь, например, раз в год за деньги, но и безвозмездно можно сдать раз — никто не спорит. Но здоровье ведь свое портишь, а кто его компенсирует? Я здорова, у меня ничего не болит. Сдаю кровь, чтобы помочь и другим, и себе. Но если сдача крови станет совсем бесплатной, доноров станет меньше. Если только в ходе этого не будут предлагать другие плюсы: какие-то скидки, что-то еще интересное. Но если совсем даром — нет. Тогда людям будет неинтересно сдавать. У нас очень мало здоровых людей. Вы же видели, какая подробная анкета?!

— Как вы себя чувствуете?

— Отлично! И в первый раз сдавала — все было хорошо!

Время истекло, Инга собирается. Но повязку нельзя снимать еще минимум два часа.

— Фиксирующая повязка обязательна, — поясняет Татьяна Клестова, — особенно летом многие просятся: «А давайте пластырь!» Нет, именно повязка, чтобы избежать гематом. Что делают доноры? На выходе снимают повязку, особенно летом, мол, ай, свернулась кровь — нормально. А назавтра приходят с обширными гематомами плеча и предплечья и говорят: «Посмотрите, что вы нам сделали!» Спрашиваем, когда сняли повязку. «Ну-у, вот как только от вас вышел». Тогда фиксируем в карточке нарушение функции донора и направляем к хирургу на лечение. Хорошо, что такие ситуации редки.

Уходим, снимаем бахилы, забираем вещи. Пока идем к кассе, спрашиваем у Инги, знают ли друзья и знакомые, что она донор:

— Нет, я не всем говорю. Большинство считает, что это нехорошо. Мол, ты сдаешь кровь? У тебя что, денег нет? И все в этом духе. Не все реагируют адекватно. Многие думают, что это так легко. Думают, что идешь, только когда в кошельке пусто. А ты пройди все это, а ты сдай, да еще и здоровым останься. А потом еще и восстановись, чтобы опять сдавать!

Тем не менее, в РНПЦ трансфузиологии и медицинских биотехнологий рассказывают, что сейчас гораздо больше желающих сдать кровь платно, чем безвозмездно:

— Деньги сейчас всем нужны. В результате служба крови тратит деньги на выплаты донорам, а не на то, чтобы купить дорогостоящее оборудование, контейнеры для заготовки крови. Однако не каждый возмездный донор может сдать кровь. Мы не работаем на склад. Все больничные организации делают нам заявки каждый вечер на следующий за ним день: вот у нас завтра проводятся такие и такие операции, нам нужны определенные группы крови. Утром наш водитель в специальных контейнерах развозит необходимую кровь. Бывает, что организации приезжают сами, когда операции очень срочные и накануне заявки подать просто не успели.

К слову, для безвозмездных доноров с этого года один выходной день оплачивает наниматель, а второй — сотрудник берет за свой счет [раньше оба дня оплачивала служба крови, но 8 января в законодательство о донорстве внесены изменения — прим. Onliner.by]. Таким образом, деньги остаются в Министерстве здравоохранения — тогда мы начнем закупать больше того, что нам необходимо. Для безвозмездных доноров Центр проводит поощрительные акции. Сейчас мы даем им скидочную карту на 60 дней: в определенных кафетериях донор может бесплатно выпить кофе или стакан свежевыжатого сока, турфирмы дают 15%-ные скидки. Люди добровольно пришли сдать, и мы хотим их как-то поощрить. Ведь вы видели, какие компенсации — до 1,5 млн! И конечно, чтобы выразить благодарность людям, пытаемся организовать разные бонусы: дарим маечки, блокноты с ручками, календарики. Раз в два месяца дается билет на концерт. Повторно сдашь — еще что-то. Студенты уже загорелись, для них это особенно приятно. Рабочие и служащие тоже довольны — почему бы не воспользоваться приятными бонусами?

Последний этап на «пути донора» — это касса. За сдачу крови Инге заплатили 664 тысяч.

— Чтобы восстановиться после того, как сдал кровь, нужно около месяца, — считает Инга, — «высасывают» все витамины, на здоровье это сильно сказывается. Вот почему дают деньги, чтобы какое-то выздоровление происходило — витаминок попить, что-то еще.

Спрашиваем у специалиста, действительно ли быть донором — это так опасно:

— Люди так думают из-за недостатка информации. Мы донорам объясняем: у нас есть сведения по кардиологическим заболеваниям: у человека, сдающего кровь, в пять раз уменьшается риск заболеть ишемической болезнью сердца. Доноры очень устойчивы к потерям крови, особенно когда попадают в ДТП, потому что они к этим кровопотерям уже привыкают.

По направлению к выходу из Центра красуется Доска почета доноров, где в основном размещены фотографии мужчин, сдавших кровь и ее компоненты более 600 раз. Есть даже семейные династии безвозмездных кроводателей.

— Сдавать кровь — это почти как спортом заниматься: нужно держать диету, не пить за 2 дня до донации и так далее. Хоть что-то есть у нас, чтобы можно было следить за своим здоровьем. Не было бы этого, пошел бы он бегать? Вряд ли. Пошел бы заниматься, тяжести поднимать? Нет. А здесь есть хоть какой-то оздоровительный смысл, — делится мнением Инга.

К слову, в Беларуси есть такие люди, которые сдают кровь в течение 20—30 лет — у них зарегистрировано более сотни донаций. Например, один человек сдал кровь 175 раз (донор с 1979 года и по настоящее время) — это более 66 литров крови.

На этой ноте расстаемся с Ингой, а сами отправляемся в отделение хранения и распределения продуктов крови. Здесь входим в буквальном смысле в холодильную камеру, в которой четко и рационально распределены различные упаковки — в специальных контейнерах хранятся компоненты крови и лекарства, производимые из них.

— На выходные запасаемся тромбоцитами! — проводит «экскурсию» Татьяна Клестова. — Особенно часто приходят заказы из роддомов — почему-то все хотят рожать в выходные [улыбается]!

Но кровь запасается не только для беременных. По данным ВОЗ, в высокоразвитых странах переливание проводят в основном как поддерживающую терапию для проведения сердечно-сосудистых хирургических операций, при трансплантации, в случае тяжелых травм и злокачественных опухолей. В развивающихся странах переливание чаще всего проводится в случае осложнений, связанных с малярией у детей, осложненной тяжелой анемией, и травматических повреждений.

Перед нашим уходом в Центр приехала команда «Литвины» (американский футбол), чтобы в рамках акции «Крывічы» безвозмездно сдать кровь.

Справка

Согласно статистике, в нашей стране среди доноров крови преобладают мужчины (60—62%). Люди рабочих профессий составляют примерно 60—63% от общего количества доноров, служащие — 21—27%, студентов больше среди доноров крови, чем среди доноров компонентов крови (примерно 13 и 7% соответственно).

В РНПЦ трансфузиологии и медицинских биотехнологий самый большой наплыв доноров — с сентября по май. Сотрудники Центра стараются заготовить как можно больше компонентов к Новому году и другим праздникам из-за повышенного травматизма.

По рекомендациям ВОЗ, для полного самообеспечения страны кровью необходимо заготавливать не менее 20 л крови/1000 жителей. В Беларуси в прошлом году заготовлено почти 212 тыс. литров (22,6 л/1000 человек).

Подробный список противопоказаний и требований к будущим донорам, а также ответы на часто задаваемые вопросы можно прочитать на сайте yadonor.by.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. vv@onliner.by

Источник: Дарья Спевак. Фото: Алексей Матюшков
Без комментариев