Польская девальвация против белорусской: сравниваем цены на продукты и говорим о том, как соседи переживают кризис

 
696
11 марта 2015 в 8:00
Источник: Николай Козлович

Две страны-соседки связаны общей историей, границей и маяком шопинга — Белостоком. В 1990-х годах поляки приезжали в Беларусь за железными ведрами и шерстяными штанами, в 2000-х процесс получил обратный ход — уже мы вывозим через Кузницу и Бобровники туалетную бумагу и телевизоры. Формально наша «похожесть» отражается и в экономике. Белорусский рубль рухнул, но девальвируется и польский злотый. О том, ощущается ли кризис в Белостоке и окрестностях, наш сегодняшний материал.

Суббота, раннее утро, Atrium Biala. Парковка забита машинами с белорусскими номерами. В магазинах слышна родная речь. Все как обычно, а тут еще цифры на табло обменника оптимистично подмигивают: 3,74 злотого за доллар.

— Насколько просел злотый за год? — спрашиваем у ведущего специалиста-менеджера польского сайта polsha24.com Ольги Сачивичик.

— Поляки особо не следят за американской валютой. Это у вас люди сразу задают вопрос: «А что там доллар?» Моя подруга в Минске, когда в Беларуси пропала валюта, только об этом и говорила. Начиная с раннего утра и до позднего вечера. У нас все немного по-другому.

Но я за курсом слежу. Хорошо помню: 2 апреля прошлого года, перед Пасхой, покупала доллары по 3,08 злотого. В прошлую пятницу (6 марта) было 3,67. А сейчас уже за 3,79 продают. У девальвации комплекс причин, всех я не назову. Но главные перечислить можно. Во-первых, санкции, которые ввела Россия. Во-вторых, пик по выплате внешнего долга. Из казны пришлось вынуть значительные средства, а деньги в Польше, в отличие от Беларуси, не печатают.

— Можно сказать, что в Польше кризис?

— Я бы сказала так: ситуация на данный момент не из лучших. Товарооборот падает, особенно внутри страны. На 30—35% он уже упал. Люди отказываются от туристических планов, путевок продано очень мало. Поляки не знают, чего ждать дальше, какие будут цены на газ в связи с последними украинскими событиями. Не знают, что будет с коммунальными платежами после окончания отопительного сезона. А раз есть неуверенность, то люди предпочитают не тратить деньги, а откладывать их про запас. В банках говорят, что сейчас открывается очень много вкладов. Но на рынке этих денег нет.

Большие проблемы были у тех, кто брал кредиты в швейцарских франках и теперь выплачивает проценты. У нас это назвали «черным четвергом» — когда курс франка, который равнялся 3,80 злотого, поднялся до 5,20. Да, банкиры пошли навстречу гражданам, взяли часть оплат по кредитам на себя, но все равно потери оказались большими.

Есть неясность с ценами на бензин. Был период (три месяца), когда цены упали на 80 грошей. Но после 10 февраля все снова пошло вверх.

Хватает проблем и в сельском хозяйстве. В Подляском воеводстве и под Катовице в больших ангарах гниют яблоки, морковка, капуста, которые не пошли на Россию из-за санкций. Фермеры все еще ждут от правительства активных шагов, надеются на рекомпенсацию потерь — хотя бы в пределах 50%. Они взяли кредиты, обновили технику, а продать урожай не смогли…

— Тем не менее наши экономисты всегда ставят Польшу в пример. Мол, экономика дедолларизирована, инфляция практически нулевая, а значит, шока от девальвации нет.

— Наверное, цены у нас растут не так быстро, как у вас, но инфляция все же есть. За последние четыре месяца, к примеру, на 12% выросли цены на молоко, яйца, муку, сахар.

— Какая сейчас в Польше средняя зарплата?

— У бюджетников — 2200 злотых «чистыми» (около $600), в частных фирмах — 4000—4800 ($1100—1300). Это из последних официальных данных за январь. Но есть премии, которые выдают в конвертах, есть тринадцатые зарплаты, которые не попадают в отчетность. Говорят, что около 20% средств идет мимо казны, без уплаты налогов.

Надо также понимать, что 2 млн поляков живут за границей. Они пересылают деньги на родину, помогают своим семьям. Процесс эмиграции продолжается. В прошлом году за рубеж выехало около 70 тыс. молодых поляков. Многие студенты бросили университеты, даже не защитившись. Уезжают в Испанию, Италию. Туда, где местное население работать особо не желает. А поляки готовы работать много. В этом плюс Европейского союза, открытости границ. Есть, кстати, и обратный процесс. В прошлом году назад вернулось очень много поляков-миллионеров из Америки. Люди инвестируют деньги в экономику — это позитивный знак.

— Планирует ли Польша переходить на евро? Или эти разговоры пока не актуальны?

— В ближайшие 4—5 лет это точно не будет актуально. Ни нынешняя власть, ни оппозиция не ведут об этом разговор. Все сейчас смотрят на Литву и ждут, когда там все рухнет. Понятно, переходный период — это всегда повод для спекуляций, но уже сейчас мы видим, что литовцы активно ездят в Августов, другие наши пограничные города даже для того, чтобы купить там хлеб. Условно говоря, в Литве он стоит 1,2 евро, а у нас 1,2 злотого. Разница очевидна! Сейчас, когда белорусов стало меньше, польская торговля как раз покрывает этот дисбаланс за счет Литвы. Литовцы «рулят» здесь по вторникам и средам, ваши — в пятницу, субботу и воскресенье.

— Насчет белорусов. После девальвации многим уже не до заграничного шопинга…

— Мы это действительно воспринимаем как проблему. За восемь лет было много взлетов и падений, есть понимание, что полностью закрыть границу невозможно. Но нынешняя ситуация действительно вызывает настороженность. В Подляском, Подкарпатском, Люблинском воеводствах боятся, что если не станет белорусов и украинцев, то придется закрыть половину торговых центров.

В мае в Польше будут президентские выборы. Они тоже во многом повлияют на «политику Востока». Если победит нынешний президент, то для белорусов будет сделано многое, вплоть до отмены платы за визы. Это предложение будут всерьез обсуждать. Но есть и другая точка зрения: экономика отдельных регионов не должна полностью зависеть от платежеспособности граждан другой страны и законов, к примеру таможенных, которые в этой стране принимаются. Экономика Карловых Вар полностью была завязана на России. И что теперь? То же самое во многих европейских странах. Поэтому приграничным с Беларусью и Россией районам будут экономически помогать. Откроют, допустим, завод по сборке Volkswagen. Есть планы построить здесь четыре фабрики, в том числе по пошиву обуви, одежды. Иными словами, существуют намерения дать людям хорошие рабочие места.

Можно сказать, что это только слова, но здесь, в Польше, власть понимает, что разбрасываться пустыми обещаниями нельзя. Понимает, что за ней, властью, народ пристально следит.

* * *

Несмотря на девальвацию злотого, ценник на одежду и бытовую технику в торговых центрах Белостока практически не изменился. А что с продуктами? Мы решили сравнить цены на некоторые позиции, заглянув в Auchan, а после — в минский «Гиппо». Результаты сравнения — в таблице ниже. Выводы о влиянии кризиса на жизнь обычного человека в Польше и в Беларуси делайте сами.

Товар/магазин Auchan (Белосток) «Гиппо» (Минск)
Молоко (2%, 1 л) 10 200 8800
Яйца (10 шт.) 18 100 13 500
Репчатый лук (1 кг) 4000 8350
Белокочанная капуста (1 кг) 4300 7250
Картофель (1 кг) 2800 6600
Помидоры (1 кг) 23 800 29 000
Бананы (1 кг) 23 500 20 350
Яблоки (1 кг) 5400 6900 (польские), 11 750 (белорусские)
Говядина (лопаточная часть, 1 кг) 91 500 121 900
Свинина (шея, 1 кг) 60 000 (на акции) 134 900
Филе индейки (1 кг) 67 000 142 250
Филе цыпленка-бройлера (1 кг) 55 700 54 900
Спагетти (500 г) 15 000 31 150
Подсолнечное масло (1 л) 15 900 22 850
Мука (1 кг) 15 900 8600
Чай Lipton (25 пак.) 16 960 20 000
Кофе Tchibo Family (100 г) 42 800 43 600
Томатный сок (1 л) 9300 14 000
Пиво (портер, 0,5 л) 10 400 12 350
Martini Bianco (1 л) 138 000 232 600
Туалетная бумага (трехслойная, 8 рулонов) 23 900 37 950

В следующей статье мы расскажем о том, как представители гостиничной индустрии и торговли Белостока намерены сражаться за «исчезающего белоруса».

Благодарим сайт polsha24.com за помощь в подготовке материала.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Источник: Николай Козлович
ОБСУЖДЕНИЕ