Портниха Наталья Ляховец: «То, что наши дизайнеры полгода создают для недели моды, я могу сшить за две недели — по платью в день»

 
15 декабря 2014 в 8:30
Автор: Катерина Кузьмич. Фото: Алексей Матюшков, из архива

Сегодня в нашей рубрике «Медиаперсона» девушка, известная как отличная швея, и не только в узких кругах. Она из тех, кому позволено пришить пуговицы к дубленке Александра Солодухи и ушить его итальянские рубашки. Так как на прошлой неделе Наталья Ляховец переехала в свою студию, мы решили наведаться к ней в гости. Наш разговор сегодня — о платьях, которые она шьет для медийных персон, и о том, почему с ними трудно работать, почему она не принимает участия в неделях мод и за два года не создала свою коллекцию, а также почему звезды должны шить одноразовые наряды.

Наталья Ляховец переехала в Минск всего два года назад. А случилось это благодаря настойчивости всем известного экстравагантного стилиста Александра Киринюка, который так влюбился в ее работы, что скупал все пиджаки. Он и вынудил Наталью уехать из Бреста, где девушка спокойно работала дома как ИП, а раз в семь дней, как и положено жителям приграничной зоны, ездила «на Польшу».

— В 17 лет я поступила в колледж бытового обслуживания. Это был 2002 год. После его окончания пошла работать. Три года занималась «массовкой», поэтому сейчас я умею все шить хорошо. Тогда я много чего шила себе и в этом ходила на работу. Меня заметила директор фирмы «Юримекс» Светлана Алексеева и из-за швейной машинки перевела в лабораторию, где строили лекала и кроили экспериментальные образцы. Фирма занималась тогда пошивом женской одежды, но у них остались лекала мужских костюмов 20-летней давности. Их то я и взяла и стала работать. Благодаря этому я начала шить мужские пиджаки, что делаю и по сей день, — рассказывает Наталья. — Через год работы в лаборатории я поняла, что мне нужно продолжать учиться, и пошла к репетитору по рисунку. Диплом я получила по специальности «Портной с умением раскроя». За два месяца меня научили рисовать. Преподаватель Светлана Викторовна говорила: «Зачем ты просто так рисуешь? До поступления еще много времени, попробуй нарисовать коллекцию для „Мельницы моды“ и отправь Александру Варламову». Я придумала и нарисовала. Еще на стадии эскизов Варламов ее очень хвалил, что для меня было чем-то невероятным и воодушевило на дальнейшую работу.

— Так вы дизайнер или нет?

— Дизайнером я бываю реже, чем меня называют. Я больше портниха. И шью я чаще, чем придумываю. Откуда у меня берутся заказчики, я до сих пор не понимаю. Каждый день мне звонят новые люди по чьей-то рекомендации. Есть даже история по этому поводу. У меня есть заказчица, которой меня посоветовали три не знакомых между собой человека.

— Самым большим и ответственным заказом в Минске для меня был национальный костюм для нашей участницы в международном конкурсе красоты Miss Supranational, который проходил у нас в прошлом году. Было очень тяжело сделать костюм, который бы выигрышно смотрелся на фоне костюмов не только из латиноамериканских или африканских стран, где есть перья и блестки, но даже из России — с кокошниками и мехами. Хоть я не люблю учиться, мне снова пришлось сесть за учебники и изучить наш национальный костюм, — смеется Наталья. — Платье кажется простым, но понравилось оно даже на самых высоких уровнях. После этого меня стали приглашать на разные телевизионные проекты и в качестве дизайнера, и просто как эксперта моды.

Следующей большой работой была коллекция вечерних платьев для конкурса «Мисс Беларусь — 2014». За две недели я сшила пять платьев. Только на расходные материалы потратила $2 тыс., не говоря уже о работе и затраченном времени. Мои подружки, когда увидели платья, сказали, что они очень подойдут для российских певиц Полины Гагариной и Веры Брежневой. В итоге в одном из этих платьев сейчас выступает Полина. И благодаря ей у меня прибавилось подписчиков в Instagram, в частности московских красоток, которые хотят такое же платье. Ко мне часто приходят звезды и просят пошить что-то похожее, как у какой-то западной звезды. Так, для Алены Ланской я шила черное боди в стиле Бейонсе. А платье, как у Гагариной, меня попросила сшить наша телеведущая Ирина Хануник-Ромбальская.

— Но больше всего мне нравится работать с творческими личностями. В частности, с хореографом Дмитрием Залесским. Для его коллектива Barocco Project я впервые шила балетные пачки. Я думаю, что они получились не такие, как в театре оперы и балета, но очень приближены к оригинальным. Тогда мне тоже пришлось изучить, сколько должно быть фатина, как проволоку вставлять, как расшивать. Также интересно работать с Татьяной Щуко и ее танцевальным коллективом Radicalfashion. Девушки рассказывают, каким должен быть костюм, а я знаю, как и из каких материалов он должен быть сшит, — объясняет Наталья.

— Заказчиком у меня был и Александр Солодуха. И кто бы что о нем ни говорил, он очень позитивный человек, и я его уважаю. Он приезжал ко мне на съемную квартиру со своими бек-вокалистками. Его девочкам я шила платья, а вот ему — пока ничего серьезного. Но ушивала его итальянские рубашки и пришивала пуговицу к дубленке. После его прихода меня во дворе стали уважать, — смеется Наталья. — А сейчас для Саши Рыбака (точнее, для его группы Milki) рисовала орнаменты на костюмах для национального отбора на «Евровидение». И пару недель назад сделала еще два разных национальных костюма для наших участниц конкурсов Miss Supranational и «Мисс мира». С боязнью бралась за этот заказ, так как выжала из себя при создании костюма год назад все. Но оказалось, что нет. В этот раз я ввела в оформление солому. Ведь ни у россиян, ни у украинцев нет украшений из этого материала.

— У меня есть и такие заказчики, которые приходят пошить платье за $100 с огромным объемом работы и просят потом не делать другим такое же. Я стараюсь так не делать, но это глупо. И вот тут раскрывается проблема: люди очень «жмутся» и экономят. И мне это не нравится, потому что на себе нельзя экономить, тем более когда костюм является средством заработка. Еще есть и такие, что придираются к строчкам. Так вот я жду, когда ко мне придет звезда и скажет: «Мне не нужны идеальные швы внутри. Главное — внешний вид, и пусть это будет хоть одноразовый наряд».

Образ для молодоженов, который создала и пошила Наталья

Я пока не доросла до своего большого показа, потому что нашивать то, что вижу на фотоотчетах после очередных недель моды, я могу легко и быстро. Причем по платью в день. Я могу шить такие коллекции за две недели. И это будет 30 единиц одежды. При этом я буду курить и пить кофе. К сожалению или к счастью, не знаю, меня на свои показы никто не зовет, но я всех обязательно позову на свой. Может, мои слова звучат высокомерно, но я порой шью заказы сложнее, чем целые их коллекции. Плюс мне не нравится, что они говорят про ткани, заказанные в Италии или еще где-то. Нескольких именитых дизайнеров я сама видела в брестском магазине «4 на 4». И потом это оказывается Миланом?!

— Сейчас мне ужасно не нравится мода, потому что большинство дизайнеров уродуют женскую красоту. Балахонистые штуки я просто ненавижу. На «Мельнице моды» люди хоть думают, что и зачем они это делают. А на неделях моды просто шьют дорогую «массовку». Мне нравится шить одежду для аппетитных девушек, с формами, у которых есть грудь, бедра и талия. Да и сама я не мелкая, поэтому знаю, что нужно скрыть, а что подчеркнуть и открыть. При этом мне нравится еще и эпатировать, — улыбается Наталья.

— Как-то редактор австралийского сайта о моде написала мне, спросив, где можно посмотреть мою коллекцию. «В шкафу», — подумала я и ничего ей не ответила, — смеется Наталья.

С открытием своей студии Наталья планирует изменить подход к работе: не только шить хорошие пиджаки и платья, но и стать настоящим дизайнером с выбором тканей и стеной одежды на вешалках.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. db@onliner.by

Автор: Катерина Кузьмич. Фото: Алексей Матюшков, из архива
Без комментариев