«Перековал себя заново». Белорус сменил программирование на кузницу

26 ноября 2022 в 17:35
Источник: Каролина Губаревич . Фото: Максим Малиновский

«Перековал себя заново». Белорус сменил программирование на кузницу

Разыгрываем Playstation и Dyson в приложении Каталог Onlíner каждую пятницу
«Лето, на улице 33°C, а в кузнице и того жарче. У меня в руках пятикилограммовый молот, по лицу ручьем течет пот, но я не прекращаю бить им по наковальне. Знакомые, увидев эту картину, сказали, что лучше бы я дальше преподавал информатику», — вспоминает Сергей Кудиков. Лет пятнадцать назад он прислушался бы: жителю Мстиславля, увлеченному компьютерами и программированием, обычное железо было чуждо, он опасался пил, ножей и топоров. Но после знакомства с ребятами в доспехах на фестивале средневековой культуры мировоззрение мужчины круто поменялось. Он стал «ковать» себя заново, сначала сплетя кольчугу и сделав меч, с которым участвовал в реконструкции сражений, а позже — кучу полезных в обиходе вещей. Так кузнечное ремесло и стало частью его жизни.

Яма посреди поля, накрытая брезентом и огороженная деревянными колышками, рядом гусеничный трак и пылесос с функцией выдува — такой была первая кузня Сергея. Нынешняя выглядит совсем иначе: небольшое здание из белого кирпича с решетками на окнах — это одна из первых работ белоруса. Снаружи на тяжелой черной двери висит подкова и улыбается «веселый Кузя» — рожицу когда-то мелом нарисовал сын мужчины, а тот увековечил картинку с помощью металла.

 Не зря говорят: кузнец — всем ремеслам отец. В старину без него не обходилось ни одно дело. Ножи, колеса, челноки — все полезные в быту вещи можно было получить у мастера. Существовал даже обряд кузнечного венчания: влюбленные из деревень и сел, где не было храмов, приходили в кузницу, чтобы, выковав, например, подкову, железно закрепить свои чувства. Ее же в первую брачную ночь клали под кровать, чтобы у супругов родился крепкий и трудолюбивый наследник, — говорит, открывая дверь, собеседник.

«Когда тяжело, зажги огонь и стань на молот» — гласит написанная на стене у входа фраза из его стихотворения. Хозяин раздувает мехами пламя в горне, испещренном рунами на здоровье и богатство. Затем, захватив кусок железа щипцами, мужчина отправляет его в самый жар. Когда металл раскаляется докрасна, перекладывает на наковальню — «лицо» кузницы — и быстрыми ударами молота формирует изделие. А параллельно рассказывает, как все начиналось.

В 2000 году Сергей вернулся из армии и, желая «залететь» в сферу IT, поступил на оператора электронно-вычислительных машин. То, чем он занимался впоследствии, сейчас покажется простым и банальным: современные телефоны работают очевидно лучше старых компьютеров. Но тогда его занятие казалось чем-то очень значимым. Молодой человек писал коды, чинил железо и переустанавливал операционные системы, а заодно вел в школе уроки информатики, создав на базе Access программу по учету учеников. А чтобы в Мстиславле был доступ к интернету, протянул между домами кабели, смонтировав «локалку» и назвав ее «Лис» — локальная информационная сеть.

 Я не пацифист, но стараюсь не ковать ножи. Это, конечно, нужные в хозяйстве вещи, но они еще несут и смерть. Пятнадцать лет назад оружие меня мало привлекало, как и в принципе работа с металлом. Так было до тех пор, пока в нашем городе не прошел первый «Рыцарский фест», где я, с детства вдохновленный фильмами о героях, познакомился с организаторами, — продолжает кузнец. — С этого все и пошло. Я загорелся сделать свою кольчугу. Три месяца плотной работы с тисками и молотком, подсказки мастера и 28 тысяч металлических колечек — столько понадобилось для моей первой сведенки. Мне очень хотелось поскорее ее соорудить, поэтому прибег к довольно простой технике 4 в 1, когда каждый элемент соединяется с четырьмя соседними. Говорят, такая легко рвется, но моя жива до сих пор.

«Игры для взрослых мальчиков»

Сергей женился, и пара завела детей, требовавших не только любви и заботы, но и больших затрат. Чтобы прокормить семью, мужчина уехал на заработки в Россию. Девять лет он колесил по стране, в рабочее время строя дороги, а свободное посвящая плетению кольчуг. Их, впрочем, белорусу было мало. Он захотел сразиться в средневековых боях, а для этого нужны были свои доспехи и меч, за который раньше отдали бы полдеревни. А сейчас полная амуниция обошлась бы примерно в $4000, так что, периодически возвращаясь на родину, бывший учитель информатики сам ковал оружие, щит, шлем и перчатки. Миланский доспех, который у него получился в итоге, весил 68 кг — столько же, как если бы на рыцаре повис человек. В этом доспехе кузнец выступает до сих пор.

— Для меня историческая реконструкция стала культом, новой сексуальной ориентацией со своими правилами и принципами. Согласно им, если человек недостаточно защищен, у него оголена шея или не надет шлем, в бой его никто не пустит. Один пропущенный удар — и он сломан. Так что перед тем, как участвовать в турнирах, я основательно подготовился, — добавляет собеседник.

Кто-то возобновляет походы монголо-татарского ига, кто-то — завоевания викингов. Сергей же выступал за войско Великого Княжества Литовского.

— Первое сражение помнится так же хорошо, как и первая девушка. Выстрел пушки — и в кровь мгновенно поступает адреналин. Тут уже не скажешь, что испугался и хочешь назад — обратного пути просто нет. Так что продолжаешь наступать на врага, переполненный эмоциями и чувством ответственности за товарищей. На мне латный доспех, поэтому я в первых рядах — шинкуйте меня, как капусту, я все равно ничего не почувствую. Но один точный удар соперника — и я уже на земле. Только тогда осознаешь, что произошло. О победе не думаешь: важна не она, а то, как провел бой, — делится впечатлениями мужчина.

Без выбитых пальцев, сломанных ребер и капель крови, проступивших сквозь льняную рубаху, дело не обходилось. Это, однако, не останавливало Сергея, наоборот, его привлекал необычный образ жизни. Белорус раз за разом участвовал в средневековых фестивалях, а потом еще открыл клуб реконструкции «Мстиславская хоругвь». К тому моменту он уже ковал не только мечи, но и предметы быта: крючки для дверей, стукала, заколки, которые женщины носили в VIII—IX веках.

— Когда было свободное время, я разжигал огонь и работал с металлом, получая истинное удовольствие. Постепенно кузнечное ремесло стало чем-то большим, чем просто хобби. Хотя я и подумать не мог, что оно займет значительное место в моей жизни. Бывали, конечно, моменты выгорания, когда я не понимал, зачем мне все это нужно. Но бросить свое занятие уже не мог, — говорит собеседник.

«Изделие как ребенок»

Три года назад Сергей устроился мастером народных промыслов в районный Дом ремесел и купил восемь соток земли, чтобы построить дом. Но кузница на участке появилась раньше небольшого коттеджа — в ней мужчина и заработал на семейное гнездо. По старой памяти к мужчине обращались за ремонтом компьютера или написанием программы, но техника его влекла не так сильно, как мастерская, где он «врукопашную» сражается с металлом.

— Среди кузнецов существует градация: есть оружейники, доспешники, те, кто кует ворота и подковывает лошадей. Все это могу выполнить и я, но мне больше импонирует художественная ковка — предметы быта и сувениры. Раньше я ездил на фестивали с железным вороном, которого сделал сам, — люди от живого не могли отличить. И это при том, что у меня нет художественного образования. Смотришь детали на фотографии — и их превращаешь в металл, — рассказывает белорус. — Многие куют ворота, а вот мелочовкой почти никто не занимается. Я же делаю ложки, вилки, обереги. Посетители ярмарок, где я выставляюсь, удивляются ценам — 15 рублей за штуку. Спрашивают, сколько времени занимает процесс. Отвечаю — пять минут, но, чтобы достичь такой скорости, я работал 13 лет. Если возьмется неопытный человек — он час потратит впустую.

На его рабочем месте нет пресс-молотов и почти отсутствует другое современное оборудование: мастер старается, чтобы процесс и изделия были аутентичными. При этом в кузнице он проводит четыре-пять часов в день, чтобы не перетрудиться. А такое бывало: из-за нагрузок на суставы, мышцы и сухожилия Сергей в прошлом году перенес операцию: врачи вырезали фиброму, доброкачественное новообразование.

— На кузнице серьезные физические нагрузки. При этом вовсе необязательно, что кузнец — это большой дядька. Как-то раз ко мне на мастер-класс приезжал программист, построивший дом и решивший заняться каким-нибудь ремеслом. Он несколько часов ковал, а на следующий день не мог встать с кровати. Это к тому, что в нашем деле важно рассчитывать свои силы, — комментирует собеседник. — Меня, например, закалила армия. К тому же в свое время я участвовал в рукопашных боях и занимался в тренажерных залах. А когда строил дом, закопал у здания брусья, на которых каждое утро отжимаюсь и подтягиваюсь.

В кузницу он приходит, только когда есть вдохновение и желание: если заставлять себя, ничего не получится.

 — Когда меня спрашивают, не жаль ли мне отдавать изделия, я отвечаю, что для меня оно как ребенок: все равно рано или поздно уйдет. Мне приятно расставаться с вещами, в них я вкладываю положительную энергию. В последнее время все чаще стали поступать заказы на реконструкцию ворот в старом бабушкином доме, люди просят сделать кованые дверные кольца, щеколды. Меня радует, что люди стали возвращаться к истокам, чтить свои корни, — заключает Сергей Кудиков.

Выбор покупателей
электрический с конвекцией, объем 65 л, утапливаемые переключатели, 8 режимов, очистка каталитическая, 2 стекла в дверце, направляющие проволочные + телескопические (1 уровень)
Выбор покупателей
индукционная на 4 конфорки, cтеклокерамика, мощность: 6600 Вт, независимая установка, размеры (ШхГ): 59x52 см
Выбор покупателей
загрузка на 10 комплектов посуды, электронное управление, 5 программ, 44.6x55x82 см, черный цвет, сушка: конденсационная, индикация на полу: луч
Выбор покупателей
отдельностоящая, автоматическая стиральная машина, с паром, загрузка до 6.5 кг, отжим 1000 об/мин, глубина 44 см (с люком 46 см), энергопотребление A+++, прямой привод, защита от протечек, 10 программ

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner запрещена без разрешения редакции. ng@onliner.by

Источник: Каролина Губаревич . Фото: Максим Малиновский