«Советовали морить сына голодом». Ребенок белоруски ест всего 10 продуктов. Остальных боится

21 ноября 2022 в 8:52
Автор: Артем Беговский . Фото: Анна Иванова

«Советовали морить сына голодом». Ребенок белоруски ест всего 10 продуктов. Остальных боится

Большинство людей слышали про булимию, анорексию, компульсивное переедание, но мало кто знаком с расстройством избегающего/ограничительного приема пищи. Оно выражается в отказе человека от определенных продуктов и чаще всего встречается у детей, однако может сохраняться в подростковом и даже во взрослом возрасте. На первых этапах такое расстройство легко принять за детские капризы: малыш ест одни продукты, а от других отказывается. С возрастом капризы проходят, а РПП только усугубляется, и рацион человека становится ограниченным. А отсюда недостаток питательных веществ со всеми вытекающими последствиями. Чем расстройство отличается от простого привередливого поведения, как оно начинается и каковы его причины, читайте в материале.

ARFID (avoidant/restrictive food intake disorder) не личный добровольный выбор человека, а серьезное расстройство с четкими критериями, требующее профессиональной помощи. Страдающие этим расстройством ограничивают себя от употребления многих продуктов, а пробовать что-то новое они боятся, при этом чувствуя тревогу, нервозность, начинают плакать — как будто разум и тело отказываются принять другую пищу.

Ирина — кандидат биологических наук и мама ребенка, имеющего ARFID. Ее сыну 5 лет, у него хорошо развита речь, он прекрасно ладит с окружающими, но есть одно «но»: на сегодня он ест только 10 продуктов. Пробовать новое категорически отказывается, объясняя это тем, что ему страшно. У него так называемая «бежевая диета»: все продукты имеют белый, бежевый или желтый цвет. Их он считает безопасными.

— В возрасте до 2 лет он ел почти все, но в какой-то момент перестал. Я тогда еще думала, может, это капризы, но понимала, что дело не только в них. Мы решили подождать, мало ли пройдет. Не прошло по сей день.

Такие дети могут иметь много пищевых правил: например, на еде не должно быть пятен или изъянов, продукты должны быть только определенных брендов или из конкретных магазинов, а блюда — приготовлены одним и тем же образом. У страдающих ARFID повышена чувствительность к вкусу, запаху, текстуре пищи.

— Антон пьет кефир определенного бренда, только из зеленого пакета и через трубочку. Из кружки он пить не будет. Если его обмануть со вкусом, в следующий раз он к нему вообще не притронется. Если приготовить рис на молоке — откажется, на воде — съест. Шоколад — тоже только одной марки и без добавок в виде орехов, изюма и прочего. Нам удалось каким-то образом ввести в рацион мороженое — его он съест, но вафельный стаканчик не тронет. Торт на день рождения покупаем, чтобы просто зажечь свечку.

Если ребенок увидел на рисе царапину, есть не будет. Они чувствуют любые изменения в приготовлении: что добавили, как поменялся состав и так далее.

Моего ребенка все устраивает. Он ограничивает себя в еде и избегает ситуаций, где она есть. Он испытывает наслаждение даже от тех 10 продуктов. Один из характерных критериев расстройства — потеря веса, но это совсем необязательно, у моего сына этого нет. Возможно, это связано с тем, что у него углеводная еда.

Принуждение может сделать только хуже: человек не реагирует на давление, попытки пристыдить, подкуп и логическое объяснение. Так происходит потому, что поведение при этом расстройстве является бессознательным, то есть неконтролируемым. Ребенок не может объяснить, почему он не ест.

— Как думает большинство: если ребенок не ест, значит, его надо заставить. Но в подростковом возрасте может развиться кое-что пострашнее — например, анорексия, потому что это защитная реакция организма. Ребенка заставляют есть насильно, для него это безвыходная ситуация, вокруг никто не помогает — что делать? Чувства прячутся, и куда-нибудь они все равно вытекут. Еще мне советовали морить сына голодом — материнское сердце не выдержало и двух часов. На это специалисты сказали бы, что сама виновата: мол, гиперопека.

Может, перерастет, а может, и нет. Мы не знаем последствий. Я знакома с мамой мальчика с точно таким же расстройством, как у моего Антона. В 5 лет он был вполне себе упитанным, а в 8 резко похудел. Пошел в школу и там вообще ничего не ел, даже ссобойки, потому что стеснялся.

Ирина, как и многие родители таких детей, сталкивается с обвинениями в свой адрес со стороны.

— Такие дети сталкиваются с насилием в садах и школах, когда их пытаются накормить насильно. Дети голодают, потому что приносить свою еду нельзя, а ту, которую им дают, они не едят. Я столько обвинений в свой адрес наслушалась, потому что люди считают, что виноваты родители: «Значит, вы так воспитываете, неправильно кормили». Мы и так находимся в тяжелой ситуации, а на нас еще сыплется шквал обвинений, и приходится каждому объяснять. Это очень утомляет.

Для родителей все усложняется еще и тем, что все дети проходят фазу привередливости, и это естественно. Но ARFID — это не просто привередливость. Привереды часто разборчивы, упрямы или играют на привлечение внимания, могут не хотеть или не любить еду в одно время и соглашаться съесть те же продукты в другое. Ребенок же с расстройством имеет реальную фобию, он лучше будет морить себя голодом, чем пробовать новую еду.

— Если привередливому ребенку один раз показать продукт, он откажется, второй — откажется, а на десятый попробует. Детям с ARFID нужно как минимум 30-50 раз, чтобы они допустили присутствие продукта рядом с собой. Причины возникновения расстройства разные, но чаще всего это негативная реакция на еду в раннем возрасте.

У моего Антона, скорее всего, сенсорное нарушение. Дело в том, что после родов ребенок попал в реанимацию, питание было через зонд, у него не развивались вкусовые рецепторы, плюс в полтора года у него был ротавирус. Я резко отучила его от груди, так как попала в больницу с аппендицитом. Вот вся эта последовательность событий и могла сформировать негативное отношение к еде. Через какое-то время он перестал есть то, что уже знает.

В отличие от анорексии, люди с ARFID не сконцентрированы на внешнем образе тела, они не ограничивают свой рацион осознанно. Они могут и хотеть есть, но быть не в состоянии это сделать, потому что есть сильная внутренняя сторона, которая боится пробовать новую еду. То есть из-за какого-то события или негативного опыта боль начала ассоциироваться с пищей. Все точно так же, как при боязни пауков, с разницей лишь в том, что паука они видят раз в полгода, а человек с ARFID смотрит на еду по пять раз в день.

Основной метод лечения расстройства избирательного питания — когнитивно-поведенческая терапия. Ее главная задача — выявить мысли, запускающие неправильную эмоциональную реакцию. Сформированный у пациента шаблон поведения и мышления предстоит разрушить — тогда приемы пищи станут восприниматься как акты удовлетворения естественной потребности, а не как способы отражения внутреннего мира.

— Лечение проходит с психотерапевтом, но, чтобы был результат, у пациента должны быть способности к саморегуляции, а у маленьких детей этого нет. По мнению психотерапевтов, через которых прошли тысячи таких детей, важным фактором является внутренняя мотивация. Пока этого у ребенка нет, я использую другие методы — например, знакомлю сына с едой, он ее щупает, играется, рисует.

Причины расстройства избирательного питания

Поскольку болезнь относительно новая и малоизученная (она была включена в диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам только в 2013 году), выявить объективные причины ее возникновения пока не удалось. Медики только пришли к выводу, что природа ее сугубо психическая. Диагноз не ставится, если избирательное питание объясняется аллергией, религиозными убеждениями или индивидуальными запретами. Если невозможно логически объяснить, почему ребенок не употребляет отдельно взятые продукты, есть основания подозревать расстройство пищевого поведения.

Что будет, если не лечить?

Избирательное питание приводит к дефициту полезных веществ. В норме рацион человека должен быть разнообразным, поскольку из одной группы продуктов нельзя получить все витамины и микроэлементы. Если исключить какую-либо категорию, организм начнет страдать от нехватки веществ. В случае с ИОРПП исключается не одна, а сразу несколько категорий продуктов. Нередко ежедневное меню больного сводится к одному и тому же продукту. Нежелательная еда вызывает психическое отторжение, поэтому пациент теряет аппетит. Это приводит к снижению массы тела вплоть до истощения, нарушению механизмов всасывания в ЖКТ, авитаминозу.


Чтобы помогать мамам в подобной ситуации, Ирина создала телеграм-канал.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner запрещена без разрешения редакции. ng@onliner.by

Автор: Артем Беговский . Фото: Анна Иванова