Поступки, флаги и как это все разделить. Разговор с историком о старой и новой национальной символике

0
12 октября 2020 в 7:00
Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Александр Ружечка; из архива героя публикации

Поступки, флаги и как это все разделить. Разговор с историком о старой и новой национальной символике

Возникает ощущение, что в Беларуси разгорается вексиллологическая война. Небывалое количество бело-красно-белых флагов, появившихся на улицах страны, контрастирует с нынешними государственными штандартами. Некоторые увидели в этом противопоставление. Началось деление на «наших» и «ваших», поиск сакрального смысла и проверка знамен на историческую состоятельность. К несчастью, порой за этим следуют поспешные выводы и безапелляционные вердикты.

Мы считаем, что в таком тонком вопросе, как историческое наследие, было бы очень неразумно претендовать на истину в последней инстанции. Всем известно, что историю пишет победитель, а победителей за последнее столетие в нашей стране было немало, и каждый наверняка хотел расставить необходимые, на его взгляд, акценты. Поэтому, обратившись к историку Владимиру Ляховскому, мы понимали, что очередной «Неформат», посвященный самым знаковым флагам нашей страны, ни в коем случае нельзя предлагать вам как набор зацементированных фактов. Наверняка каждый из них можно подвергнуть сомнению, скорее всего, эти символы и их наследие будут изучаться десятилетиями, и спорящие стороны так окончательно и не придут к мировой. Можем с полной уверенностью сказать лишь то, что наш собеседник и тема разговора являются крайне интересными.

О чем тут речь?

Кто это?

Владимир Ляховский — историк, архивист. Кандидат исторических наук, доцент. Исследует историю белорусского национального движения и белорусской политической эмиграции межвоенного периода. Автор свыше 200 публикаций, 2 авторских монографий, 1 коллективной монографии. Лауреат премии имени Льва Сапеги, почетный член Национального исторического музея Беларуси. Награжден медалью имени Франтишка Богушевича Белорусского пен-центра.


Флаг для вхождения в состав ООН

— Давайте для начала поговорим о нынешнем государственном флаге. Как он появился? С какими яркими событиями в истории нашей страны связан? Какую ценность представляет для белорусов?

— Флаг появился в 1951 году, когда Сталин продвинул идею появления у СССР дополнительных голосов в ООН. Таким образом, наряду с Советским Союзом учредителями и членами ООН стали Украинская Советская Социалистическая Республика и Белорусская Советская Социалистическая Республика. В рамках ограниченного международного права ООН де-юре (но не де-факто!) указанные советские республики считались суверенными государствами, которые должны были иметь свои герб и флаг. Был организован конкурс — так появился всем нам знакомый красно-зеленый флаг с национальным орнаментом. В его создании принимали участие тогдашний старший научный сотрудник Института литературы АН БССР Михаил Кацер и художник Михаил Гусев, о котором на сегодня вообще не осталось почти никаких биографических данных. В комиссию АН БССР по созданию флага БССР входили известные белорусские писатели Якуб Колас и Михась Лыньков, но в ее составе фактически отсутствовали профессиональные геральдисты и вексиллологи.

— Насколько эта символика соответствовала идее государства?

— Главный вопрос — откуда появился зеленый цвет. Скорее всего, он символизировал большое количество лесов на территории республики, а лес тогда считался одним из главных стратегических ресурсов страны. Зеленый цвет практически не присутствует в национально-культурной традиции белорусов, которые всегда ассоциировались и в одежде, и в народном творчестве с сочетанием белого и красного, иногда синего и черного цветов. Все это нашло отражение в белорусских национальных орнаментах. Белорусский национальный орнамент, использованный в структуре флага, вышитый еще до войны родной сестрой Михаила Кацера Матроной (по мужу Маркевич) был назван «Восход солнца». Может, из-за этого недоброжелатели белорусской советской символики перекрутили это название и приклеили к флагу БССР язвительный ярлык «Закат над болотом». Сочетания красного и зеленого цветов вообще очень нетипичны для европейской традиционной геральдики и вексиллологии. Такое сочетание мы видим только на флаге Португалии, и то там совершенно другие оттенки.

— С какими яркими историческими событиями может быть контекстуально связан нынешний государственный флаг Беларуси?

— В первую очередь важно подчеркнуть, что он никоим образом не может быть связан с событиями Второй мировой войны — по причинам, которые мы описали выше. Создается впечатление, что не все это понимают. Не существовало регулярных частей армии под таким флагом, не было партизанских отрядов. В 1920—1950-е годы флаг Советской Белоруссии практически ничем не отличался от общесоюзного, кроме того, что на нем слева в верхнем углу золотыми буквами в разное время было написано «ССРБ» (Социалистическая Советская Республика Белоруссия — 1919—1922, но встречается еще до 1924-го), «БССР» (Белорусская Социалистическая Советская Республика — 1922—1936), «БССР» (Белорусская Советская Социалистическая Республика — после принятия сталинской конституции в 1936 году).

Поэтому первое знаковое событие — это как раз участие в учреждении и последующее членство нашей республики в ООН. Помимо этого, конечно, не стоит забывать о том, что в послевоенный период в БССР началась бурная индустриализация, что повлекло за собой создание мощной научной базы, расцвет национальной Академии наук (хотя создана она была еще 1929 году). Можно ли назвать эти события достаточными для того, чтобы наполнить флаг глубоким смыслом? У меня по этому поводу есть сомнения.

Сейчас задним числом можно говорить о множестве выдающихся белорусов, проявивших себя в спорте, искусстве, науке в этот период. Но вспоминать о том, что они белорусы, мы ведь действительно начали позже, после обретения страной независимости.

Я сам родился в 1964 году, жил в Советском Союзе при этом флаге и могу сказать, что даже в то время очень редко идентифицировал белорусов с флагом республики. Например, только читая «Физкультурник Беларуси», я узнавал, что прогремевшие своими победами соотечественники (Ольга Корбут, Владимир Парфенович, Александр Романьков, Леонид Тараненко, Олег Логвин) являются моими земляками: все они выступали под флагом СССР. Исключение составляли, пожалуй, наши прославленные футболисты и гандболисты — уж их-то мы почти всех знали в лицо. И это на контрасте со всенародной известностью спортивных героев (не только в командных соревнованиях, но и в индивидуальных видах спорта) из закавказских советских республик, где уровень национального самосознания был, очевидно, гораздо выше, чем у белорусов.

Какие были альтернативы?

— Существовали ли еще какие-то варианты белорусского флага в нашей истории, кроме красно-зеленого и бело-красно-белого?

— Было несколько проектов. Известный белорусский архитектор Леон Дубейковский в 1916 году создал первый проект флага, немного напоминающий американский. В 1917-м был создан другой вариант флага, чем-то похожий на современный чешский. Но, судя по всему, об этих эскизах знал небольшой круг людей, и они не получили широкой общественной огласки.

Проект белорусского национального флага архитектора Леона Дубейковского

«Кресовые» поляки в 1917—1918 годах активно популяризировали в Беларуси и Украине старый красно-бело-красный флаг Речи Посполитой, претендуя на создание польского национального государства в границах 1772 года (с включением белорусских, литовских и украинских земель). Но эта инициатива не имела успеха и вскоре канула в Лету.

Медицинский персонал военно-санитарного отдела 1-го польского корпуса генерала Юзефа Довбор-Мусницкого под флагами «старой» Речи Посполитой (РП) во время празднования годовщины Конституции РП 3 мая 1917 года в Быхове (Muzeum Wojska Polskiego w Warszawie)

Если мы обратимся к двадцатым годам прошлого столетия, когда в БССР проводилась политика НЭПа и белорусизации, возникали проекты других белорусских советских герба и флага. В 1924 году в Минске Центральным исполнительным комитетом БССР был объявлен конкурс на создание герба республики. Одним из победителей оказался такой вариант: бело-красно-белый щит, по бокам которого находились атрибуты советской власти — серп, молот, снопы. Помимо этого, на гербе были надписи на языках четырех национальных сообществ: белорусском, русском, польском и идише. Этот проект продвигали белорусские национал-коммунисты, формулировавшие будущее республики лозунгом «Сделаем из Беларуси красную Данию». По их идее Советская Белоруссия должна была идти своим курсом — это повышение социального статуса белорусского языка, поступательное развитие белорусскоязычного образования, театра, национального изобразительного искусства, а в аграрном секторе экономическое и финансовое укрепление самостоятельных крестьянских хозяйств вместо принудительной коллективизации.

Эскиз герба Белорусской Социалистической Советской Республики художника Геннадия Змудинского, представленный на республиканский конкурс в 1924 году (Национальный художественный музей Беларуси)

Рождение бело-красно-белого флага

— Теперь перейдем к бело-красно-белому флагу. Каковы исторические предпосылки его создания?

— В европейской геральдической и вексиллологической традиции цветовая палитра флага должна быть сопоставима с цветами герба. Это объясняется очень просто: в средневековье требовалось идентифицировать войска на поле боя, рисовать каждому солдату герб было сложно, поэтому обходились пометками, передающими цвета герба. Три основных цвета герба «Погоня» Великого Княжества Литовского — красный, белый и серебристый (трактуемый геральдикой как белый). Поэтому вполне объяснимо, что на флагах «старой» Речи Посполитой, куда до конца XVIII века входили белорусские земли, сочетались белый и красный цвета.

Переместимся ближе к современности. Февральская революция 1917 года стала катализатором не только социальных изменений, но и началом своеобразной «Весны народов», периодом, когда окраинные территории бывшей царской империи стали задумываться о своей самоидентичности и создании своих национальных государств. Лидерами таких движений стали Украина, народы Балтии и Закавказья. Литва, с 1915 года находившаяся под немецкой оккупацией, декларировала о создании своего государства в конце 1917-го, в этом же году в Латвии создается коалиция латышских политических партий — Демократический блок, а позднее — Латышский временный национальный совет. 18 ноября 1918 года была провозглашена независимость Латвийской Республики.

Также Первая мировая война стала катализатором восстановления польского государства, причем российское царское правительство еще с 1914 года подогревало эти чаяния, заявляя, что задача династии Романовых — восстановить целостность польской нации под своим императорским скипетром.

Все это так или иначе влияло на политические настроения белорусов, особенно тех, кто воевал на фронтах Первой мировой в царской армии. Это дало мощный толчок росту национального самосознания. Важно также учитывать, что многие белорусские политические деятели в этот период оказались беженцами и пребывали на территории России. Главными центрами политической консолидации стали Петроград, Москва, Киев и Одесса. Еще с конца 1916 года они начали обсуждать вопросы белорусской автономии. Судя по всему, тогда же возник и вопрос создания собственной символики.

Есть основания предполагать, что именно Белорусский воинский комитет Петроградского гарнизона предложил создать свой проект флага студенту столичного горного института Клавдию Дуж-Душевскому (который впоследствии станет известным архитектором). Он-то и предложил всем нам известный бело-красно-белый флаг, который получил признание и одобрение и в кратчайшие сроки распространился как национальный идентификатор среди белорусов-войсковцев от Румынского до Балтийского флота. Еще до осени 1917 года бело-красно-белый бант или петличка уже являлись знаками отличия белорусских военных на любом фронте. В конце 1917 — начале 1918 года под Одессой начал формироваться 4-й белорусский национальный корпус, и все военнослужащие в нем использовали новую белорусскую символику уже не только в качестве отличительных знаков на одежде, но и конкретно на флагах.

В декабре 1917 года созывается Всебелорусский конгресс — первый общенациональный предпарламент Беларуси. В первые дни над трибуной, где заседал президиум съезда, еще висел флаг Белорусской социалистической громады (на белом красными буквами было написано «Няхай жыве вольная Беларусь!»). Где-то 5 декабря там же был вывешен бело-красно-белый флаг.

Латыш Людвиг Резовский, один из комиссаров Западного фронта, командующий подконтрольным большевикам Минским военным гарнизоном, вышел на трибуну и спросил, что это за «национальная тряпка». Он заявил, что ее надо немедленно снять, заменив на красный флаг Интернационала. В ответ на это оскорбление один из почетных делегатов съезда, 67-летний генерал-лейтенант Константин Алексеевский, преклонил колено и поцеловал полотнище. Вслед за этим начался разгон безоружных депутатов конгресса, однако на следующий день бело-красно-белый флаг продолжал реять над минской штаб-квартирой Центральной белорусской войсковой рады. Тогда большевики не решались сорвать его.

Уже к приходу кайзеровских войск в Минск этот флаг ассоциировался с провозглашенной Белорусской Народной Республикой, в мае 1918-го его узаконили постановлением Рады БНР.

— Какова дальнейшая судьба бело-красно-белого флага?

— К концу 1918 года Белорусская Народная Республика была ликвидирована большевиками, но до 1925-го действовало правительство БНР в изгнании. Бело-красно-белая символика в эмиграции оставалась главным атрибутом сторонников белорусской независимости. Помимо этого, национальные белорусские флаги после подписания Рижского мира (до 1939 года) активно использовались в Западной Беларуси, где бело-красно-белый флаг и герб «Погоня» являлись официальными символами всех основных белорусских национальных партий, общественных и культурных учреждений и организаций, включая ученические и студенческие кружки и союзы, например, такие как Белорусский студенческий союз при Виленском университете Стефана Батория.

Президиум Рады БНР в Вильно, февраль 1918 года (Национальный исторический музей Беларуси)

Также мы можем говорить об эпизодических всплесках национальной активности, которые происходили на территории Советской Белорусии, относящихся к СССР. Например, «Листопадовское дело» 1925—1926 годов: за националистические взгляды и использование бело-красно-белой символики были осуждены молодые педагоги в Слуцке. Их осудили на 7 лет, затем амнистировали в 1927-м, а в 1934—1937-м повторно репрессировали и большинство расстреляли.

Черный период истории

— Мы подходим к очень неоднозначному периоду, когда бело-красно-белый флаг стал символом коллаборационистского движения…

— Третий рейх основательно готовился к войне, уделяя большое внимание идеологической подготовке. Уже в 1939 году по инициативе германских спецслужб в вольном городе Данциге были собраны отдельные представители белорусской политической элиты из Западной Беларуси. Идеи национал-социализма нашли определенный положительный отклик у деятелей белорусской политической «левицы» и «правицы»: отставного офицера Владислава Козловского, педагога Альбина Степовича, а также известного политического авантюриста, не раз менявшего свои политические пристрастия, будущего лидера Белорусской национал-социалистической партии Фабиана Акинчица.

Указанная выше организация была «карманной» структурой германских спецслужб и не пользовалась популярностью в политических кругах Западной Беларуси. Другое дело, что часть антисоветски настроенного национального политического актива Западной Беларуси, а также эмиграции в Западной Европе ошибочно посчитала, что в национальных интересах можно использовать «германский фактор» в борьбе со сталинизмом. Последние надеялись, что гитлеризм и сталинизм, «пожирая» друг друга, в военном противостоянии будут ослаблены, что так или иначе будет содействовать воплощению их мечты по созданию независимого белорусского государства.

При этом стоит отметить, что лидеры Белорусской христианской демократии (Адам Станкевич, Адольф Климович, Адам Дасюкевич и другие) остались на прежних позициях, считая и нацизм, и сталинизм одинаково враждебными белорусскому освободительному движению. Отдельные белорусские политические деятели (Янка Станкевич, Вацлав Ивановский и другие) в борьбе с обоими тоталитарными режимами искали союза с польскими демократическими силами, которые действовали тогда в подполье. Определенные расхождения имели место и в среде политических эмигрантов-белорусов. Тогдашний председатель Рады БНР в изгнании Василий Захарко из Праги обратился с меморандумом к Адольфу Гитлеру, прося того поддержать сторонников независимости Беларуси. Молодой эмигрант Леон Рыдлевский в 1940 году вступил в ряды французского Иностранного легиона, воевал против вермахта, а затем участвовал в антинацистском сопротивлении.

— Получается, под бело-красно-белым флагом выступало сразу несколько политических лагерей?

— Именно так. Можно выделить три группировки. Первая, весьма немногочисленная, из чисто конъюнктурных соображений всецело поддерживала идею национал-социализма и в будущем была готова тесно сотрудничать с нацистским режимом. Вторая, более многочисленная, планировала использовать «германский фактор» в деле создания независимых белорусских национальных институтов (школа, театр, научные центры, органы местного самоуправления и представительный политический центральный орган). Третья, немногочисленная, но в политическом плане влиятельная группа, — это категорические противники как сталинизма, так и Третьего рейха. Они выступали против сотрудничества с нацистскими структурами.

Всех их объединял один бело-красно-белый флаг, и все они желали прийти к независимой Беларуси. Но эти группы кардинально расходились в методах и путях достижения этих целей.

— Только белорусские военные подразделения использовали национальную символику в составе войск вермахта?

— На территории Беларуси действовало несколько десятков карательных батальонов, состоящих из украинцев, литовцев и латышей под своими национальными флагами. Помимо этого, свою национальную символику использовали также французские и итальянские воинские подразделения, дислоцированные на оккупированной территории Беларуси. В восточной части оккупированной Беларуси формируются русские национальные бригады и батальоны, выступающие под российским национальным триколором. Самая известная и самая ужасная история, связанная с такими национальными формированиями в Беларуси, — это действия бригады Русской народно-освободительной армии группенфюрера Бронислава Каминского, который уничтожил несколько тысяч мирных жителей на Витебщине. Каратели Каминского вместе с отделами СС жестоко подавили Варшавское восстание осенью 1944 года. В Польше его не забыли и считают палачом польских патриотов.

— Сильно ли белорусские коллаборационные формирования замарали национальную символику?

— Архивные документы свидетельствуют, что представители коллаборантской организации «Белорусская народная самопомощь» в 1942—1943 годах осуществляли продолжительную переписку с ведомством Альфреда Розенберга и администрацией Остланд по вопросу официального юридического признания герба «Погоня» и бело-красно-белого флага. Я могу официально документально подтвердить, что до 1944 года де-юре белорусская национальная символика не была признана нацистским режимом.

Де-факто да, конечно, она использовалась на оккупированной территории при Генеральном комиссариате Беларусь при гауляйтере Вильгельме Кубе, который опекал белорусских коллаборантов. Тогда функционировали БНС, Союз белорусской молодежи, Белорусское научное общество и ряд других организаций. Наиболее широко герб «Погоня» и бело-красно-белый флаг начали использоваться накануне и в период проведения так называемого Второго белорусского конгресса, всего за несколько месяцев до прихода советской армии. Эту символику наряду с нацистской можно было видеть на официальных разрешенных праздниках: например, на Дне трудящихся — 1 Мая, который был также «красным днем» в календаре Третьего рейха.

Агитационный плакат времен нацисткой оккупации, посвященный празднику трудящихся, 1 мая 1944 года (Национальный архив Республики Беларусь)

Эта же символика активно использовалась во время проведения оккупационной администрацией октябрьских «Дожинок» — своеобразного «фестиваля-ярмарки тружеников белорусского села» — в 1942 и 1943 годах.

Но все равно до весны 1944 года бело-красно-белый флаг появлялся в Минске и других городах оккупированной Беларуси нечасто. Только когда стало понятно, что до конца оккупации остаются считаные месяцы, германское руководство дало отмашку «национальному возрождению»: началась спешная мобилизация белорусской молодежи в ряды подразделений Белорусской краевой обороны (БКО). К празднованию годовщины Акта 25 марта 1944 года в Минске оккупационные власти разрешили переименовать отдельные столичные улицы в честь видных деятелей БНР: Антона Луцкевича, Вацлава Ластовского, Алеся Гаруна и других.

Да, белорусские подразделения БКО в составе вермахта действительно участвовали в боях против советских войск, как и на территории Польши, Германии, Чехословакии и Франции. Имеются факты участия БКО в борьбе с партизанами. Этот вопрос, кстати, требует более серьезного изучения, чтобы на основе широкого круга архивных источников можно было объективно осветить его.

— Получается, не разделяя символику и контекст, можно прийти к выводу, что многие символы и явления, общепринятые в Беларуси и во всем мире, не имеют права на существование?

— Конечно. Именно поэтому применительно к бело-красно-белому флагу важно понимать контекст, почему коллаборанты использовали его. Цели белорусских националистов, согласившихся на союз с гитлеровским режимом, не совпадали с конечными планами Третьего рейха. Одни хотели построить белорусское государство, невзирая на средства достижения этой цели, другая сторона (нацистский режим) стремилась к полному мировому господству «арийской» нации и созданию для немцев «жизненного пространства» на востоке путем порабощения и уничтожения «неполноценных наций», проживавших на захваченных землях.

Часть белорусских националистов совершили трагическую ошибку, пойдя на союз с Третьим рейхом. Преступные методы, которые использовались при этом, лежат на совести исполнителей, но никак не на белорусском национальном флаге.

Никто сегодня не будет отменять Международный праздник труда (1 Мая) или крестьянский праздник «Дожинки» только потому, что они официально праздновались при нацистах в годы оккупации.

Агитационный плакат времен нацистской оккупации «Усе на „Дажынкі“», 4 октября 1943 года (Национальный архив Республики Беларусь)

Эстонцы, латыши, литовцы, украинцы, румыны, россияне, болгары, итальянцы, словаки, хорваты, французы, бельгийцы и другие народы Европы не отказываются от своей национально-государственной символики только из-за того, что часть представителей этих национальностей использовала ее в союзе с Германией. Есть общепризнанные символы государства, которые отождествляются с культурным и историческим наследием народа, а есть интересы отдельных представителей политической элиты, которые бессовестно использовали эту национальную атрибутику в своих неблаговидных и негуманных целях.

Флаг в эмиграции, возвращение

— Какова судьба бело-красно-белого флага после Второй мировой?

— В 1944 году огромная волна белорусских беженцев, не желавших оставаться в Советском Союзе, осела в Западной Германии. Тут же находилась значительная часть так называемых остарбайтеров, насильственно вывезенных в период оккупации из Беларуси на работу в Германию. Последние также не желали возвращаться в «советский рай». В 1949—1953 годах многие из них в поисках лучшей жизни уехали в США, Австралию, Канаду. В этих странах до сих пор существуют самые мощные и деятельные белорусские диаспоры и национальные организации, которые по сей день идентифицируют себя с белорусами, солидаризируются с бело-красно-белым флагом и белорусскими демократическими ценностями.

Бело-красно-белую символику использовало во второй половине 1940-х — начале 1960-х белорусское эмигрантское скаутское движение. Под этим флагом в Западной Германии в первые послевоенные годы работали три белорусские гимназии для детей эмигрантов. Этот же флаг считали родным любительские футбольные команды, игравшие в американских любительских лигах («Пагоня», «Беларусь» и «Нёман»), использовавшие бело-красно-белые цвета и герб «Погоня» в своей спортивной форме.

Футбольная команда «Беларусь» (Нью-Йорк) из представителей белорусской американской диаспоры, участвовавшая в любительской Метрополитан-лиге в 1950-е годы (из личного архива Владимира Ляховского)

В Нью-Йорке под бело-красно-белым флагом до сих пор успешно функционирует Белорусский институт науки и искусства — важнейший научный центр изучения белорусской диаспоры в мире, который активно сотрудничает с научными и культурными учреждениями Республики Беларусь.

После окончания войны бело-красно-белый флаг фактически покинул территорию Беларуси на десятилетия. До начала 1950-х его тайно использовал немногочисленный актив белорусского антисоветского молодежного подполья. В скором времени эти организации были выявлены органами советского МГБ и уничтожены, а их члены — репрессированы. В послевоенное время бело-красно-белый флаг находился под строжайшим запретом, следы его использования старательно вычищались со страниц учебников истории и научно-популярной литературы.

До горбачевской перестройки о белорусском национальном флаге знала узкая когорта белорусских диссидентов, которые полулегально собирались при мастерских художников-нонконформистов (Алексея Марочкина, Евгения Кулика, Владимира Басалыги и других). В 1979 году студентами филфака БГУ и Белорусского театрально-художественного института была создана «Беларуская спеўна-драматычная майстроўня», которая легально просуществовала до 1984-го. Так вот, эти активисты белорусского диссидентского движения в БССР знали о бело-красно-белом флаге и популяризировали среди своих «симпатиков» бело-красно-белую символику, белорусские народные традиции и объективную историю Беларуси.

— А как флаг вновь появился в нашей стране?

— Возрождение бело-красно-белого флага происходило на моих глазах, я могу описать его, исходя уже из собственных ощущений. Все началось в 1987—1988 годах, когда малочисленные кружки сторонников белорусской национальной самобытности, поддерживающих национальную идею, активизировали свою деятельность в обществе, начали активно расширяться, создали ряд «неформальных» организаций (минские «Талака» и «Тутэйшыя», гродненская «Паходня» и другие). Благодаря произведениям Владимира Короткевича и Владимира Орлова у молодежи резко возрос интерес к истории ВКЛ и БНР. В печати стали появляться статьи, которые поначалу освещали БНР в негативном ключе, но уже были наполнены хотя бы какими-то объективными фактами о белорусской новейшей истории после 1917 года.

Первый митинг под бело-красно-белым флагом состоялся на моих глазах 30 ноября 1988 года в Куропатах. Я был участником этого митинга, стал свидетелем того, как его брутально разогнали. Помню, что больше всего нас тогда поразили окрашенные в цвет хаки брандспойты. Я и мои друзья-студенты поняли, что уже есть репрессивная техника подавления, предназначенная для разгона массовых народных демонстраций.

А дальше все начало напоминать снежный ком. Состоялись сначала выборы на Всесоюзный съезд народных депутатов в Москве (1989 год), затем выборы депутатов в Верховный совет (1990 год), куда прошла целая группа независимых представителей. Национальный бело-красно-белый флаг стал неотъемлемой частью митингов и пикетов Белорусского народного фронта. 25 августа 1991 года, сразу после провала путча ГКЧП, он был утвержден белорусским парламентом как государственный символ Беларуси. Таковым он оставался до мая 1995-го, когда состоялся референдум, приведший к изменению государственной символики Республики Беларусь. Как тогда были восприняты эти изменения? Мне кажется, что большей частью простого населения смена символики воспринималась достаточно индифферентно, против выступали представители творческой интеллигенции и политической национально ориентированной элиты.

— Сегодня вокруг «старой» и «новой» белорусской символики разгораются нешуточные страсти. На ваш взгляд, имеют ли они под собой аргументированную основу и каким образом нам преодолеть этот геральдический кризис?

— Вы запутали меня этим вопросом: какая же из них «старая» и какая «новая»? Начнем с белорусской исторической символики. Гербу «Погоня» более 500 лет, бело-красно-белому флагу более 100 лет. Гербу БССР, который стал основой герба современной Республики Беларусь, 92 года, флагу БССР, ставшему в модифицированном виде официальным символом нашей страны с 1995-го, чуть менее 70 лет.

Я не политик и не политический аналитик. Я историк. Поэтому выскажу свое субъективное мнение. Если когда-нибудь произойдет изменение государственной символики страны, то это не должно быть осуществлено революционным путем, а должно иметь твердую законодательную основу. Лучше всего — через решение парламента конституционным квалифицированным большинством.

Бело-красно-белый флаг, который также ассоциируется с независимостью нашей страны, в любом случае должен получить правовой иммунитет от идеологического осквернения и прямых репрессий. Он выстоял в информационной борьбе и долгом историческом противостоянии. На протяжении 100 лет его уничтожали, сжигали, рвали на клочки, обливали грязью — а он живой и продолжает реять в небе.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Александр Ружечка; из архива героя публикации
Без комментариев