«Ролевики — это не мальчики в занавесках, которые носятся по лесам»: разговор о модном хобби

 
34 580
08 февраля 2014 в 8:36
Автор: Артур Боровой. Фото: из архива А. Гурского; raenza.ru

Убийство руководителя Минского клуба лучников Анны Сердечкиной (дело сейчас слушается в суде Заводского района) вызвало резонанс в интернете. В том числе и вот почему: друзья погибшей девушки рассказали журналистам, что обвиняемый — так называемый ролевик, то есть человек, привыкший воплощать в жизнь различные сценарии. Убить, навести милицию на ложный след, потом профессионально скрыть следы… «Не часть ли это дурацкой игры?» — тут же начали обсуждать в интернете пользователи, высмеивая приверженцев ролевого движения. В редакцию Onliner.by обратился телепродюсер, ролевик со стажем Алексей Гурский, которого такие высказывания неприятно удивили. С Алексеем мы беседуем о том, что необычное для Беларуси хобби представляет собой на самом деле.

Из «Википедии»: «Движение ролевых игр (ДРИ) — неформальная общность людей, играющих в различные ролевые игры, в первую очередь ролевые игры живого действия. Родственными ролевому являются движения исторических реконструкторов, толкинистов, хардболистов, страйкболистов и пейнтболистов. Ролевое движение выделяют и как хобби, и как субкультуру, для которой характерен свой жаргон, своя музыка, своя литература (в основном фэнтези) и другие характерные элементы единой культуры».

* * *

— В интернете сейчас можно найти много чуши о ролевом движении, о тех, кто принимает в нем участие. Нас, ролевиков, это не устраивает. В движении много уважаемых людей, мы не хотим, чтобы на нас смотрели как на сектантов и маньяков.

— Вероятно, многие просто не знают, что (применительно к Беларуси) кроется за термином «ролевик»…

— Движение появилось на Западе давно. К нам оно пришло в середине 1990-х. В Беларуси все начиналось с клубов по интересам. Потом, как и во всем мире, популярность обрело фэнтези, Толкиен. Ролевое движение развивалось, раскалывалось на части. В самостоятельное направление выделились реконструкторы. Ролевые — это и компьютерные, и настольные игры. Но когда употребляют термин «ролевик», имеют в виду ролевые игры живого действия. Те, кто не в теме, иногда пренебрежительно называют игроков «эльфами». Это глупости, за 15 лет на играх людей в костюмах эльфов я видел раза два. В основном сейчас обыгрывают другие, более серьезные вещи.

— Можете назвать самые распространенные сценарии?

— Сделать это невозможно. Сценариев множество. Первоначально многое крутилось вокруг «Властелина колец», сейчас говорить про какие-то стандартные варианты нельзя. Играют и по книгам, художественной литературе, и по конкретным историческим событиям. Последний проект, в котором я принимал участие, — «Один день из жизни королевского двора», про короля Франции Франциска I. Вы не представляете, насколько серьезно участники подошли к игре. Помимо изучения документов, исторических материалов, была проделана огромная работа над костюмами, антуражем. Подготовка схожа с той, которую проводят перед съемками фильма. А то и серьезней.

— «Социально опасные» сюжеты, к примеру, на тему убийства, раскрытия преступления, тоже обыгрываете?

— В детективы мы играем. Но в детективах, как правило, зло наказывается. Вообще же, предвосхищая ваш следующий вопрос, скажу: глупо думать, будто бы кто-то использует свой «ролевой» опыт в реальной жизни. Потенциальному преступнику гораздо проще прочитать историю реального преступления — в газетах, в интернете. Такой информации масса, она открыта. Мне не очень понятно, почему прицепились именно к ролевикам.

— Тогда давайте вернемся к французскому королю. Как проходит подбор игроков, есть ли у игры режиссер?

— Все это достаточно сильно похоже на кинопроизводство. Есть человек или группа людей (их называют мастерами), которые придумывает некую фабулу. Или заимствуют ее из литературы. После этого определяют тех, кто будет играть.

Тут два пути. Мастер может назначить человека на конкретную роль, точно так же как звезд приглашают в театр или в кино. Но если четкого видения, кто лучше справится с ролью, нет, за нее дают побороться всем, кто изъявил желание поучаствовать.

Далее. Если игра серьезная, масштабная, мастер проводит с игроками индивидуальную работу. Рассказывает, что почитать, как лучше подготовиться. Согласитесь, странно играть короля и не знать, кто был у него главным советником. Невозможно перелопатить тонны литературы про какого-то конкретного персонажа, это понятно. Поэтому мастер доводит необходимый уровень знаний.

Бывают проекты, когда работа ведется не индивидуальная, а командная. Например, мы за французов, они за немцев — людям объясняют, что нужно делать.

— Сколько может длиться игра?

— От нескольких часов до нескольких дней. В Европе есть масштабные проекты, которые продолжались неделю и даже больше. В одной из игр из экскаватора сделали дракона, который, как рассказывали участники, был как живой. У нас все, конечно, менее масштабно. Но тоже серьезно. Около Смолевичей есть площадка «Беларусьфильма», где проходила игра по мотивам «Вечеров на хуторе близ Диканьки». Моделировали там украинскую деревню. Участники жили в ней некоторое время.

Что касается игры по Франции, мы арендовали «Панскі маёнтак „Сула“». Разыгрывали встречу Франциска I и императора священной Римской империи. Это интересный исторический эпизод из жизни Европы XVI века. Длилось все это порядка 8 часов. Подготовка шла 3 месяца! А сам проект вынашивался 10 лет… Я хорошо знаю человека, который его реализовывал. К игре были сшиты костюмы, многие из которых гораздо круче тех, что хранятся в запасниках «Беларусьфильма». Костюмы шили из натуральных материалов, по историческим выкройкам. Конечно, стопроцентной достоверности достигнуть невозможно, но мы были к этому близки. Я играл короля Франции, и костюм обошелся в $2000.

— Выходит, ролевые игры — дорогое удовольствие?

— Недешевое. Иногда выезжаем на игры на живых лошадях. Представьте, сколько это стоит! Своим реквизитом каждый игрок занимается сам, в зависимости от финансовых возможностей. Признаюсь, смешно слушать, когда, упоминая ролевиков, многие говорят: это мальчики и девочки, бегающие по лесам в занавесках. Полная чушь! Среднестатистический ролевик по дороговизне экипировки, оснащения не уступает серфингисту.

Если человек приходит на игру и денег у него немного, все другие игроки стараются по максимуму помочь. К слову, в ролевые игры все играют по-разному. Одни считают, что окружающий антураж должен максимально соответствовать событию, которое обыгрывается. Другие убеждены, что главное — это театральное погружение в роль, работа «по Станиславскому».

— Можно ли составить усредненный портрет игрока?

— Пожалуй, нет. Молодежь, студенты, играют в одни игры, люди поопытнее — в другие. Расскажу про свой круг общения. В основном это взрослые люди, семейные, состоявшиеся. У многих дети, как правило, несколько. Доход — выше среднего по Минску или даже гораздо выше. Это люди с высоким интеллектуальным уровнем, знанием иностранных языков. Для нас ролевое движение — это даже не хобби, а определенный образ жизни. У кого-то есть и другие развлечения. Одни играют в страйкбол, другие в теннис. Я занимаюсь реконструкцией.

Хотел бы сделать акцент вот на чем. Ролевик — в какой-то степени уникальный человек, который обладает универсальными знаниями в сферах, многим кажущихся странными. На некоторые игры мы выезжали конными — нужно уверенно держаться в седле. Многие мужчины в ролевом движении умеют фехтовать, ведь в Средневековье это было естественно. Кто-то шьет, учит правила великосветского этикета, кто-то освоил в деталях технологию различных ремесел. Люди, увлекающиеся этим хобби, развиты всесторонне.

— Главный мотив для ролевиков — это пресыщенность стандартными развлечениями, жажда адреналина, желание сниматься в кино, что-то другое?

— А какой мотив у человека, который лезет на скалу, зная, что в любой момент может упасть? Наверное, и жажда адреналина в том числе. Но еще — желание общаться с хорошими людьми, находится в компании единомышленников. К тому же всегда интересно, как поведешь себя в вымышленной ситуации, в которой бы никогда не оказался в реальной «офисной» жизни. Игра игрой, но очень непросто проехать 60 километров в седле!

— Есть мнение: тем, кто «плотно» вживается в роль, тяжело из нее выбраться…

— Это тоже стереотип. Думаете, если человек пришел, поиграл в хоббита, хоббитом он и останется? Разве Орландо Блум, снявшись во «Властелине колец», так и остался Леголасом? Сыграл, деньги получил — свободен. Мы же получаем не деньги, а удовольствие и новые эмоции.

Хотя не исключаю: где-то есть ненормальные, которые из своей роли выбраться не смогли. Я лично ни королем Франциском, ни кем либо еще быть не хочу: меня устраивает моя реальная жизнь!

Стереотипов и предубеждений у нас пока очень много. Приведу пример, связанный с военно-исторической реконструкцией. Мы были в Бельгии, в Ватерлоо. Шла реконструкция эпизода из эпохи наполеоновских войн. Небольшая группа людей опаздывала в лагерь, ехали из Брюсселя. Представьте: полицейские на машине провожали участников, проводили их через все кордоны! В Европе отношение к хобби уважительное. В России же, как и у нас, к реконструкторам нередко относятся как к обезьянкам. Подходят, фотографируются без спросу, пристают…

Тем не менее, хобби становится все более популярным. Сейчас в Беларуси в ролевые игры играют порядка 10 тыс. человек. Думаю, их количество в ближайшее время возрастет многократно. Это не только модное, но и интересное увлечение, которое развивает в человеке интерес к истории, не дает ему погрязнуть в рутине.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. db@onliner.by

Автор: Артур Боровой. Фото: из архива А. Гурского; raenza.ru
Без комментариев