Избавление от «совка». Репортаж из Друскининкая, ближайшего к Беларуси европейского курорта

 
447
18 апреля 2014 в 8:30
Автор: Артур Боровой. Фото: Максим Малиновский

На крохотное местечко Друскеники из Гродно долгое время смотрели не то чтобы свысока, но с позиции уверенного старшинства. За последние годы, после того как между странами вкопали пограничные столбы, изменилось многое. Теперь уже друскининкайцы глядят на Гродно сверху вниз: говорят, дома белорусского областного центра можно разглядеть, забравшись на верхотуру местного сноупарка. О том, почему у них получилось с туризмом, а у нас нет, о санаториях, SPA-центрах, ценах и «совке», который в Литве успешно изживают, читайте в этом фоторепортаже.

* * *

Пункт пропуска «Привалка» славен тем, что через него не возят массово туалетную бумагу, мыло, памперсы и прочие связующие Беларусь и Европу ценности. Через «Привалку» не очень удобно тащиться в «Ашан» и «Акрополис», поэтому проехать здесь можно быстро. Четыре машины впереди, сорок минут на две границы — и вот уже бодрый литовец протягивает нам паспорта. Обогнув извивающуюся очередь из фур, через 10 минут мы попадаем в Друскининкай.

В 1940 году этот город оказался в составе Литовской, а не Белорусской СССР, что можно считать везением. Несколько столетий до того Друскининкай уже обрел славу известного бальнеологического курорта. Советская власть в ее литовской интерпретации ломать ничего не стала, санаторно-курортную составляющую развив. Когда Союз закончился, с многочисленными ведомственными санаториями, уродливыми прямоугольниками втиснутыми в городскую среду, надо было что-то делать. Гиганты, где ранее оздоравливали рабочих и колхозников, требовали гигантских инвестиций. Литовцы думали долго, где их взять. А попутно пятились прочь от «совка».

«Совок»

Если пройти Друскининкай насквозь, то можно увидеть этот путь в подробностях. Вот типичный квартал советского агрограда с домами-бараками, хрущевками, торчащими из земли, словно гнилые зубы курильщика. Некоторые постройки, напоминающие могильные плиты, следовало бы накрыть маскировочными сетками, а лучше взорвать.

Кое-где именем революции так бы и сделали, но не в Литве. Здесь право частной собственности ценят высоко. Да и дорогая она — собственность. Представитель одного из местных SPA-курортов рассказал: захотели выкупить соседний деревянный домик, чтобы реконструировать, а владелец попросил… миллион евро.

В центральной части города, недалеко от санатория «Беларусь», разваленный корпус санатория «Неманас». Он облез, как бездомная дворняга, часть окон выбита, стены измазаны каракулями. Кое-где за наличие в центре поселения такого объекта руководитель района был бы разжалован в дворники, но в самоуправлении Друскининкая о красоте фасадов не пекутся. «Неманас» ждет своего инвестора — и, как считают местные эксперты туриндустрии, непременно дождется. Вложить нужно около €30 млн, а за 7—10 лет можно выйти в плюс.

Но продолжим о «совке». По улицам ездят привычные глазу белоруса ржавые пограничные «корабли-пассаты». В подъездах кутаются в платки бабушки, такие же сгорбленные и несчастные, как и наши. Посмотрев на такой Друскининкай, вы увидите в нем отблески Дзержинска, Слонима и Октябрьского. В общем, не удивитесь.

Европа

Но мы идем дальше, наблюдаем, как город вдруг становится европейским. Жилые дома красят и штукатурят. Строители сначала смотрят настороженно. Один из них показывает фотографу палец. Не средний, а большой — мы все-таки в ЕС.

А рядом уже радуют глаз новоделы, все больше в модном скандинавском стиле. Местная деревянная архитектура, которую решили сохранить, создает колорит. Возле озера городские власти высадили тысячи нарциссов — это подарок горожанам к городскому юбилею. Скоро начнется сезон, город умывают, прихорашивают, наполняют цветами.

На центральных улицах можно найти кофейни, киоски с кебабом и винные магазинчики. Здесь достаточно тихо и сонно, но так, в общем-то, и задумано. Адреналин раздают в специально отведенных для этого местах.

Друскининкайский аквапарк имеет площадь 23 тыс. квадратных метров и знаменит не только горками, но и комплексом с 20 банями. По будням билет на два часа обойдется в $12, на весь день — в $18. В выходные дороже.

Местную Snow Arena в рекламных буклетах вписывают в топ-5 лучших крытых лыжных курортов мира. Одновременно здесь могут отдыхать около 1000 посетителей. Цены на билеты аналогичны аквапарковским ($18 за билет на весь день в будние дни, а для обладателей дисконтной карточки — даже дешевле). Сооружение выглядит впечатляюще.

Еще один парк развлечений — на сей раз детско-юношеских. Пролететь над Неманом, пощекотав нервы, можно в любую пору года.

Разумеется, это далеко не все, что можно увидеть в маленьком Друскининкае. Гуляя по городку, один из нас вспомнил неудачную попытку найти хотя бы сосиску в тесте в знаменитом белорусском курортном городе Браслав. Глядя на мчащихся по склону сноубордистов, мы вспомнили и трактор, тянущий паровоз с туристами по лучшему белорусскому курорту Нарочь. На минуту нам стало грустно.

* * *

Все это туристическое (по меркам Беларуси) изобилие возникло не в результате ударной пятилетки, а в соответствии с бизнес-планами отдельных частных инвесторов. Специалисты, с которыми мы общались в Друскининкае, говорили о двух основных моделях: лечебной (ты приезжаешь в санаторий исключительно за оздоровлением) и SPA (хочешь отдохнуть на курорте, но при этом немного оздоровиться). Деление, разумеется, несколько условное.

Санаторий Eglės расположен посреди соснового бора, когда-то принадлежал Межколхозздравнице, а в 2002 году был приватизирован и подвергнут реконструкции. Специализируется на массовом лечении и готов принять около 1400 человек одновременно.

— За 7 лет в реконструкцию вложено около €20 млн. Еще €14 млн — в строительство нового корпуса четырехзвездочной гостиницы, — рассказывает директор по продажам Эдгарас Бриедис.

Отдыхающим здесь предлагают сотни различных процедур, в том числе аппликации из белой и черной глины, вертикальные ванны и так далее.

Неделя на двоих в двухместном номере с шестью процедурами в день и полным пансионом обойдется в $850, в четырехзвездочной гостинице — на $400 дороже. И это примерные цены для весны — то есть не сезона.

— Раньше литовцы говорили: за такие деньги — да в ваш занюханный санаторий? Ни за что! — продолжает Эдгарас. — И ехали в Турцию. После того как уровень сервиса удалось поднять, платить уже стало не зазорно.

Санаторный комплекс облюбовали в основном пенсионеры. По вечерам в местном клубе гремит дискотека. Пожилой диджей ставит Шатунова. Через пять минут мы ретируемся, а аудитория пускается в задорный пляс.

* * *

SPA Vilnius, один из самых известных комплексов Друскининкая, играет в несколько другой нише — практически элитного отдыха. Цены здесь выше, интерьеры краше, народу в разы меньше. На парковке сплошь приличные машины, многие с российскими номерами. Из Беларуси сюда приезжают на больших джипах, чтобы пройти арфотерапию, попасть в солевую комнату или на бирманский массаж. Весной-осенью путевка на двоих с проживанием в стандартном номере с полным пансионом и восемью процедурами будет стоить почти €1000.

SPA-отель открыли на базе бывшего санатория «Вильнюс», который реконструировали всего за год. Модернизация прошла не так, как у нас: здесь начали не с фасадов, а с начинки. На фасады особо не тратились.

Несмотря на это, SPA Vilnius получил титул лучшего SPA Восточной Европы: здесь предлагают почти 400 лечебных и оздоровительных процедур. Оказывается, не в бежевой плитке счастье…

Арфотерапия — одна из редких процедур, которую ни в странах Балтии, ни в Восточной Европе не делают. Программу на арфе исполняет россиянка Алиса Клен, которая уже давно живет в Друскининкае.

Мастер кинезитерапии Валдас Тауткас учился в Австрии и в Германии, может подвесить человека к потолку и помочь ему со множеством проблем, которые неизбежно возникают у офисных сидельцев. Очередь к врачу километровая.

Штраф за курение и зарплата в €2000

Валдас Тринкунас, генеральный директор и основатель SPA Vilnius Group, основатель SPA-направления в Литве, знает о туризме много. Известный литовский бизнесмен рассказывает нам о том, как он смог победить «совок».

— Это был типичный советский санаторий с долгами. Когда мы его приватизировали, сотрудникам восемь месяцев не выплачивали зарплату. Поездили по Европе и не только, посмотрели, что и как делается, и реконструкцию провели очень быстро. Но материальная база сейчас есть почти у всех. Другое дело, как быть с кадрами.

Я жил при старой советской системе сервиса, которая стояла не на ногах, а на голове. Как тогда было? «Это ты, клиент, радуйся, что я тебя принимаю. Радуйся, что я тебе делаю массаж. А лучше принеси мне за это конфеты, шампанское или что там еще привез, да поживее»! Как объяснить привыкшему к такой постановке вопроса работнику, что это не он король, а тот, кого он обслуживает? Я всю жизнь работал в промышленности, и, когда приехал сюда, мне стало страшно, что ничего вообще не получится.

Мы и сейчас учим сотрудников улыбаться. И я с ними учусь. В принципе, помогает здоровая конкуренция. Когда сотрудник почувствует, что у его коллеги очередь на прием на две-три недели вперед, а у него пусто, начинается соревнование. Значит, думает, он что-то делает не так: то ли улыбка неправильная, то ли руки холодные. И начинает изменять свое поведение.

— Хорошим специалистам нужно платить деньги, чтобы они не уехали в Англию собирать клубнику…

— Слово «платить» — плохое слово. Деньги они должны зарабатывать сами. У нас нет никаких секретов, связанных с заработком сотрудников. Специалисты, которые работают неплохо, у которых есть стаж, клиентура, зарабатывают около €2000 в месяц. Средняя же зарплата составляет около €860. Это примерно в 2,5 раза больше чем в целом по отрасли гостиничного бизнеса. Но у нас люди действительно работают. Это и физический труд, с одной стороны, и необходимость беречь свои руки, как у музыкантов. Многие говорят, что не выдерживают давления. А оно заключается в нескольких принципах, которых мы требуем придерживаться. Если ты покурил на работе — тут же почисти зубы. Летом, если чувствуешь, что вспотел, — иди и прими душ. Не принял — каких-то 50 литов премии уже не будет. И это действенные меры.

Наша главная задача — «отключить» гостей, хотя бы на время, от внешнего мира. Сделать так, чтобы, когда ты пришел на процедуру, не надо было искать нужный кабинет, стучаться, боясь, что специалист пьет кофе. Поэтому каждого встречают, ведут на массаж или на ванну едва ли не за руку. Это тоже стандарт.

Впрочем, все не бывает гладко. Я не слышал, чтобы в сфере услуг кому-то была вручена Нобелевская премия. Часто все зависит от таких мелочей, отрегулировать которые невозможно: от того, как ты зашел, как поздоровался, каким голосом говоришь. Например, утром сын сказал маме, что вечером будет школьное собрание, на котором его отругают. Мать пришла на работу, но клиент чувствует, что с ней что-то не так, что она волнуется за сына. Мы говорим сотрудникам: если у вас какие-то проблемы, кто-то заболел — позвоните, предупредите, может, вас получится заменить. Но совершенства при такой роли человеческого фактора, еще раз повторю, достичь нереально — это как до луны на мотороллере долететь.

— Как думаете, почему создать курорт европейского уровня не получается в Беларуси, хотя очень сильно хотят?

— Думаю, лечебная база, методики и у нас, и у вас неплохие. Но надо работать над человеческим фактором. И главное: я глубоко убежден, что любое государство, чтобы оно ни говорило, успешно хозяйствовать не может. Это должен быть частный бизнес, заинтересованный в положительном результате. Тогда и у вас появится такой курорт.

Если долетим до луны на самокате, может быть…

* * *

Количество белорусов, которые приезжают на отдых в санатории и отели Друскининкая, невелико, россиян гораздо больше. И это несмотря на минимальное расстояние. В Литве, как и у нас, прекрасно понимают, что дело в визах, их стоимости, унизительной процедуре получения. Но туристическое лобби соседней страны, пускай и заинтересованной в наращивании потока белорусских отпускников, ничего сделать не в состоянии. Их влиятельные бизнесмены бессильны. «Все переговоры завершаются на уровне вашего МИД», — твердят они. Надежды на скорое изменение ситуации нет, а значит, у Браслава и Нарочи все еще остаются шансы.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. db@onliner.by

Автор: Артур Боровой. Фото: Максим Малиновский
ОБСУЖДЕНИЕ