Белорусский путешественник побывал в десятках стран, открыл хостел в Несвиже и развивает в Минске живые квесты

 
124
15 ноября 2014 в 8:30
Источник: Николай Козлович. Фото: Аркадий Соболев; из архива Д. Славина

Дмитрию Славину 37 лет. Долгое время он жил в Москве, побывал в десятках стран, стал членом Российского географического общества. А потом решил вернуться на родину, в Беларусь, чтобы вести здесь бизнес. В субботней рубрике «Персона» мы беседуем с Дмитрием о бюджетной поездке в Африку, страшилках про лихорадку Эбола, вкусовых отличиях отбивных из крокодилов, а также о его хостеле в Несвиже и модных нынче живых квестах.

О себе

— Я родился в Несвиже, но в раннем детстве родители переехали в Москву. Учился на инженера-математика. Перепробовал множество хобби: занимался спортом, работал в сфере туризма. В плане глобальных увлечений на первое место вскоре вышли путешествия. Уже в зрелом возрасте во мне проснулось национальное самосознание, и я решил вернуться в Беларусь. В том числе для того, чтобы заняться здесь бизнесом.

Путешествия

— Вы вступили в Русское географическое общество. Что это значит сейчас?

— Звучит красиво! Можно отметиться в интервью. На самом деле экспедиции — это затратное удовольствие. Окупается меньше процента путешествий. Статус члена РГО иногда помогает найти спонсора. И да, за красивые глаза туда не возьмут. В географическое общество я пришел с богатым багажом экспедиций, исследований, с коллекцией посещенных локаций.

Путешествия для меня — это образ жизни, постоянная смена декораций и красок, без которой не обойтись. Где бы я ни был, стараюсь как можно глубже погрузиться в реальность страны. Попробовать национальную кухню. Забраться на самую высокую гору, если в стране есть горы. Удрать из крупного мегаполиса в маленькие деревеньки и городки. Прочитать африканский рэп прямо в трущобах с местной группой. Отправиться в самый аутентичный хаммам в турецкой провинции, где из-за дыма ничего не видно, кроме усатого массажиста. Проехаться на крыше переполненного индийского поезда. То есть сделать все то, что делают местные. Путешествия — это возможность каждый день узнавать мир по-новому.

В Южной Америке жители кушают морских свинок. У нас хватаются за голову: как можно, они такие милые! Но если ты побывал в стране, где есть это национальное блюдо, глупо его не попробовать. Оказалось, в ресторанах свинок не подают. Надо идти на рынок, где исключительно по утрам из них варят суп. Маленькое, но открытие.

Или, допустим, крокодил. Для нас это мерзкое противное животное, а в Африке их едят. Ты приезжаешь в какую-то деревню, а там все едят крокодила и счастливы. В последнюю поездку выяснил, что дикие крокодилы, которые плавают в реке Замбези, по вкусу похожи на рыбу. А крокодилы, которых выращивают на ферме в ЮАР, напоминают курицу. Это забавно, ты никогда не знаешь, что откроет тебе следующий день.

Африка и Эбола

— Совсем недавно вы вернулись из Африки. Это нормально — ехать в страну, когда все вокруг кричат про Эболу?

— Я побывал в пяти странах: ЮАР, Намибии, Ботсване, Замбии и Зимбабве. Объехал их за три недели. Купил на память сотни миллиардов зимбабвийских долларов. Спустился на доске с гигантской дюны в пустыне Намиб, пробыл день вместе с бушменами, которые до сих пор разжигают огонь трением и стреляют из лука. Отлично провел время! Несмотря на все страшилки.

Профессор Преображенский советовал не читать перед завтраком советских газет и был прав. Надо понимать, что Африка — это гигантский континент. А от ЮАР до эпицентра лихорадки (Гвинеи, Либерии, Сьерра-Леоне) огромное расстояние — больше, например, чем до Минска.

Да, в Африке сложно что-то локализовать, но вирус не распространяется воздушно-капельным путем. Надо понимать, что там живут миллионы людей. Живут без паники, как жили вчера и позавчера. Эбола их меньше беспокоит, чем СПИД, безденежье или преступность.

Вот еще что. Допустим, я все-таки инфицирован. Вы сидите рядом со мной. Чтобы заразиться, вам придется покопаться в моих внутренностях или перелить мою кровь. Суть в том, что эпидемия концентрируется возле очагов — там и небезопасно. А в очаги я ехать не собирался.

На юге Африки никакой паники не почувствовал. Скорее, люди просто шутят про Эболу. На границах развесили предостерегающие плакаты и ввели медицинский контроль. Заключается он в том, что у тебя берут паспорт, пролистывают страницы и смотрят, нет ли там штампов Либерии, Гвинеи и Сьерра-Леоне. Если нет, езжай смело.

За время этой поездки рухнули многие мифы. Мол, в Африке тотальная антисанитария. Специально искал это безобразие. Присматривался к туалетам и ничего такого шокирующего не заметил. Наоборот, туалеты в туристических местах меня впечатлили. Думаю, в каком-нибудь доме отдыха в Беларуси или России клозеты будут похуже. Еще один миф — про страшный повальный бандитизм. Пожалуй, гулять по Кейптауну не страшнее, чех по Бирюлево или Шабанам поздно вечером.

— Есть страны, в которые вы бы поехать не решились?

— Не поеду туда, где эпидемия. Или революция. В целом же, если соблюдать элементарные нормы безопасности, туристу будет комфортно везде. Есть локальные нюансы. Меня удивило, что в метро Буэнос-Айреса все пассажиры вешают себе рюкзак на живот, чтобы не обворовали. Ни в Минске, ни в Москве я такого не видел. Что ж, местные правила нужно соблюдать.

Формула бюджетного путешествия

— Три недели в Африке — это очень дорого?

— Я не супербогатый человек, поэтому всегда стараюсь путешествовать бюджетно. С Африкой вышло не совсем обычно. Пожалуй, впервые за все время я поехал как «пакетник». В Москве есть компания «Хипвей», которая продает приключенческие туры. Три недели обошлись в $2,5 тыс. Особенность в том, что билеты ты покупаешь самостоятельно, ищешь дешевые варианты. Перелеты обошлись примерно в $700. Плюс еще $1000 потратил там. Итого около $4,5 тыс. за все путешествие. Думаю, это не много для Африки. С учетом того, что все самые крутые национальные парки включены и в самое удачное для наблюдений за животными время, что часто невозможно при самостоятельном туризме.

Можно было бы потратить еще меньше, если бы я отказался от нескольких перелетов внутри страны, заменив их поездкой на автобусе. Наверное, если бы ехал сам и не на три недели, а на месяц-полтора, то уложился бы в $2 тыс.

Старое правило путешественника: у тебя есть либо деньги, либо время. В Европе, Америке люди путешествуют обычно после окончания вуза, по два-три года, или между сменой работ. В Беларуси, России более популярен второй вариант. И вот если у вас достаточно времени, то рассчитать бюджет практически любой поездки можно по простой формуле: стоимость авиабилетов нужно умножить на два. Формула работает.

Хостел в Несвиже и «жор-туры» из России в Беларусь

— Почему вы решили открыть в Несвиже хостел?

— Во-первых, это мой родной город. Во-вторых, он самый красивый и потенциально интересный в Беларуси. Здесь все друг друга знают: если в супермаркете появляется какой-то новый продукт или красивая шмотка, то по сарафанному радио весть разлетится быстро. Несвиж, к счастью, сохранил магию маленького городка, и этим он тоже интересен.

Особенность белорусского бизнеса в том, что для людей здесь все подогнано очень плохо. Мои друзья, когда приехали в Несвиж, сказали: Беларусь — это единственное место в мире, где рестораны закрываются на обед. Практически нет круглосуточных магазинов, что после Москвы очень странно. Само поведение бизнеса напоминает Африку: там тоже все лениво, вальяжно, неторопливо. Не поленись, сделай круглосуточный магазин или начни работать не в 10, а в 8 — и вот ты уже один на весь район и все идут к тебе. То есть покупатель в Беларуси уже готов получать продукт высокого качества и сервиса, а ленивый продавец еще не готов его предложить.

В Несвиже негде жить. Вроде бы есть гостиницы, но они безумно дорогие. А летом часто переполнены. Мне показалось, что востребованность в хостеле — и как месте для ночлега, и как стиле общения между людьми — очень велика.

Денег у меня не очень много, поэтому хостел состоит всего из двух комнат и кухни. Всего семь мест, с раскладушкой — восемь. Если люди просят сдать сразу две комнаты, мы сдаем за $50. Одну — за $30. Специально использовали такую схему, ведь в Беларусь не приезжают классические европейские бекпекеры с рюкзачками, путешествующие в одиночку. Здесь или россияне на машине, или европейцы компанией — тоже на авто. Значит, людям нужны именно комнаты.

Хостел открыли в середине лета. Неожиданно для меня (ведь мы не вкладывались в рекламу) он начал работать. В июле — августе загрузка составляла 80%, сейчас — 30—40%.

— Если честно: это бизнес или «так»?

— Скорее, второй вариант. Поскольку я решил жить и работать в Беларуси, у меня есть бизнес-цель — не держать все яйца в одной корзине. Проект с хостелом мы будем развивать. Например, думаем организовать велопрокат. Беларусь — страна велосипедистов, а такой услуги, насколько я знаю, в Несвиже пока нет.

Наверное, с точки зрения инвестора наиболее прибыльно и логично было бы открыть ресторан. Но решили, что из-за всех этих санстанций и согласований проблем получим больше, чем профита.

— Есть мнение, что в Беларуси с туризмом все будет хорошо: помогут россияне, которым по нынешним временам ехать особо некуда.

— Существует новое интересное направление. Может, я и сам его в шутку придумал. Раньше в России были популярны шоп-туры в Европу, а сейчас — «жор-туры» в Минск. Близко, дешево, вкусно — можно приехать в Беларусь и съесть запрещенный хамон. Поэтому да, россиян будет много.

Насчет европейцев так сказать не могу. Беларусь расположена идеально — все бекпекеры из Европы, которые направляются в Россию, Китай, Монголию, по идее должны ехать транзитом через нашу страну. Но есть вопрос с визой, который не решают, поэтому Минск как «точка входа» уже проиграл и Вильнюсу, и Риге.

«Взаперти» и бизнес на квестах

Мы уже рассказывали о том, что в Беларуси стремительно набирают популярность живые игры-квесты. В Минске можно окунуться в атмосферу психиатрической больницы и тюрьмы из серии игр «Под замком», библиотеки и кинотеатра из квестов «Взаперти» и фильма «Пила».

«Взаперти» (комнаты для игр расположены в ТЦ «Александров пассаж») — проект Славина.

— Идея пришла к нам из России?

— Там это стало популярным год назад. Все как обычно: увидели что-то интересное у буржуев, взяли себе, посмотрели, что идет на ура. В Москве квесты в тренде, и выигрывает сейчас тот, кто более эффектен, у кого будет «больше крови». Я же изначально хотел сделать основой не декорации, а интеллектуальную составляющую.

Суть игры одинакова у всех. Нужно за час выйти из комнаты, выполняя различные задания. Почти все остальные игры сводятся в итоге к математике, вскрытию некоего кода с цифрами. От этого сложно уйти, но мы стараемся отдалиться по максимуму. Где только можно, это будет не код, а какая-то комбинация телодвижений. Будут загадки на ассоциации, вопросы на элементарную эрудицию. Механика игры вариативна. Пока открыли комнату «Библиотека», в ближайших планах — уровень «Эпидемия».

— С точки зрения бюрократии и согласований, сложно в Минске найти подходящую площадку?

— Оказалось, что нет. Можно даже не обращаться к услугам агентств. Но есть сложности по мелочам. Например, нам был нужен манекен библиотекарши. В Беларуси искали три месяца, наконец нашли — за $300, под заказ, с доставкой через несколько месяцев. Плюнул, съездил в Москву, нашел за пять минут и гораздо дешевле.

— Квестов в Минске уже несколько. Не боитесь конкуренции?

— У нас играли ребята из Риги. Рассказали, что у них тема тоже пошла, поехали в Минск, чтобы развить успех, а здесь рынок занят. На самом деле уже поняли, что с другими минскими проектами мы не конкуренты. Просто каждый из нас должен сделать качественный продукт и не повториться с загадками и тематикой. По моим подсчетам, емкость Минска — порядка 50 игровых комнат. Так что места еще достаточно.

В России на квестах получили неожиданный эффект, не такой, какой был у буржуев. Там человек играл три-четыре раза, и ему надоедало. У нас люди стараются сыграть во все игры. Просто ходят как в кино. «Ага, вы слышали, на Востоке открылась „Эпидемия“? Давайте сходим!» То есть к новому открываемому уровню относятся как к только что вышедшему фильму. А время сеанса можно подобрать самостоятельно, что даже удобнее.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. db@onliner.by

Источник: Николай Козлович. Фото: Аркадий Соболев; из архива Д. Славина
ОБСУЖДЕНИЕ