Зачем мы врем, почему врут нам. Разговор с психотерапевтом о природе лжи

28 246
249
21 мая 2021 в 7:52
Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Александр Ружечка

Зачем мы врем, почему врут нам. Разговор с психотерапевтом о природе лжи

«Все лгут» — знаменитую цитату доктора Хауса никто не будет оспаривать. Лгут дети, взрослые и старики, женщины и мужчины. Нас ежедневно обманывают продавцы, таксисты, политики, журналисты. Супруги самозабвенно врут друг другу, друзья становятся врагами из-за лжи. Почему человечество не способно остановить этот бесконечный поток лжи? Как он родился, для чего существует и есть ли хоть малейший шанс того, что вранья в нашей жизни в будущем станет меньше? Сегодня мы узнаем, как видят феномен лжи психотерапевты и психоаналитики.

Для чего начинать разговор о таких, на первый взгляд, понятных вещах? Ведь все кажется очевидным: ложь — это плохо, правда — хорошо. Если бы все было так просто, скорее всего, ложь в нашей жизни встречалась бы намного реже. Мы предлагаем обсудить тему именно потому, что мир далеко не черно-белый. Что вы скажете о лжи во благо? Насколько опасно обманывать самого себя? Может ли ложь или утаивание правды стать оправданным защитным механизмом? Обо всем этом сегодня мы поговорим с психотерапевтом Еленой Карачун.

Кто это?

Елена Карачун — врач-психотерапевт «Центра здорового сна». Окончила Гродненский государственный медицинский университет, после чего два года работала в РПБ «Гайтюнишки». Являлась главным внештатным психотерапевтом Минской области, работая в МОКЦ «Психиатрия-наркология». Обучается психоанализу по стандартам Международной психоаналитической ассоциации. Стаж работы в психиатрии — более 10 лет.

Феномен правды

 Что такое ложь? Почему люди так часто врут?

— Ложь — это искажение истины. Это слово происходит от греческого «кривой», а «правда» — от греческого «прямой». Думаю, можно сказать: смысл лжи заключается в том, чтобы избегать столкновений и конфликтов, условно — уйти в сторону.

С точки зрения психологии ложь бывает разной, у каждой лжи свои цели. Я буду опираться на психоаналитическую теорию, потому что ложь здесь рассматривается как феномен отношения личности к ее представлениям об окружающих людях. По одной из классификаций есть три основные причины лжи, все они имеют корни в нашем детстве и проходят через всю нашу жизнь.

Первая причина — мы лжем, когда мы боимся быть неприятными, считаем, что недостойны любви, внимания или уважения, и стараемся выглядеть более привлекательно, со своей точки зрения, искажая правду. Такой вид лжи выражается в том, что люди в повседневной жизни преувеличивают или приукрашивают что-то, пряча правду о себе. Думаю, подобное происходило с каждым из нас.

В худшем варианте, например, когда ребенок был не принят в семье, не мог быть открытым и правдивым, ему приходится создавать оболочку «ложное я». Термин ввел психоаналитик-педиатр Дональд Винникотт, который заметил, что некоторые дети, стараясь сохранить отношения с недружелюбным или безразличным окружением, начинают приспосабливаться, формируя о себе удобное для окружающих представление, в которое и сами верят. Это может отразиться на всей их дальнейшей жизни: как правило, такие люди потом приходят в терапию с ощущением пустоты, говорят, что не чувствуют себя настоящими. Человек неожиданно для себя открывает, что внешность или качества, которыми он обладает, нравятся окружающим, но ему самому не доставляют никакого удовольствия.

Вторая причина лжи — попытка скрыть что-то способное нести для нас опасность. В патологическом варианте, если возвращаться к детско-родительским отношениям, такая ложь появляется, когда родители начинают атаковать ребенка, не принимать его, забирать то, что ему нравится. Как правило, такой тип лжи формируется в отношениях с преследующим, тоталитарным, контролирующим человеком. В природе мы бы назвали это мимикрией, попыткой слиться с общим фоном. Держать информацию в тайне — это все равно лгать, потому что такие обстоятельства искажают представление о нас в глазах окружающих.

Третий тип лжи очень опасный. Он возникает тогда, когда ребенок сталкивается с нелицеприятными вещами, реальностью, например, он узнает, что его родители не так богаты или что у него нет способностей к спорту или учебе. Если эти откровения травмируют, а еще и подогреваются окружением, используются как повод для унижения, ребенок испытывает стыд. В результате ключевого фактора — унижения возникает садистическая ложь.

Когда человек накапливает ощущение стыда и униженности, он начинает мстить окружающим. Ложь становится инструментом войны, втягивания других в свой спектакль. Манипулируя окружающими, искажая их реальность, такие люди испытывают бессознательное удовольствие. Садистическая ложь по праву приравнивается к насилию.

— Чем с точки зрения психоанализа отличается ложь от правды?

— На самом деле, все очень просто: правда никому не принадлежит. Попробую расшифровать. Ученые пытаются понять, как устроен мир, они ищут правду. Это требует массы усилий, умения видеть мир глазами других, проверки теорий на состоятельность. Или искать правду о себе — это значит подвергать себя сомнению, размышлять о том, какой ты, тестировать себя в отношениях с окружающими, получать обратную связь. Все это — поиск с результатом, который очень трудно предугадать заранее. Это встреча с незнакомым, которое всегда вызывает тревогу, а еще и требует немалых внутренних ресурсов для поиска. Помогает этому процессу любопытство, характерное для всех людей в большей или меньшей степени.

Коротко: феномен правды заключается в том, что она существует сама по себе, ее невозможно контролировать, она вызывает тревогу, ее требуется постичь.

Ложь — это всегда творение. Она возвращает человеку комфортную для него иллюзию контроля. При этом возникает парадокс: ложь никогда не дает опоры — ни тому, кто лжет, ни тому, кого обманывают, потому что они точно не знают, что происходит на самом деле.

Иногда врать полезно?

— Можно ли сказать, что социальная норма «важно говорить правду» чем-то подкреплена? Может быть, это просто договоренность, которая совершенно необязательна? Или есть что-то более важное, чем социальная норма?

— Здесь я бы говорила о бессознательных контрактах — правилах, которые мы воспринимаем как сами собой разумеющиеся, принимаемые на бессознательном уровне. Все-таки, когда это возможно, лучше говорить правду хотя бы потому, что это позволяет не искажать реальность, оставлять прозрачными, опирающимися на твердую основу отношения между супругами, друзьями, коллегами. Конечно же, идеальное государство — то, где люди очень четко понимают, что происходит в стране, доверяют ее руководству. Определенно правда позволяет строить более здоровые и плодотворные отношения.

Еще ложь очень тесно связана с чувством справедливости, ведь даже у двух людей могут быть совершенно разные представления о том, что справедливо, а что — нет. Балансируя в рамках своей шкалы ценностей, кто-то с низким доходом может посчитать, что не совершает ничего дурного, обманывая другого, очень богатого человека или, например, государство. Для кого-то это даже может стать актом восстановления справедливости.

Но на самом деле мир не черно-белый, наши возможности не равны. Кто-то может больше заработать, кто-то талантливее или удачливее. Многим очень сложно жить с осознанием этого факта, который, наверное, стоит назвать правдой. Еще раз: правда не в том, что, если у тебя нет денег или определенного таланта, ты хуже. Правда в том, что мы разные. Это сложно, поэтому некоторые принимают решение идти по кривой, уйти в сторону или держаться за собственную версию, отстаивая субъективную справедливость.

Ложь убивает доверие, это глобальная проблема. Я бы очень хотела точно знать, что таксист, везущий меня, не хочет сейчас спать, врач, к которому я иду на прием, позаботился о своей квалификации, государство, которому я плачу налоги, потратит их на поддержание благосостояния — моего и людей, действительно в этом нуждающихся.

Работа психотерапевта заключается, по сути, в том, что каждый день он лечит людей правдой. Наша задача — показать то самое, чего обратившийся за помощью не хочет замечать. Но в моем деле очень важно понимать, когда сказать правду.

Некоторые готовы ее принять в какой-то определенный момент: ни раньше и не позже. Формируя представление о мире, мы часто врем себе и другим, потому что некоторую правду узнать больно, стыдно, страшно, порой — невыносимо.

При садистической лжи один человек считает, что он кукловод, а остальные в его мире — куклы, которыми можно играть. Получается, кукловод унижает своей ложью окружающих. И когда мы обнаруживаем правду, у нас есть два способа реагировать: можно протестовать, заявляя лжецу, что ты не готов мириться с унижением, и отстаивать свою точку зрения посредством дискуссии, с помощью фактов, поступков. Второй способ — согласиться с ложью, но тогда ты остаешься униженным, промолчавшим — и это унижение никуда не денется. Как будто не замечая, во что тебя втянули, ты продолжаешь жить с этим искажающим твою реальность ощущением. Часто говорят, что правда связана со страхом, но это скорее не страх узнать правду, а страх почувствовать унижение из-за того, что ты обманут или использован.

Почему не любят правдорубов

— Какими качествами должен обладать человек, постоянно говорящий правду? Удобен ли он для общества? Правдорубов часто сравнивают чуть ли не с блаженными…

Давайте вспомним: ложь защищает от страха и стыда. Представьте, что кто-то в резкой форме начинает обнажать перед вами нелицеприятные моменты. Вы к этому не готовы, вы, по сути, не хотите знать правду. Всегда же есть бессознательный контракт в паре: каждый из супругов что-то «не замечает» в партнере, такие же контракты есть в отношениях с руководством или во взаимодействии гражданина и государства. Здесь важно понимать, что все эти больные вопросы не похоронены — рано или поздно они всплывут, с ними придется столкнуться, ведь, как мы уже говорили ранее, правда, в отличие от лжи, существует сама по себе, вне зависимости от нашего желания.

Коллега рассказывал мне о случае из практики. Он показал зависимому человеку анализы, свидетельствующие, что у того начался цирроз печени. Знаете, какова была реакция? Пациент задумался и изрек: «Мда… жену я могу обмануть, а вот печень — нет».  И если бы такое пациент мне сказал на сеансе психотерапии, я показала бы ему, что существует две части его личности. Первая, как и жена, не хочет знать правду, готова быть слепой и обманутой, не думать о последствиях. Вторая понимает правду и пугается ее. И после мы бы говорили об этом конфликте.

Что касается правдолюбов, я не встречала в жизни положительных примеров людей, которых бы так называли. Предполагаю, потому, что подобная характеристика относится скорее к тем, кто не просто знает правду, но и хочет использовать ее как оружие нападения, утешая свое самолюбие.

Правдорубы не стремятся восстановить объективную, всем необходимую справедливость, а больше хотят раскрыть тайны и тем самым унизить оппонента.

Но ведь есть люди, которые, методично отстаивая истину, ставят перед собой цель не эффектно унизить, а именно восстановить равновесие. Их поведение отличается желанием услышать оппонентов, проверить свою правду на крепость. Влияние таких людей, возможно, сначала не так бросается в глаза, но очевидно, что выражение такой честной позиции благотворно влияет на всех.

— Часто вранье оправдывается как «ложь во благо». Возможно ли такое вообще?

— Очень тонкий вопрос. В любом случае здесь важно спросить себя, почему человек, который лжет во благо, оставил себе право решать, говорить правду оппоненту или нет.

— В советской медицине повсеместно существовала практика не сообщать смертельно больным людям о трагических последствиях, к которым приведет болезнь: предполагали, что пациент может не справиться с правдой, она ему только навредит…

— Врачи до сих пор не любят подробно говорить о тяжелых диагнозах, обсуждать их. Какое-то время в белорусской медицине пытались вводить информированное согласие, но прижилось это далеко не во всех сферах. Как правило, у врача просто нет времени проникнуться проблемами пациента, переварить их и искренне, с сочувствием ответить. Это плохой пример лжи во благо.

Я, вообще, думаю так: многие говорят, что врут, чтобы не ранить близкого или не накалять обстановку. Мы не имеем права на такую ложь, так как она касается другого человека, лишает его самого ценного — возможности контролировать собственную жизнь. Обманывая, ничего не говоря, мы оставляем за собой контроль над его жизнью. Такой контроль, по сути, садистическая ложь.

В советской системе воспитания детдомовцам не говорили, кто их родители, считая, что таким образом оберегают их от стресса. Эта практика была распространена и во многих других странах. Французский психоаналитик Француаза Дольто переломила ситуацию, очень сильно повлияв на институт приемных родителей и детских домов во Франции. Она считала, что ребенок способен пережить любую правду и травмирует его не правда, а как раз таки тайна — ложь. Травма заключается в том, что в какой-то момент у ребенка, не знающего правду, ломается картина мира. Поэтому детские дома во Франции являлись хранителями информации о природных родителях приемных детей. Ребенок в любой момент времени, когда он чувствовал, что готов, имел право приехать и узнать, кто его настоящие отец и мать.

Опасность самообмана

— Человек, часто повторяя ложь, в какой-то момент начинает в нее верить сам. Как это можно объяснить?

— Это вполне понятная ситуация: в большинстве случаев человек банально не хочет знать правду. Я неоднократно наблюдала, как люди, приходящие ко мне за помощью, с готовностью верят в очевидную ложь от партнеров, запрещая себе увидеть реальное, но очень неудобное положение вещей. Говоря просто — предпочитали любить не человека, а свое идеалистичное представление о нем. Они чувствовали, что, узнав правду, не смогут ее контролировать, она заставит взглянуть иначе на себя и того, кто рядом. Самообман же создавал иллюзию контроля.

Еще один вариант самообмана заключается в том, что человек не может увидеть в себе причину своих несчастий. В этом случае обманывающий себя считает, что кругом враги, мешающие его процветанию. Эта ложь защищает от правды о том, что в нас есть сторона, которая нам очень не нравится, за которую может быть стыдно. Эта ложь основана на проекции — я вижу в окружающих то, чего не хочу о себе знать.

— Кризисные периоды в жизни многих государств, как правило, делят общество на несколько противоборствующих сторон, каждая из которых свято верит, что является носителем истины, в то время как оппоненты — или глупцы, или лжецы. Как можно объяснить этот феномен такой «многоликой правды»?

— В случае больших потрясений общество попадает в ситуацию расщепления и регресса. Грубо говоря, оно откатывается на ранние ступени мышления, по сути к периоду, когда мир в представлении человечества выглядел как сказка, где было четко разделено добро и зло. Попробую объяснить: говоря о своей повседневной жизни, многие из нас наверняка скажут «здесь все сложно». Мы замечаем полутона, понимаем, что вещи могут иметь двойные, порой противоречивые смыслы.

Когда напряжение нарастает, сознание, стремясь спастись от чрезмерной нагрузки, впадает в регресс, дающий облегчение через иллюзию понимания простоты мироустройства. Есть лишь ложь и правда, хорошее и плохое, черное и белое. В таких условиях измотанной нервной системе проще принимать решения.

Примечательно при этом, что враги (это происходило всегда, во всех конфликтах, во всем мире) будут обвинять друг друга в том, что делают сами. И мы все чаще будем слышать «сам дурак, сам дурак, сам дурак…». Расщепляясь и примитивизируя оппонентов, мы наделяем их всеми негативными сторонами абсолютного зла (в том числе и своими собственными, которые уже не имеем силы замечать), а себя видим сугубо положительными героями — абсолютным добром.

В отличие от животных, люди наделены самопознанием. Представляя себе самих себя, мы склонны впадать в крайности, которые были навязаны нам обстоятельствами и внутренними механизмами защиты. Если человек говорит, что в его детстве абсолютно все было ужасно или, наоборот, прекрасно — это верный признак того, что у него есть серьезные проблемы с искаженным представлением о мире. Пройдя терапию, осмыслив и приняв происходившее, он, скорее всего, скажет, что детство было разным: и хорошим, и плохим. Это будет примирение с правдой.

То же самое можно перенести и на уровень общества ему важно перестать делить все на черное и белое.

Мы должны все время вспоминать о критическом мышлении, тестировать себя и окружение. Нужны факты, а не их интерпретация, требуется находить в себе любопытство, позволяющее проявлять интерес к противоположной точке зрения.

Важно задавать себе вопросы, дающие правдивые, но неудобные ответы. Мне говорят, что хотят меня защитить, почему я не чувствую себя в безопасности? Мне говорят: на противоположной стороне — враги, почему же эти люди были товарищами еще недавно? Меня уверяют: все просто, почему до этого все было сложно? Это тяжелая психическая работа, но лишь в результате нее мы сможем отличать правду от лжи и принимать собственное, осмысленное решение о том, что с ними делать дальше.

С возвратом 5% от суммы — стиральные машины в Каталоге

автоматическая стиральная машина, загрузка до 6 кг, отжим 1000 об/мин, глубина 40 см (с люком 42 см), энергопотребление A++, защита от протечек, 14 программ
автоматическая стиральная машина, загрузка до 6 кг, отжим 1000 об/мин, глубина 44 см (с люком 46 см), энергопотребление A+++, прямой привод, 13 программ
автоматическая стиральная машина, загрузка до 5 кг, отжим 1000 об/мин, глубина 40 см, энергопотребление A+, 16 программ

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Александр Ружечка