«Сегодня незаконно задерживаете людей, а завтра вашим действиям будет дана правовая оценка». О конфликте между следователем и сотрудником милиции в Жодино

0
18 августа 2020 в 13:44
Источник: Александр Тумар . Фото: Влад Борисевич

«Сегодня незаконно задерживаете людей, а завтра вашим действиям будет дана правовая оценка». О конфликте между следователем и сотрудником милиции в Жодино

Евгений Шпаковский — теперь уже бывший сотрудник Следственного комитета из Жодино. Он утверждает: «Услышав указание военнослужащим внутренних войск действовать жестко в отношении протестующих, я подошел и сказал: „Ребята, имейте в виду, что превышение закона уголовно наказуемо“». Впоследствии это привело к конфликту с одним из руководителей городского отдела милиции.
На данный момент позиция силового блока по поводу произошедших событий выглядит единой. Однако постепенно огласку начинают получать случаи конфликтов, возникшие в свете последних событий между представителями разных ведомств. В частности, в редакцию поступила информация о стычке между следователем и сотрудником милиции из Жодино. Экс-сотрудник СК Евгений Шпаковский утверждает: «Услышав указание военнослужащим внутренних войск действовать жестко в отношении протестующих, я подошел и сказал: „Ребята, имейте в виду, что превышение закона уголовно наказуемо“». Впоследствии это привело к конфликту с одним из руководителей жодинской милиции.

«Протестующих оттеснили, прошли единичные задержания»

Теперь уже бывший следователь из Жодино Евгений Шпаковский выглядит подавленным, растерянным и, кажется, ничего не понимающим: «В общей сложности я проработал в органах двенадцать лет. Из них семь — в Следственном комитете. А несколько дней назад был уволен по нереабилитирующим основаниям после конфликта, который произошел с сотрудником органов внутренних дел, дававшим указание военнослужащим».

Евгений Шпаковский, теперь уже бывший следователь из Жодино

По словам нашего собеседника, отдел СК в Жодино находится в том же здании, что и Городской отдел внутренних дел: «Все события с 9 по 12 августа происходили на моих глазах. Я видел, как на парковку ГОВД подъезжало большое количество машин с военнослужащими. Могу с уверенностью сказать, что у них в руках были автоматы Калашникова».

Как говорит Евгений Шпаковский, 9 августа ситуация в городе была довольно спокойной, но возле гипермаркета Green (улица 50 лет Октября) собрались горожане: «Как я слышал, по некоторым оценкам, там было около 800 человек. Затем они выдвинулись в сторону исполкома, по дороге к ним присоединялись другие горожане. На тот момент на улицах находились только сотрудники Жодинского ГОВД, которые выбыли на площадь. Несмотря на общий мирный характер протеста, в толпе находились выпившие и агрессивно настроенные люди».

Наш собеседник утверждает, что среди протестующих присутствовали фанаты «Торпедо» (Жодино), которые старались регулировать порядок и усмирять провокаторов: «Перед исполкомом выставили 23 обычных сотрудника милиции. Подчеркну, не ОМОНа. А перед ними на тот момент уже были 1,5 тысячи. Если люди хотели бы силового развития, то все завершилось бы плачевно. После полуночи в Жодино прибыло несколько подразделений ОМОНа и протестующих оттеснили с площади. Применение силы, по моим данным, было, но в рамках законодательства, без перегибов».

— По моим данным, 9 августа было задержано менее десяти человек, — подчеркивает Евгений Шпаковский. — В это время я находился в здании Жодинского ГОВД, поскольку выбытия на место происшествия сотрудников Следственного комитета не требовалось — массовых беспорядков зафиксировано не было. А вышеизложенная информация поступала нам от сотрудников милиции, находившихся в гуще событий.

«Что делать, если имидж практически уничтожен?»

На следующий день работа следователя началась в 14 часов. К этому времени, по словам Евгения Шпаковского, к зданию ГОВД стала подъезжать военная техника, в основном грузовики с военнослужащими внутренних войск.

— Как мне стало известно, после событий 9 августа руководителю жодинской милиции сверху поступил нагоняй, мол, почему допустил собрание людей, — продолжает наш собеседник. — По слухам, ему якобы был поставлен ультиматум: если соберется тысяча человек и более, то на следующий день он работать не будет.

Далее следователь стал свидетелем активных действий должностных лиц:

— Координацией по охране общественного правопорядка занимался заместитель начальника ГОВД — начальник милиции общественной безопасности Михаил Мурашкин. Он проводил инструктажи как сотрудников милиции, так и приданных сил — военнослужащих внутренних войск. При этом всегда находился в гражданской одежде.

По информации экс-следователя, Михаил Мурашкин патрулировал город на серебристом Volkswagen Transporter, в салоне которого находились несколько сотрудников милиции в специальном обмундировании: «Насколько я знаю, сотрудники угрозыска по видеоматериалам за 9-е число должны были выявить наиболее активных лиц. А 10-го августа стояла задача определить их и провести задержание».

Похожий микроавтобус корреспонденты Onliner заметили возле здания жодинской тюрьмы. Рядом находился мужчина средних лет в гражданской одежде и с радиостанцией в руках. По приведенному ниже изображению Евгений Шпаковский опознал человека как Михаила Мурашкина.

— С каждым днем ситуация нагнеталась, — рассказывает бывший следователь. — Наша задача как сотрудников Следственного комитета — реагировать на любое совершенное противоправное деяние. В другое время мы бы незамедлительно возбуждали уголовные дела... Тут творится форменный беспредел, а ты ничего не можешь поделать... Да, я подходил к руководящим сотрудникам милиции (имеется в виду ГОВД Жодино. — Прим. Onliner) и предупреждал: если ситуация поменяется, вы в лучшем случае работать не будете, а в худшем — последует разбор полетов. Ответ от одного из них был таким: «Мне без разницы!» А я спрашиваю: «Тогда почему сейчас не без разницы?» Он запсиховал, ушел...

Наш собеседник несколько раз подчеркнул во время разговора, что не знает, как будут взаимодействовать ведомства вне зависимости от дальнейшего развития ситуации: «Есть сотрудники милиции, которые не стали выполнять преступные приказы, но люди уже гребут всех под одну гребенку... Подчеркну, я не говорю про сотрудников ОМОНа, это отдельная история. Но как потом делить на правильных и неправильных? Ведь правоохранительная система должна существовать, но как, если имидж практически уничтожен?»

По заверениям нашего собеседника, его коллеги по работе занимали аналогичную позицию.

«Сегодня вы незаконно задерживаете людей, незаконно применяя силу и спецсредства, а завтра вашим действиям будет дана соответствующая правовая оценка»

Десятого августа в Жодино было довольно спокойно. Однако 11-го числа следователь вновь обратил внимание на подъезжающие автомобили с военнослужащими, хотя в местных пабликах призывов собираться не звучало.

— Окна кабинета, в котором я работал, выходят на парковку Жодинского ГОВД, где проходил инструктаж военнослужащих внутренних войск, — говорит Евгений Шпаковский. — Его проводил Михаил Мурашкин. Я не могу воспроизвести дословно его слова, но смысл был таким: вчера (т. е. 10 августа) мы действовали относительно мирно, а сегодня (11 августа) надо как минимум ужесточить действия.

Общий посыл был следующим: при задержании людей как можно жестче применять физическую силу и спецсредства.

— Я и так был на нервах, а после услышанного меня затрясло, — признается собеседник. — Я выбежал на улицу, подошел к курилке, где собрались военнослужащие, и обратился к ним: «Мужики, хочу напомнить вам, что сегодня вы незаконно задерживаете людей, незаконно применяя силу и спецсредства, а завтра вашим действиям будет дана соответствующая правовая оценка». Рядом стоял человек в звании подполковника. Он грубо спросил меня: «Кто ты такой, чтобы это говорить?», хотя я был в служебной форме.

Затем следователь поднялся в свой кабинет, а вскоре коллеги сообщили, что на Евгения Шпаковского поступила устная жалоба от руководителей ГОВД — мол, лезет не в свое дело.

— Одним из жаловавшихся был тот самый Михаил Мурашкин, которому не понравилось, что я лезу не в свои дела, — утверждает наш собеседник. — По его мнению, я не имел права даже подходить к военнослужащим, хотя я не сказал ничего противозаконного, протестного или оппозиционного. Я всего-навсего напомнил о соблюдении закона... Меня это задело, и я решил высказаться. Увидев его возле входа, заметил, что он поступил не как мужчина, не как офицер. В ответ услышал: «Заткнись [далее следовало оскорбление], я тебе разобью [лицо]». Тогда я предложил ему незамедлительно так и поступить, но он скрылся за дверями ГОВД.

Следующая встреча с заместителем начальника ГОВД произошла буквально через несколько минут, говорит Евгений Шпаковский: «Я увидел, как он выходит из кабинета моего начальника. Не выдержав, я спросил: „Опять нажаловался?“ В этот момент он послал меня далеко и подальше и обозвал животным. А проходя мимо, намеренно, явно провоцируя, ударил меня плечом. Это был пик эмоционального напряжения, и я, не выдержав, схватил его за горло, он левой рукой схватил меня за шею с тыльной стороны. У нас началась потасовка прямо возле кабинета моего начальника. Потом выбежали сотрудники и стали разнимать».

Однако на этом очередная стадия конфликта не закончилась. Как рассказывает экс-следователь, вскоре Михаил Мурашкин появился в сопровождении трех сотрудников милиции, одетых в спецформу, и объявил, что Евгений Шпаковский задержан по факту совершения административного правонарушения, а именно — за неповиновение законному требованию сотрудника милиции.

Неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица государственного органа (организации) при исполнении им служебных полномочий лицом, не подчиненным ему по службе, — влечет наложение штрафа в размере от двух до пятидесяти базовых величин или административный арест (статья 23.4 Кодекса об административных правонарушениях).

— Меня стали задерживать, применяя физическую силу, — рассказывает об очередном витке конфликта Евгений Шпаковский. — Двое одумались, а один продолжал. Ну я вырвался, сказал, мол, убери руки, я сам дойду. Затем мы прошли в кабинет для составления протокола. Впрочем, ситуацию вскоре удалось замять, и я оказался у своего руководителя.

«Следственный комитет усмотрел нарушение нескольких пунктов контракта, должностных обязанностей и прочее»

Через полчаса Евгению Шпаковскому предложили уволиться. Тут же забрали табельное оружие, служебное удостоверение и жетон:

— Сказано было написать два рапорта на увольнение — актуальным и задним числом. Это стандартная практика для наших структур. Все зависит от того, как повернется флюгер: я совершил «деяния, несовместимые со службой в Следственном комитете», когда еще был сотрудником или нет. Насколько я знаю, это была указка сверху.

По словам нашего собеседника, информация о следователе из Жодино, вносившего смуту, дошла до Караева, который является министром внутренних дел: «Это я узнал от сотрудников областного аппарата Следственного комитета, которые вскоре прибыли для разговора со мной. К ним присоединился прокурор города, заявивший, что ему поступило указание возбудить в отношении меня уголовное дело по статье 364 УК и задержать».

Насилие либо угроза применения насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел или его близких в целях воспрепятствования его законной деятельности или принуждения к изменению характера этой деятельности либо из мести за выполнение служебной деятельности — наказываются арестом, или ограничением свободы на срок до пяти лет, или лишением свободы на срок до шести лет. (Статья 364 УК. Насилие либо угроза применения насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел.)

— За меня вступились сотрудники областного аппарата, попросившие прокурора не торопиться и повременить, — заверяет Евгений Шпаковский. — Иначе я бы уже находился в местах лишения свободы. Прокурор признал, что моя версия в корне отличается от того, что ему изложили.

В тот же день у участников конфликта взяли объяснения, а на завтра (12 августа) прибыла сотрудница СК, проводившая проверку.

— Вечером 12 августа мне объяснили, что хотят закончить служебную проверку в течение суток, — дополняет наш собеседник. — Поэтому мы выехали навстречу сотрудникам областного аппарата. С материалами служебной проверки мне предложили ознакомиться прямо в салоне машины на обочине дороги в деревне Плиса (Смолевичский район) около 23 часов. В моих действиях Следственный комитет усмотрел нарушение нескольких пунктов контракта, должностных обязанностей и прочее.

В общем, как минимум, по их мнению, я недостоин называться сотрудником Следственного комитета и подлежу незамедлительному увольнению. Также я подписал приказ об увольнении, а моему руководителю объявили выговор.

«Я стал проблемой, решением которой стало мое увольнение»

Как говорит Евгений Шпаковский, сейчас проводится проверка, по результатам которой будет принято решение о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела.

— На следующий день мне позвонили несколько сотрудников и сказали, что со мной хочет встретиться руководитель областного аппарата, — говорит наш собеседник. — Предложено было встретиться в Смолевичском РОСК, а не в Жодино. Я отказался, так как областной аппарат свою позицию высказал.

Я стал проблемой, решением которой стало мое увольнение.

Экс-следователь не видит смысла в продолжении общения с официальными представителями СК:

— Но знаете, что интересно? На днях в Жодино приезжал начальник милиции общественной безопасности областного аппарата и всему руководству Жодинского ГОВД высказал претензию касательно жесткости, мол, что вы тут вытворяете, почему перегибаете... Как мне рассказывали, они сидели и не понимали: «Как так, мы же выполняли приказ!»

По словам Евгения Шпаковского, коллеги из жодинского отдела СК, в том числе руководство, полностью на его стороне: «За это я им очень благодарен, поскольку на всех этапах развития ситуации они были со мной рядом».

В то же время он опасается, что в отношении него будет показательно возбуждено уголовное дело.

Подчеркнем, что данная история изложена со слов Евгения Шпаковского, в распоряжении редакции имеется соответствующая звуковая и видеозапись.


Несмотря на текущую ситуацию и продолжая следовать профессиональным стандартам, мы обратились за комментарием ко второй стороне конфликта. В телефонном разговоре (запись имеется в распоряжении редакции) Михаил Мурашкин сообщил:

— Как вы понимаете, в настоящее время еще проводится проверка сотрудниками Следственного комитета, поэтому я, к сожалению, не могу дать никакие комментарии. Я думаю, что вам необходимо обратиться в пресс-центр Следственного комитета.

— Мы туда обратились, но нам надо знать вашу точку зрения как непосредственного участника событий, потому что многое из сказанного в отношении вас носит дискредитирующий характер.

— Если человек хочет выставить меня с какой-то такой стороны, то пожалуйста, это его право. Но есть официальные моменты, которые передаются непосредственно в пресс-центр. Данные полномочия есть только в пресс-центре.


Onliner обратился в оба ведомства. В пресс-службе МВД кратко сообщили: «Поскольку проверка проводится Следственным комитетом, то комментировать будут там».

Днем во вторник, 18 августа, пресс-служба Следственного комитета пояснила: «11 августа между сотрудником Жодинского городского отдела внутренних дел и следователем Жодинского районного отдела Следственного комитета произошел межличностный конфликт.

По указанным обстоятельствам Следственным комитетом в отношении Евгения Шпаковского не проводится доследственная проверка в порядке ст. 173 Уголовно-процессуального кодекса.

Как только руководству Следственного комитета стало известно о произошедшем конфликте и принятом УСК по Минской области решении об увольнении сотрудника, данное решение было отменено. Однако Евгений Шпаковский на предложение продолжить службу ответил отказом».

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Если вы или ваши родственники, близкие получили травмы различной степени тяжести во время мирных демонстраций и вам нужны лекарства, лечение, реабилитация, заполните эти формы:

  • заявка в «ИМЕНА» на оперативную медицинскую помощь в партнерских медучреждениях и сопровождение пострадавших в лечении и реабилитации в дальнейшем;
  • заявка на выдачу единовременной материальной помощи каждому пострадавшему (инициатива BY_HELP).
Источник: Александр Тумар . Фото: Влад Борисевич
Без комментариев