Кого догоняет «Погоня»? Разговор с историком о старых и новых гербах Беларуси

0
12 октября 2020 в 8:00
Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак

Кого догоняет «Погоня»? Разговор с историком о старых и новых гербах Беларуси

Белорусская национальная символика образца 1991—1995 гг. переживает ренессанс. При наблюдении за тем, что происходит на улицах страны, на массовых демонстрациях, повторяющихся каждые выходные, возникает ощущение: у каждого третьего белоруса все эти годы в шкафу лежал бело-красно-белый флаг и герб «Погоня». К сожалению, государственные символы, исторические и нынешние, вместо того чтобы объединять граждан, нередко становятся поводом для споров и противостояния.

Государственная символика — один из инструментов пропаганды. Власть и граждане страны всегда наделяют такие символы определенным контекстом, который может значительно различаться в зависимости от социальной, политической или экономической обстановки и множества других факторов. И чем больше разница в трактовке, тем острее возникающее напряжение. Ослабить его может лишь понимание базовых ценностей, в верности которых никто не сомневается. Например — исторической ценности символов. Не так давно мы изучили бывшие и нынешние белорусские государственные флаги, обсудили их сакральный смысл, символизм и то, как они вписываются в исторический контекст жизни страны. Сегодня вместе с историком Владимиром Ляховским мы поговорим о гербах.

О чем тут речь?

Кто это?

Владимир Ляховский — историк, архивист. Кандидат исторических наук, доцент. Исследует историю белорусского национального движения и белорусской политической эмиграции межвоенного периода. Автор свыше 200 публикаций, 2 авторских монографий, 1 коллективной монографии. Лауреат премии имени Льва Сапеги, почетный член Национального исторического музея Беларуси. Награжден медалью имени Франтишка Богушевича Белорусского ПЕН-центра.

Как рождаются гербы

— Давайте для начала определимся с тем, что такое герб, какое значение он имеет и какова его актуальность сейчас?

— Герб — это продукт Средневековья. Начиная с XII столетия он был связан с рыцарским сословием и знатным католическим духовенством. Герб, составленный по определенным геральдическим правилам, переходил по наследству от поколения к поколению. В дальнейшем родовые ветви разрастались и герб уже отождествлялся с принадлежностью дворянина к той или иной фамилии (роду). Так формировалась родовая солидарность.

С развитием торговых отношений в Европе начиная с ХІІІ столетия гербы присваиваются ремесленным и торговым корпорациям, а с утверждением Магдебургского права — городам. В период становления абсолютизма модифицированные родовые гербы правящих династий Англии, Франции (до Великой революции 1789 г.), Австрии, Швеции и других монархий постепенно начинают ассоциироваться с государственными символами этих стран.

Вместе с тем историю формирования национально-государственной символики европейских народов нельзя назвать однолинейной. Тут можно проследить несколько вариаций. У греков, попавших после падения Византийской империи в 1453 г. под османское владычество, мобилизационная роль православной церкви по сохранению национально-культурной идентичности нашла отражение на современном гербе Греции в виде белого равностороннего креста на лазуревом геральдическом щите. У чехов, поляков, венгров, сербов, черногорцев и болгар, в определенный исторический период утративших свою независимость, их древние государственные символы олицетворяли борьбу за восстановление своего национального суверенитета. У финнов, хорватов и отчасти румын формирование национально-государственных символов связано с автономными образованиями, существовавшими на территориях этих стран под протекторатом соседних полиэтнических королевств и империй.

Иначе обстояло дело с так называемыми «неисторическими нациями» (латышами, эстонцами, словаками, словенцами и др.). Их гербы были созданы после приобретения государственной независимости и включали в себя, как правило, элементы гербов исторических областей и провинций, относящихся к территории новообразованных государств.

Большинство литовцев причисляют себя к «исторической» нации, считая Великое княжество Литовское своей «национальной империей», хотя последнее утверждение нужно оспорить. ВКЛ — крупнейшее государственное образование в Европе в XIV—XVIII вв., созданное взаимными усилиями предшественников белорусского, литовского, украинского и других народов. Государственно-политическое, правовое и культурное наследие ВКЛ по праву принадлежит всем народам, формировавшим его.

Другое дело, что у белорусов, абсолютное большинство которых издавна исповедовали православие или относили себя к униатам, местная политическая элита ВКЛ (магнатерия и знатное дворянство) в XVI—XVII вв. начала массово переходить в католичество и постепенно ополячилась. Возникший культурный и языковой разлом после краха Речи Посполитой был усугублен обрусительской политикой царского режима. Это повлияло на то, что у белорусов до сих пор очевидна размытость национального самосознания и чувство исторической принадлежности к ВКЛ и его символам долгое время было во многом нивелировано. Все начало постепенно меняться с конца XIX — начала ХХ столетия, когда возникшее белорусское национальное движение заявило о возвращении белорусов к своим историческим корням, связанным с древнебелорусскими государственными образованиями IX—XIII вв. и ВКЛ.

— Какой еще смысл, кроме идентификационного, вкладывали представители национально-освободительных движений молодых европейских наций в XIX—ХХ стст., легитимизируя свою старосветскую символику?

— Молодые зарождающиеся нации ищут свою историческую преемственность, тем самым желая доказать или подтвердить, что их государственность имеет более древнее происхождение, чем это считалось ранее. Ученые и любители истории в летописях и древних актах начинают выявлять упоминания и изображения древних гербов местных князей, исторических областей или городов, имеющих непосредственное отношение к национальной истории. Таким образом создавался миф об исторической нации. Выявленный древний герб постепенно мифологизируется, становится символом борьбы за независимость страны. Говоря о мифе, мы вкладываем в это понятие конструктивный смысл. Это некий визуальный образ, который уже прочно ассоциируется с нарождающейся политической нацией.

Откуда ведет свои корни «Погоня»

— Тогда давайте ближе к нашей истории. Как символика ВКЛ стала маркером белорусской нации?

— Герб в образе вооруженного всадника на коне появляется на белорусских землях уже в XIII веке. Он был присущ многим европейским странам. Мы все сейчас знаем его как герб «Погоня».

Известный белорусский исследователь-геральдист Анатолий Титов отмечает, что «Погоня» наряду с изображением «Колюмн» («Гедиминовыми столбами») уже присутствует на печатях великого князя литовского в годы правления Витеня (1296—1315). Шестиконечный крест на щите конника связывают с периодом правления Владислава II Ягайло (1362—1434). Считается, что последний заимствовал его после бракосочетания с польской королевной Ядвигой, дочерью и внучкой представителей Анжуйской династии венгерских королей, у которых этот символ являлся неотъемлемым геральдическим элементом их родового герба. Ягайло считал важным отметить свое родство со столь знатной королевской династией.

Надгробие короля польского и великого князя литовского Владислава II Ягайло в королевской усыпальнице в Вавеле (неизвестный автор, до 1432 г.) с изображениями гербов ВКЛ «Погоня» (в центре саркофага), Королевства Польского (справа) и Червонной Руси (слева)

— Почему именно «Погоня»? Кто и кого догоняет? Всадник убегает или преследует?

— Большинство ученых считают, что «Погоня» олицетворяла собой ответные военные действия великих князей и воевод ВКЛ на военные набеги тевтонцев и крымских татар на приграничные территории государства. Как правило, такие вражеские нападения были связаны с захватом пленников, материальных ценностей и последующим отходом на свою территорию. Обратная военная операция — погоня — символизировала возвращение награбленного, освобождение из неволи своих людей.

— В какой момент «Погоня» стала официальным символом ВКЛ?

— Как отмечают белорусские историки Алексей Шаланда и Вячеслав Носевич, «Погоня» окончательно закрепляется в качестве государственного символа ВКЛ в первой половине XVI века. Именно в этот период она отображается на Острой браме города Вильно (столицы ВКЛ) — одних из въездных ворот города, возведенных в 1503—1522 гг.

Герб присутствует на титульной странице Статута ВКЛ 1588 г. — главного свода законов древнего белорусско-литовского государства, просуществовавшего до 1839 г. Тогда же «Погоня» отображается на государственных монетах ВКЛ, на гербах многих белорусских городов, получивших Магдебургское право, которое обеспечивало городским магистратам широкое самоуправление. После Люблинской унии 1569 г., провозгласившей создание федеративной Речи Посполитой, на государственном гербе нового государственного образования «Погоня» соседствует с польским королевским орлом.

«Погоня» и Российская империя

— Что стало с «Погоней», когда Беларусь и Литва в конце XVIII в. вошли в состав Российской империи? С ней каким-то образом боролись царские власти?

— Со времен правления императора Павла I в число титулов российских самодержцев всегда официально входил и «великий князь литовский». «Погоня» была законодательно интегрирована с местной геральдикой, общеимперскими символами. Она присутствовала на гербах большинства белорусских губерний (Виленской, Гродненской и Витебской), а также многих городов Беларуси. Также следует отметить, что солдаты и офицеры отдельных гвардейских воинских частей императорской армии, сформированных на территории бывшего ВКЛ (таких, например, как лейб-гвардии Литовский полк), на своих киверах носили кокарды с изображением «Погони» на фоне российского двуглавого орла.

На официальный статус «Погони» по большому счету никак не повлияли антироссийские сепаратистские восстания 1830 и 1863 гг., несмотря на использование восставшей местной шляхтой и крестьянами-косиньерами на своих знаменах двуединого символа старой Речи Посполитой.

Проблема тут заключалась в другом. Начиная со 2-й половины ХIX века деятели литовского национального движения, пользуясь поддержкой местных иерархов католической церкви, представителей своей многочисленной эмиграции и диаспоры, через школьное образование, независимую прессу и литературу на литовском языке активно внедряли в массовое сознание литовцев постулат, что Великое княжество Литовское и его государственные символы — это исконно литовское историческое и культурное наследие. Малограмотные белорусские крестьяне, составлявшие абсолютное большинство населения края, в основном православного вероисповедания под влиянием обрусительной политики идентифицировали себя или как «русских», или как «тутэйшых» и в своей массе не связывали себя с ВКЛ и «Погоней».

Изображение всадника на тогдашних губернских и городских гербах они воспринимали как официоз и не считали своим. Даже когда в начале XX века в Российской империи началось брожение умов, грянули революционные события 1905—1907 гг., представители белорусского движения на манифестациях и собраниях не использовали герб «Погоня», они шли в народ с красными флагами и транспарантами.

Популяризация ВКЛ и «Погони» в окружении национально ориентированной белорусской интеллигенции началась уже после Первой российской революции на страницах газеты «Наша Нива» (1906—1915) — прежде всего благодаря публикациям и изданию первой популярной «Истории Беларуси» (1910) романтика-самоучки Вацлава Ластовского. Именно под его влиянием поэт Максим Богданович, классик белорусской литературы, сочинит в 1915 г. свое знаменитое стихотворение «Пагоня» («Старадаўняй Літоўскай Пагоні не разбіць, не спыніць, не стрымаць»).

Тем не менее до Первой мировой войны это почти никак не отразилось в умах и сердцах простых белорусов. «Крестьянство, — констатировал известный белорусский писатель Змитрок Бядуля, — за исключением небольшой его части, которая реализовывалась через белорусскую прессу, жило своей жизнью. В нем естественно и равномерно сохранялся источник исконной белорусской повседневности. Ни одно правительство не смогло вырвать его из этого состояния. Но тогда же малотиражная еженедельная газета „Наша Нива“ также не смогла поднять в крестьянстве национальное самосознание, необходимое для белорусского возрождения».

Герб «мужицкой республики» не прижился

— Но все равно мы подходим к одному из важнейших для «Погони» периодов...

— Все изменилось с началом «Великой войны» (1914—1918). Она стала мощным катализатором этнополитических и этнокультурных процессов в Центральной и Восточной Европе, включая Беларусь. Змитрок Бядуля рассказывает: «Белорусское движение в период „Нашей Нивы“ не смогло сделать то, что империалистическая война сделала за два года. Лучшим агитатором по пробуждению белорусских крестьянских масс от сна была сама жизнь — ненормальная, перевернувшая все. Это неспокойное время было лучшей живой агитационной книгой для белорусских крестьянских масс».

В 1915 г. в Вильно в условиях кайзеровской оккупации белорусские, литовские и польские политические деятели провозглашают создание Конфедерации Великого княжества Литовского. На напечатанном меморандуме Конфедерации ВКЛ можно видеть герб «Погоня». Инициаторы создания этой организации — белорусы братья Антон и Иван Луцкевичи — были ориентированы на создание межгосударственной белорусско-литовской унии, рассчитывая, что кайзеровская Германия в итоге проиграет войну и этот момент можно будет использовать, чтобы провозгласить независимость нового государственного образования. Но история пошла по несколько другому сценарию.

Чернильный оттиск первой печати Народного секретариата БНР. Февраль — апрель 1918 г.

В феврале 1917 г. в результате Февральской революции в Российской империи пал царский режим. Идея белорусской автономии быстро трансформировалась в желание белорусских радикалов создать независимую Белорусскую Народную Республику, которая была провозглашена 25 марта 1918 г. Новая генерация белорусских национальных деятелей, выросших в условиях Российской империи и выдвинутых на политическую авансцену революционными событиями 1917 г., слабо ориентировалась в исторических реалиях прошлого своей родины. Формируя институты и символику БНР, они взяли за основу повседневные атрибуты крестьянской трудовой деятельности: сноп, грабли и косу. Такое сочетание можно увидеть на печати Народного секретариата Беларуси, которой заверялись первые официальные документы БНР. Представители Польской Рады земли Минской иронизировали по этому поводу, называя БНР «мужицкой республикой».

Одновременно в феврале того же 1918 г. белорусские деятели, находящиеся в Вильно, провозглашают создание региональной виленской Белорусской Рады во главе с Антоном Луцкевичем. Наряду с бело-красно-белым флагом своим символом новая организация избирает герб «Погоня».

В апреле 1918 г. находящийся в Киеве известный белорусский общественный деятель, историк и экономист Митрофан Довнар-Запольский настаивает, чтобы гербом БНР стала «Погоня». Он создал в украинской столице Белорусскую торговую палату, которая фактически спасла правительство БНР от финансового краха. На печати этой посреднической торговой организации был утвержден герб «Погоня». За замену символики БНР также ратует руководитель Минского народного представительства Роман Скирмунт. 15 мая 1918 г. Рада БНР постановляет утвердить герб «Погоня» в качестве государственного символа республики. В последующем «Погоня» становится символом не только белорусского правительства в изгнании, но и всей межвоенной и послевоенной белорусской политической эмиграции и диаспоры.

Белорусская футбольная дружина «Белорусы Москвы» из представителей белорусской диаспоры, в 2004—2007 гг. игравшая в московской Межнациональной любительской лиге. Из личного архива А. Макогона

Работая в Германии, правительство БНР и ее дипломатическая миссия в Берлине нашли финансовые средства для печатания своих дипломатических и заграничных паспортов в одной из германских типографий (около 10 тыс. экземпляров). Хотел бы отметить высокое качество печати этих документов. Они выглядят гораздо солиднее первых паспортных свидетельств Украинской Народной Республики и независимой Литвы.

В Западной Беларуси в 1920-е — 1930-е гг. «Погоня» воспринималась как главный символ белорусского освободительного движения в условиях польского авторитарного режима. На аттестатах выпускников белорусских гимназий Вильно, Новогрудка, Клецка и Радошковичей красовался герб «Погоня». Его можно было видеть и на головных уборах виленских и новогрудских белорусских гимназистов, а также студентов-белорусов Виленского университета Стефана Батория. Все западнобелорусские политические демократические партии также использовали «Погоню» в качестве своего идентификационного символа.

Участники белорусского национального движения возле флага 1-го Слуцкого полка БНР. Вильно, 1920

В Западной Беларуси «Погоне» посвящали свои стихотворения будущий народный поэт Беларуси Максим Танк, Наталья Арсеньева, будущий член Союза писателей СССР Михась Машара и ряд других авторов. Этот древний белорусский символ блестяще воплотил в своей живописной работе 1927 г. «Погоня Ярилы» знаменитый белорусский художник Язеп Дроздович.

Параллельно в эмиграции продолжались поиски иных вариантов белорусского герба. В начале 1930-х гг. белорусские эмигранты в Чехословакии В. Русак и А. Жук создали собственный проект белорусского государственного герба, совместив на своем эскизе «Погоню» с персональным гербом Франциска Скорины (сочетание солнца с ранней луной).

Проект герба Беларуси, созданный белорусскими эмигрантами в Чехословакии в начале 1930-х гг. Из личного архива Владимира Ляховского

— Отличалась ли «Погоня» того времени от той, что мы привыкли видеть сегодня?

— Было множество вариантов герба, которые часто сильно разнились между собой. Каждый изображал его так, как он видел и хотел. На печатях различных министерств БНР и белорусских национальных организаций можно заметить, что вооруженный всадник сильно различается в деталях. Выяснить имена авторов-разработчиков всех этих вариантов сейчас почти невозможно.

— Какая судьба у «Погони» в послереволюционные времена на территории Советской Беларуси?

— «Погоня» на территории Советской Беларуси находилась под фактическим запретом. Но трудно было утаить этот символ, так как он присутствовал почти везде, в том, что было связано с древней историей Беларуси: в «памятных книжках» белорусских губерний дореволюционного времени, на монетах времен ВКЛ, представленных в музейных экспозициях...

Как рождалась белорусская советская символика

— А что с советским белорусским гербом? Когда появился его первый прототип?

— Белорусская советская символика начинает свою историю в феврале 1919 г., когда Первый Всебелорусский съезд Советов принял Конституцию Советской Социалистической Республики Беларусь (ССРБ), которая утвердила герб и флаг республики. За исключением названия и лозунга «Пролетарии всех земель, соединяйтесь!», переведенного на белорусский язык, а также замененного изображения колосьев ржи вместо пшеницы, герб Советской Беларуси не отличался от герба РСФСР.

Герб С.С.Р.Б, 1920 г. Идентичен гербу 1919 г.

27 февраля 1919 г. по инициативе Москвы вместо ССРБ возникло новое политическое образование — Литовско-Белорусская ССР. Но в июле 1920 г. московские большевики все снова переиграли, согласившись с провозглашением ССРБ во второй раз. На символику же все эти пертурбации мало повлияли: она по-прежнему сохраняла прямую связь с гербом и флагом РСФСР образца 1918 г.

В 1924 г. с провозглашением политики белорусизации белорусские так называемые национал-коммунисты и национал-демократы попытались воплотить свои патриотические чаяния в республиканской символике Советской Беларуси. За несколько месяцев до этого, 22 февраля 1924 г., секретариат ЦИК БССР объявил конкурс на лучший дизайн республиканского герба. В сообщении, опубликованном в местной прессе, говорилось, что этот герб «должен характеризовать особенности Белорусской Республики», но в то же время сохранить «связь с Союзом Советских Социалистических Республик».

Весной 1924 г. решением республиканского жюри были определены три лучших проекта герба БССР. Два из них принадлежали художнику Геннадию Змудинскому. К сожалению, информации о том, кто еще был номинирован в качестве победителей конкурса, мы пока не знаем. В Национальном художественном музее Беларуси сохранились только эскизы герба от Змудинского, в нем мы видим сочетание советской атрибутики с бело-красно-белой национальной символикой.

Эскиз герба Белорусской Социалистической Советской Республики художника Геннадия Змудинского, представленный на республиканский конкурс в 1924 г. Национальный художественный музей Беларуси

Очевидно, что решение жюри номинировать проект Змудинского с «национал-демократическими» мотивами стало неожиданностью для местного большевистского руководства. Накануне подведения итогов конкурса ЦК КП(б) вынудил ЦИК БССР отменить его результаты и скрыть от общественности всю информацию.

Вопрос о проекте нового республиканского герба висел полтора года. Только в начале ноября 1925 г. ЦИК БССР принял окончательное постановление: «Предварительный проект не утверждать. СНК БССР обязывал Институт белорусской культуры более ответственно подходить к этому вопросу». После этого разработка концепции новых государственных символов БССР была возложена на подотдел изящных искусств историко-археологической комиссии Инбелкульта. Политическая ответственность за результаты этих разработок была возложена на Народный комиссариат просвещения БССР.

29 июля 1926 г. руководителю учреждения Антону Балицкому было приказано «в течение месяца представить на утверждение в СНК БССР новый проект герба, который будет «неразрывно тождественен» его союзному аналогу. При этом настоятельно рекомендовалось, чтобы в нем приняли участие не только белорусские авторы, но и художники со всего Союза.

В начале сентября 1926 г. в Народный комиссариат просвещения БССР поступило около 100 проектов республиканского герба...

— Откуда такой ажиотаж? Неужели настолько сильны были патриотические настроения?

— Ну победа сулила большие моральные и материальные преференции счастливчику. В немалой степени ажиотаж был связан с обещанным гонораром в 500 новых советских рублей. На сегодня эта сумма составила бы более 6600 долларов США.

Со своими работами в конкурсе участвовали известные белорусские и российские мастера. Плакатист Гутковский представил на конкурс целых 8 своих эскизов. Педагоги и студенты Витебского художественного училища установили абсолютный рекорд в этом конкурсе, отправив в Минск 34 своих авторских проекта. В итоге победил преподаватель Витебского художественного училища Валентин Волков — будущий народный художник БССР, наиболее известный по знаменитой картине «Минск 3 июля 1944 года».

Первый волковский вариант проекта республиканского герба, хотя и чем-то напоминающий советский образец (наличие серпа и молота, пятиконечной звезды, глобуса и сияющего солнца), также не обошелся без «национал-демократических» мотивов. Традиционная красная лента, которая подпоясывала стилизованные ветки дуба и колосья ржи, обрамлялась бело-красно-белой каймой, а шрифт аббревиатуры БССР был выполнен в древнеславянском стиле времен Полоцкого княжества.

24 ноября 1926 г. на заседании СНК БССР было представлено 8 авторских проектов герба. Члены правительства согласились с предложением признать эскиз Валентина Волкова победителем конкурса. В то же время некоторые чиновники выразили недовольство бело-красно-белой окантовкой ленты. В ходе обсуждения разгорелась бурная дискуссия.

В итоге 27 декабря 1926 г. под давлением ЦК КП(б)Б было принято решение взять за основу отцензурированный вариант — без бело-красно-белой окантовки лент, с некоторыми дополнительными поправками. Последние изменения были одобрены 5 февраля 1927 г. Согласовав проект с ЦК КП(б)Б, 30 марта СНК БССР утвердил вариант проекта герба БССР, который должен был стать последним. Но на самом деле это было еще не все. 2 апреля 1927 г. бюро ЦК КП(б) обязало «ознакомить всех членов и кандидатов ЦК и ЦКК со всеми проектами герба БССР, представленными ЦИК и СНК БССР, в сравнении с гербами всех других союзных республик. И после этого представить его на Всебелорусский съезд Советов». Четыре дня спустя ЦК Компартии Беларуси внес еще одну правку в изображение герба, что стало последним гвоздем в надежду национал-коммунистов отразить белорусскую идентичность в символике БССР. Вот какая требовалась правка: «Изменить стиль букв в аббревиатуре БССР на более простой; уничтожить элементы древнеславянского шрифта».

11 апреля 1927 г. на очередном Всебелорусском съезде Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов вместе с Конституцией БССР был утвержден новый герб республики, максимально лишенный национального колорита.

Утвержденный герб Белорусской ССР по проекту художника Волкова

— Это был окончательный советский вариант герба?

— В дальнейшем он много раз модифицировался. В 1937 г. аббревиатура БССР окончательно утверждена как «Белорусская Советская Социалистическая Республика», был убран алый фон неба под солнцем, а также отредактирован пролетарский девиз, который на белорусском языке стал звучать как «Пролетарыі ўсіх стран, еднайцеся!» (вместо «злучайцеся»). Далее, в 1938 г., с герба удалили надписи пролетарского девиза на польском языке и идише — остались только белорусская и русская версии. На смену дубовой ветке пришли ржаные колосья, переплетенные льном. Также изменилась конфигурация солнечных лучей. В 1949 г. художник И. Дубасов заменил льняные коробочки на гербе цветами. Наступил 1958 год, и, согласно новым правилам правописания иностранных слов в белорусском языке, слово «пролетарыі» в девизе отредактировано как «пралетарыі». Наконец, в 1981 г. изображения цветов льна и солнечного света были снова скорректированы, а серебряный цвет серпа и молота был заменен на золотой.

Герб страны на пять лет

— Мы плавно подходим к периоду, когда советский белорусский герб отступает и вновь появляется «Погоня». Забыли ли ее за это время белорусы?

— Если бело-красно-белый флаг, возникший в 1917 г. и отображенный в белорусской демократической прессе, литературе, в архивных документах и музейных коллекциях того времени, можно было легко спрятать в спецхраны, а упоминания о нем убрать из учебников и прочей печатной продукции, то с «Погоней», как мы уже отмечали, сделать это было очень трудно. К примеру, выпускаемая с 1976 г. продукция Витебского телевизионного завода с легкой руки местных дизайнеров получила название «Витязь», а на торговой марке витебских телевизоров и сейчас красуется легендарный всадник.

После провала путча ГКЧП в Москве и провозглашения независимости Беларуси 25 августа 1991 г. фракция «Белорусского народного фронта» в Верховном Совете тогда еще БССР инициировала принятие законопроекта о придании гербу «Погоня» и бело-красно-белому флагу статуса государственных символов белорусского государства. Ранее парламентская комиссия по образованию, культуре и охране исторического наследия взяла за образец эталон «Погони», выполненный художником Евгением Куликом совместно с Владимиром Круковским. Евгения Кулика, кстати, некоторые коллеги-художники критиковали за то, что боевая лошадь на представленном эталоне выглядела тяжеловесно, но он был очень убедителен в своих аргументах, доказывая, что рыцаря в полной боевой амуниции легковесная лошадь не выдержит. На самом деле в куликовском художественном исполнении «Погоня» смотрится убедительно и канонично. Образ всадника и коня устойчив и не «плавает» на картинке.

Вопрос о новой государственной символике был рассмотрен и поставлен на голосование в белорусском парламенте 19 сентября 1991 г. Прения и процедура принятия решения была очень напряженной, и порой казалось, что представителям коммунистической партийной номенклатуры в Верховном Совете удастся отбить наступление «Погони», хотя тогда ее поддержали все творческие и научные подразделения страны, включая Академию наук во главе с ее президентом Владимиром Платоновым. При первом голосовании решение не было принято: вместо необходимого 231 депутата за постановление проголосовали 204 человека при 2 против и 28 воздержавшихся. Тут на помощь пришла замминистра юстиции, в будущем член Конституционного суда Республики Беларусь Валентина Подгруша. Она предложила утвердить новую символику не отдельными законами, а путем внесения изменений и дополнений в Конституцию 1978 г. в рамках тех статей, где было описание старого государственного герба и флага БССР, т. е. утвердить норму, согласно которой Беларусь имеет герб и флаг. Причем описание новой символики может быть одобрено не конституционным (не менее 2/3 голосов), а простым (50% + 1 голос) большинством.

Но только третье голосование стало результативным: за новую символику при анонимном голосовании как раз набрался 231 необходимый мандат. Постановлением Верховного Совета Республики Беларусь от 10 декабря 1991 г. «Погоня» была утверждена гербом Республики Беларусь!

— Вы можете вспомнить, как был воспринят новый герб?

— Это был неприятный момент в деятельности того парламента.

Казалось бы, такое торжественное событие — принятие нового герба и флага, но все почему-то было сделано втихую без предварительных объявлений. Уж не помню, в какой день, но эмблему «Погони» крепили к зданию Дома правительства на площади Независимости без всяких там торжеств. Многие депутаты от оппозиции негодовали. Просто одним утром люди проснулись, а в стране — уже новый герб.

Простой обыватель не был подготовлен к смене государственных символов. Фактически через средства массовой информации не была проведена разъяснительная работа для населения.

После этого «Погоня» в течение года появилась буквально везде: на деньгах, аттестатах о среднем и высшем образовании, свидетельствах о браке, фасадах большинства госучреждений. Ее появлению в первую очередь радовалась творческая интеллигенция, студенты и часть политической элиты. Между тем электоральное большинство — простые граждане — относились к новой символике если не враждебно, то индифферентно. В те годы экономической нестабильности вопросы работы, заработной платы волновали людей больше, чем вопрос, с каким флагом и гербом жить.

Возвращение в «светлое прошлое»

— Прожила «Погоня» в своем официальном статусе все равно недолго...

— Именно так. В 1994 г. была создана комиссия по пересмотру государственной символики, а 7 июня 1995 г. в результате референдума 14 мая того же года герб «Погоня» был заменен на новый, во многом совпадающий с предыдущим советским гербом БССР. Очевидно, что смена государственных символов Республики Беларусь в 1995 г. была связана с курсом нового руководства на ресоветизацию страны. Это была попытка вернуть белорусов в недавнее «светлое прошлое».

Герб «Погоня» демонтируют с фасада Дома правительства

— А что вы скажете о современном гербе Беларуси?

— Снова выскажу свое сугубо субъективное мнение: на теперешнем официальном гербе Республики Беларусь вверху вместо прежнего серпа и молота изображены зеленые контуры границ нашей страны, которые пронизывают лучи солнца. В 2020 г. новыми разработчиками предложено заменить зеленый цвет на золотой.

Но в какой цвет ни окрашивай, вся эта композиция выглядит эклектикой, новоделом, ломающим традиционные правила и законы геральдики. Что символизирует этот материальный объект, расположенный выше солнца: это символ территориальной целостности страны либо идея, что Беларусь «вечна» над солнцем? Трудно понять идейный замысел заказчика. Отсюда перманентное стремление все время улучшать его. Так или иначе, этот символ относит нас к советской истории, подчеркивая тем самым, что Беларусь как историческая, политическая и культурная реальность до 1917 г. не существовала. До того как будто ничего и не было...

— Какой же, на ваш взгляд, сакральный смысл и символизм несет «Погоня»?

— Погоня — это наш национальный символ, олицетворяющий неразрывную связь современной белорусской государственности с ее историческими предшественниками, в первую очередь с Великим княжеством Литовским. В 2007 г. этому древнему символу нашей государственности был придан статус нематериальной культурно-исторической ценности Беларуси. С «Погоней» мы ассоциируем наши славные победы в битвах под Грюнвальдом (1410), Клецком (1506) и Оршей (1514). С «Погоней» неразрывно связана деятельность выдающихся государственных, военных и политических деятелей нашей истории: Витовта, Стефана Батория, Константина Острожского, Льва Сапеги, Николая Радзивилла Черного. С этим символом связан золотой век нашей отечественной культуры и законодательного права. Под знаком «Погони» творили выдающиеся культурные деятели белорусской земли: Франциск Скорина, Симон Будный, Николай Гусовский, Михаил Клеофас Огинский. Данный список можно продолжать очень долго. «Погоня» символизирует борьбу белорусов за свою государственность в ХХ веке, которая завершилась созданием в 1991 г. провозглашением суверенной Республики Беларусь. «Погоня» — это не просто герб, это глубокий, уходящий в глубь истории посыл, связывающий нас с нашими предками.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак
Без комментариев