Репортаж о работе ювелира: как вяжут золотые цепочки и отливают обручальные кольца

 
01 октября 2014 в 8:30
Автор: Александр Владыко. Фото: Аркадий Соболев

В Беларуси работает два крупных производства ювелирных украшений: гомельский «Кристалл» и минская Zorka. Все остальные ювелирные мастерские имеют статус ремесленнических. Они не могут продавать золото, поэтому украшения производят исключительно из материала и по воле заказчика. Специально для любителей золота мы побывали в производственных помещениях ювелирной мастерской и понаблюдали, как делаются цепочки и отливаются украшения.

В Минске функционирует порядка десяти мастерских, работающих с драгоценными металлами. Внешне они имеют мало общего с богатым убранством ювелирных салонов и выглядят разве что чуть лучше ломбардов или часовых мастерских.

— Учитывая, что мы работаем только с металлом заказчика, мастерской накладно содержать витрину с изделиями из золота на 3—4 килограмма, — рассказывает директор мастерской «Мир золота» Олег Ткаченко про свою главную витрину. Все украшения на ней сделаны из относительно дешевого металла — латуни, которая стоит $50 за килограмм. Она похожа на золото, украшения можно подержать в руках, перед тем как выбрать модель и размер. Все цены указаны в исполнении из золота и серебра.

В следующей комнате стоит витрина поменьше. Здесь уже изделия из настоящего золота так называемого обменного фонда. Это для тех клиентов, которые торопятся. Вы можете выбрать и забрать любое украшение при условии, что принесете в мастерскую золото такого же веса и оплатите стоимость работы.

На обеих витринах в отдельных украшениях сверкают камешки.

— Клиенты приносят изделия и с драгоценным камнем, но мы лишь определяем его размер и зарисовываем форму. Металл забираем, а камень отдаем клиенту. Когда изделие будет готово, то клиент вернется, и мы на его глазах закрепим драгоценный камень.

Причина такой ситуации — скромные обороты ювелирных мастерских. Для работы с драгоценными камнями нужны отдельные профессионалы, которых в Беларуси и мало, и стоят они дорого. Поэтому в витринах салона сверкают не бриллианты, а скромные искусственные фианиты (синтетический циркон). Стоит такой фианит недорого (несколько тысяч рублей), но может быть любого цвета и оттенка.

Итак, вы положили в карман старое украшение и отправились в мастерскую с мыслями о цепи а-ля Chopard.

— Мы взвешиваем изделие, подтверждаем пробу и ищем среди выставленных образцов тот, который нравится клиенту, — рассказывает Олег. — Если у заказчика есть своя идея или ее нет в принципе, дизайнеры помогут нарисовать макет.

Золотой лом (есть и такой, как бы низко это ни звучало) одинаковой пробы собирается в мастерской, пока не накопится минимальный объем для литейного производства (обычно это несколько сотен граммов).

— Из печи мы можем отлить металл в слиток или форму, — рассказывает Олег.

Начнем с самого сложного. Раньше популярным методом создания украшения был штамп: на тонкой пластине, положенной на матрицу из каленой стали, за секунду выбивалось нужное изображение.

Сегодня — литье. Вот как это выглядит.

На стене висят десятки прямоугольных коробочек — резиновых пресс-форм. Внутри каждой — «художественная пустота», которую нужно заполнить и в итоге получить копию определенного украшения (витиеватые кольца, сережки, броши…).

— Расплавленный металл в пресс-форму мы не зальем, конечно, а вот воск — запросто, — Олег нажимает на кнопку, и воск под давлением заполняет форму. Через пару минут он остынет, и восковую модель украшения можно будет достать из пресс-формы. — Теперь берем восковой столбик и припаиваем к нему нашу свежесделанную модель.

Один за одним столбик обрастает разными украшениями из воска. Ювелиры называют это «елочкой». Готовая «елочка» ставится на подошву, заливается жидким гипсом и помещается в печь.

Через 12 часов при разных, но неизменно высоких температурах воск из формы вытечет и испарится. Теперь в форму можно заливать золото. Металл при температуре 950—1050°С проникает в самые тонкие и ажурные детали гипсовой формы.

Через несколько минут гипс разбивается, вымывается, и перед нашими глазами предстает «елка», но уже не из воска, а из золота.

Восковые модели, для которых еще не создано пресс-форм, вырезаются вручную или на фрезеровочном станке, подключенном к компьютеру.

— В условиях небольшой мастерской фрезеровочный станок, который работает с восковыми заготовками, получается экономичнее, чем 3D-принтер, — считает Олег.

По внешнем виду «елки» сложно утверждать, что она изготовлена из золота. Позже объясним, почему.

Для производства обручальных колец и цепочек золото отливается в слитки, гильотиной режется на нужные куски и заливается в изложницу, чтобы получился квадратный брусок. Брусок прогоняется на прокатном стане несколько раз, становясь все тоньше и длиннее.

— При этом металл становится все более жестким, непластичным, — комментирует Олег. — Чтобы снять внутреннее напряжение золота, брусок нужно нагреть.

Теперь объясним, почему после нагрева золото не блестит.

Как известно, существует чистое золото (999,9). Делать из него украшение нецелесообразно: оно относительно мягкое и быстрее изнашивается. Поэтому в золото добавляют медь или серебро. Получаются пробы: 583-я, 585-я, 750-я…

— Чем ниже проба, тем жестче золото, — объясняет Олег. — Из одного грамма чистого золота получится 1,75 грамма 583-й пробы. Красноватый цвет золота (583-я проба) — от меди, лимонный (750-я проба) — от серебра. Чтобы получить чистое, без оттенков белое золото, делают напыление родием. От механического трения напыление со временем стирается, и на украшении проявляется красный золотой оттенок.

Когда мы нагреваем 583-ю пробу, то частицы меди выходят на поверхность, придавая изделию «грязно-медный» оттенок. Чтобы избавиться от него, нужно опустить металл в 10%-ный раствор серной кислоты и желательно подогреть.

— После каждой такой операции теряется и часть золота, — объясняет Олег. — Коэффициент установлен государственной лабораторией и составляет от 3,6 до 8,2%. Поэтому из 20 граммов золота вы получите 18,36 грамма готового изделия.

Таким образом наш квадратный брусок доходит до фильерной доски, где будет раскатываться в проволоку. Внутри доски — твердые победитовые вставки. Механическим путем, протаскивая золотую проволоку через все меньший и меньший диаметр отверстий доски, мастер получит заготовку нужного диаметра. Золотая проволока похожа на леску.

— Из проволоки вяжутся спиральки, которые позже связываются между собой, — показывает Олег. — Затем мы в нужном месте спаиваем каждую спиральку с соседней. Цепочка длиной 55 см может иметь порядка 300 точек пайки в зависимости от величины звеньев.

В свежеприготовленной цепочке во все стороны торчат мелкие, но острые концы спиралей. Их нужно отрезать (мастер делает это за фартуком, в который падает золотая крошка), зашлифовать и отполировать. Опытный мастер за день может сделать пару таких цепочек.

Иногда покупатели приходят и просят сделать что-нибудь из Tiffany или Chopard. Отечественные мастера радостно говорят, что это возможно.

— В мире продается огромное количество копий знаменитых цепей Chopard, — рассказывает Олег. — Особенно наши люди любят покупать массивные и пустотелые цепи в Турции: выглядит дорого и носить не тяжело. Но эти цепи быстро протираются и не подлежат ремонту: слишком тонкий металл в трубке. Мы же делаем цельногнутные цепи.

Олег берет в руки цепь «под Chopard».

— Любитель никогда не отличит копию. Главная сложность этой цепи в том, что каждое звено должно быть один в один с остальными. Видите, как ровно перпендикулярно они находятся друг относительно друга? Если одно звено будет отличаться, это сразу станет заметно. На каждую такую цепь приходится 3—4 дня работы ювелира.

Стоит цепочка длиной 52—55 см около 8,6 млн рублей. Это примерно 42 г золота плюс работа.

— За границей знаменитые ювелирные дома вяжут цепи не вручную, а на станках. Получается дешевле. Зато у них хороший маркетинг, поэтому и стоят эти украшения так дорого, —говорит Олег. По его словам, станок на один вид цепи стоит от $25 тыс., что неподъемно для бизнеса предпринимательского масштаба.

Обручальные кольца делаются еще проще: брусок раскатывается, загибается и сваривается золотым припоем. После этого кольцо выгибается в идеальную круглую форму, полируется — и готово.

— При помощи восковой модели мы часто делаем бесшовные кольца, — рассказывает Олег; но он не понимает желания заказчиков: — Внешне никакой разницы. Но цена работы для кольца со швом составляет 300 тыс., а бесшовное стоит 800 тыс.

Впрочем, это не самые чудные желания клиентов. Приходят и россияне, требующие посадить на клей отвалившийся камень, и соотечественники, которые просят сделать кольцо по фэншуй, и прочие мнительные, которые готовы к полировке обручального кольца прямо на пальце, лишь бы не снимать (а это невозможно, если вы хотите остаться со здоровыми пальцами).

Модные кольца с эмалью, которая заливается в мелкие пазы.

Изготовленное в мастерской изделие обязательно проверяется и клеймится в государственной инспекции надзора. Там проверяют заявленное содержание золота и ставят пробу.

— В СССР клеймо ставилось в виде звездочки, серпа и молота. В Украине сегодня это трезубец, в России — девушка в кокошнике, а в Беларуси — зубр. Четкость каждой цифры клейма — один из показателей, по которому можно определить, фальшивое украшение или нет.

Всего на украшении будет стоять три клейма: зубр, номер мастерской и номер ювелира. Поэтому по каждому украшению можно определить, кто и когда его делал.

Если вам не хватает металла для нового украшения, то мастерская сможет помочь вам не более чем на 0,3 грамма.

— Купите в Нацбанке чистый слиток. Это и законно, и дешевле, чем могут предложить нечистые на руку мастера, — советует Олег.

Если же после ювелирных операций у вас останется лишнее золото, его вернут в виде прокатанной пластины с клеймом.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. db@onliner.by

Автор: Александр Владыко. Фото: Аркадий Соболев