«Нет четкого понимания, как завершится ситуация в Беларуси, но вы очень едины». Журналисты из Гонконга о протестах в РБ

511
10 декабря 2020 в 8:00
Источник: Александр Тумар . Фото: Влад Борисевич

«Нет четкого понимания, как завершится ситуация в Беларуси, но вы очень едины». Журналисты из Гонконга о протестах в РБ

Где предел жестокости и насилию? Типичным ли является поведение людей в форме при подавлении протестов в разных странах? А как ведут себя сторонники власти в других государствах? Во время освещения одной из массовых акций в Минске корреспонденты Onliner познакомились с репортерами из Гонконга, который второй год переживает нечто подобное. Наши коллеги провели в Беларуси около двух месяцев, работали на маршах, во время дворовых празднований, один из них даже был задержан. В общем, разговор напрашивался сам собой. Нам всем при оценке событий иногда не хватает взгляда со стороны.

В ролике присутствуют титры на русском. Включите при необходимости.

Кто эти люди

Алекс Чан и Каору Курэ — журналисты из Гонконга, которые освещали протесты у себя на родине практически с самого начала (а точнее, с июля — августа 2019 года). Репортеры просят называть себя фотографами-документалистами. Поездка в Беларусь для них была первой служебной командировкой за границу.

Наши коллеги провели в Минске несколько месяцев, не раз оказывались в эпицентре событий, встречались и разговаривали со множеством обычных людей. Как они считают, получили достаточный журналистский опыт, чтобы сложилось впечатление о происходящем. Особую ценность их мнению придает возможность проводить сравнение с протестами в Гонконге.
Каору Курэ (слева) и Алекс Чан (справа)

Во время брутальных действий на улице Орловской гонконговцы очутились на передовой, светошумовые гранаты (МВД тогда подтвердило применение спецсредств) взрывались в непосредственной близости. Именно Алекс Чан и Каору Курэ — авторы резонансного видео, сделанного возле РУВД.

Контент из Минска журналисты отправляли в редакции влиятельного ресурса Apple Daily (основан в 1995 году известным бизнесменом Джимми Лаем, входит в тройку наиболее популярных ресурсов в Гонконге), некоторых местных газет, а также заливали на стоковый сервис Getty Images.

«В Гонконге при прямом взаимодействии наша полиция действовала более жестко, чем в Беларуси»

Каким-то невероятным образом Алекс Чан и Каору Курэ всякий раз выбирали место наиболее ярких событий: оказывались то во дворе на улице Мирошниченко, где местные жители отмечали день рождения Героя Советского союза; то во время протестов у Дворца независимости; то когда случился брутальный разгон протестующих на втором городском кольце.

Каору Курэ. 10 октября, Минск

Перед отъездом репортеров в Гонконг мы спросили об их ощущениях от белорусов, протестов, действий силовиков и т. д. Приводим наиболее значительные цитаты из интервью.

— Схожести с гонконгскими событиями очень много. Люди борются за те же ценности: свободу, демократию, честные выборы... За короткое время мы увидели в сжатом, концентрированном виде то, что происходило у нас. В 2014-м в Гонконге тоже проходил очень мирный протест (его называли революцией зонтиков, он длился 79 дней), но он закончился ничем, так как ни одной из заявленных целей добиться не удалось. Однако это пробудило многих людей, и в 2019 году случилось продолжение. Акции проходили интенсивнее, общество столкнулось с насилием со стороны полиции, пресса подавлялась, часть людей вынуждены были покинуть страну.

— Мы предвидели, что во время протестов в Беларуси иностранные журналисты могут быть задержаны, избиты и депортированы. Поэтому сделали все, чтобы не попасться [силовикам]. У нас не было много фототехники, чтобы не привлекать дополнительного внимания при прохождении границы.

— Об уровне насилия. Нам неприятно это констатировать, но в Гонконге при прямом взаимодействии наша полиция действовала даже более жестко, чем в Беларуси. Такое чувство, что они испытывают персональную ненависть к прессе, провоцируя ее. Если замечают журналистов вдали от других представителей СМИ, то используют слезоточивый газ. Были случаи, когда с нас снимали очки, чтобы попасть струей газа именно в глаза.

Главное отличие в том, что в Гонконге полиция действует жестко, но правовая система более демократичная. После задержаний и доставления в отделение нас отпускали без штрафа, поскольку наказания за такое «нарушение» не предусмотрено. В Беларуси же, на наш взгляд, все наоборот.

«Не думал, что будут задерживать парня азиатской внешности, стоявшего поодаль»

Репортеры знают, о чем говорят, не понаслышке. Алекс Чан был задержан во время воскресного марша 6 сентября возле Дворца независимости. Тогда протестующим удалось дойти до цепи силовиков, выстроившихся на пр. Победителей. Вот как журналист описывает случившееся.

— Я предполагал, что задерживать будут скорее протестующих, находившихся к силовикам ближе, а не парня азиатской внешности, стоявшего поодаль. Но ошибся. Меня взяли первым, затащив за оцепление. При этом я успел извлечь карту памяти из фотокамеры и спрятать ее... Мне показалось, что сотрудники милиции не знали английского. Тогда они обратились за помощью к протестующим [также задержанным]. Через десять минут пришел какой-то руководитель, попросил достать карту памяти (другую), бросил ее на землю и растоптал. Затем он ударил меня три-четыре раза по затылку. Он словно добивался, чтобы я беспрекословно слушал его приказы. После этого меня отправили в автозак и доставили в отделение (это было Центральное РУВД. — Прим. Onliner). Там находилось много людей, стоящих в коридоре. Пришел какой-то руководитель, на его погонах была одна звезда, который отвел меня к ассистентке. Попросил предъявить паспорт. Затем они позвонили в посольство Китая. В милиции задавали множество вопросов, используя Google-переводчик: где я учусь (репортер учится в университете. — Прим. Onliner)? по какому предмету? публиковал ли что-нибудь в соцсетях? В конце концов меня отпустили.

Алекс Чан после освобождения. 6 сентября возле Центрального РУВД Минска

«Одни считают, что текущая ситуация ни к чему не приведет. Другие поддерживают мирный характер протестов»

По словам репортеров из Гонконга, для сюжетов, подготовленных ими из Беларуси, выделялось важное место. Это вызывало резонанс у аудитории.

— Наши люди тоже переживают за белорусскую ситуацию, но мнения разделились. Одни считают, что текущая ситуация ни к чему не приведет. А другие поддерживают мирный характер протестов, мол, продолжайте в том же духе. Такие же разговоры мы слышим здесь, в Беларуси.

— Две особенности, которые отличают белорусские протесты, на наш взгляд. Первое. Женщины играют активную роль, взяв на себя инициативу. Они выходили на передний план, лицом к лицу сталкиваясь с милицией. В Гонконге у протестов не было такого явного гендерного характера. Второе. В Беларуси нет языковой проблемы, как у нас. В Гонконге мы используем кантонский диалект. Это часть нашей идентичности, которую мы боимся потерять. В Беларуси, как мы видим, большинство говорят на русском. При этом белорусы обладают своей идентичностью.

Меня это впечатлило: оказывается, можно потерять язык, но не потерять идентичность.

— В Гонконге есть разные мнения даже среди протестующих: кто-то считает, что нужна исключительно независимость. Кто-то за возврат к британской колонии. А у вас же абсолютная солидарность, у белорусов одна объединяющая цель. Очень бросается в глаза, что вы едины.

«Таксист сбил участницу протестов. Ее оштрафовали, а он продолжает ездить»

— В Гонконге много людей, поддерживающих правительственную политику, которых не трогает полиция. Они могут пырнуть ножом оппонента, и им ничего не будет. Были случаи, когда такие люди приставали к женщинам. Сообщалось о нескольких изнасилованиях, но информация о расследованиях обнародования и вообще официального подтверждения не получила. У нас описывался такой инцидент со ссылкой на юристов. Якобы одна из девушек была изнасилована в полицейском участке, а впоследствии она забеременела. Ее отец подал жалобу — тогда его дочь арестовали. У нас нет доказательств этому. Но данная информация распространяется среди протестующих.

Другой случай: таксист направил автомобиль в толпу протестующих, сбив девушку. Она получила травму и не сможет нормально передвигаться до конца жизни. Водителю не были предъявлены обвинения, более того, он продолжает управлять машиной, а вот пострадавшую пытались привлечь за участие в массовом мероприятии.

— В Гонконге мы можем делать фото с безопасной дистанции (не исключено, тебе при этом будут интенсивно мешать), а вот в Беларуси высокая вероятность, что тебя задержат.

— У нас нет четкого понимания, как завершится ситуация в Беларуси. Считаю, важное значение будет иметь привлечение международного внимания, в частности ЕС, США и Канады. Но мы не уверены, что санкции будут эффективны. В то же время ситуация выглядит оптимистично. Ведь у вас есть суверенитет, страна, язык... То, чего нет у нас.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Источник: Александр Тумар . Фото: Влад Борисевич