Селекционер Наталья Сазанович: спасаю от вымирания единственную белорусскую породу лошадей

29 281
139
04 августа 2020 в 8:00
Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак

Селекционер Наталья Сазанович: спасаю от вымирания единственную белорусскую породу лошадей

Наталья Сазанович — занимается сохранением и разведением белорусской упряжной породы лошадей на конезаводе «Заречье», расположенном в Жодино. Белорусская упряжная — единственная порода, выведенная на территории нашей страны. Наталья смотрит за табуном в 109 голов.
Увлечение перерастает в страсть, страсть — в профессию, профессия определяет дальнейшую жизнь и формирует мировоззрение. Сегодня мы расскажем вам о поистине счастливом человеке, который нашел свое призвание, реализовался и у которого теперь есть не просто интересная работа, но и настоящая миссия на годы.

Уже более десяти лет зоотехник-селекционер Наталья Сазанович прикладывает все усилия для того, чтобы сохранить национальное достояние — единственную белорусскую породу лошадей. Эта нелегкая работа причудливым образом переплелась с личной жизнью женщины и полностью изменила мир вокруг нее.

Вот лишь некоторые цитаты из этого видеомонолога:

  • В детстве меня отвозили в деревню к бабушке. Естественно, мы сажали картошку и пахали землю «под лошадь». Главным для меня было покататься верхом. Отец сажал меня на лошадь, и это было пределом мечтаний, настоящим счастьем.
  • Собственную лошадь мне хотелось всегда. Однажды мы поехали смотреть, какую можно купить, вместе со мной был парень, неплохой наездник. Вывели лошадь, она махнула головой — конюх улетел в одну сторону, наездник — в другую, а лошадь задрала хвост и понеслась. Я сразу сказала: «Берем! Ничего больше смотреть не надо».
  • Когда я увидела лошадей белорусской упряжной породы здесь, в Заречье, они мне поначалу не понравились. Дело было зимой, они выглядели невзрачно и совершенно не впечатлили меня. Одно время я даже думала, что нужно от них избавляться и закупить лошадей в другом хозяйстве — покрасивее и получше. Но начав изучать документы, историю породы, знакомясь со своими подопечными ближе, я поняла, что это лучшие лошади на свете.
  • Каждый человек хочет быть кому-то нужным: семье, детям, работодателю. Когда лошадь живет в своем деннике, она не может выйти поесть, попить воды — ей все это нужно дать. И ты чувствуешь себя нужным этим животным. Пока у меня не было семьи, детей, эта нужность лошадям многое заполняла. Сейчас, конечно, уже другие приоритеты. Лошади теперь просто красивые. Ими можно любоваться бесконечно. Их даже не хочется седлать, куда-то вести, достаточно просто смотреть. Бывает, пойдешь на пастбище, станешь, и все… Ты там. Можно стоять часами и смотреть, как они живут.
  • Однажды я неделю проболела дома. Когда приехала на конюшню, одна из лошадей подошла и выдохнула мне в лицо — какой это был божественный запах! Все лошади пахнут по-разному. Некоторые — медом, некоторые — мокрой курицей. Бытует мнение, что лошади спят стоя. На самом деле даже взрослые лошади в безопасной обстановке спят лежа, а некоторые даже храпят.
  • Основой для белорусской упряжной служила местная крестьянская лошадь, которую отбирали по всем колхозам, частным подворьям. Порода рабоче-пользовательная, годная для перевозки грузов, возделывания земли… Но кто сейчас этим занимается? Проще купить мотоблок и не знать горя. Поэтому в Беларуси сейчас осталось 245 белорусских упряжных. Это практически смерть породы.
  • Я думаю, один из выходов — выпустить этих лошадей в дикую природу. Мне кажется, это их шанс на выживание. Маленький, призрачный, но шанс. Потому что, если их не сохраним мы, вряд ли это сделает кто-то еще.
  • Как говорит мой супруг, то, как мы содержим лошадей, для них тюрьма. Стоят они на выгуле, привезли им еды — поели, попили. Что делать дальше? Когда лошадь в поле или в лесу, она может оборвать с дерева вкусную кору, найти полезную травку. Лошади — это все же животные просторов, им нужна природа.
  • С моим супругом мы познакомились на конюшне. Он приехал посмотреть на конезавод. Первая его фраза была: «Я никогда не видел столько лошадей». Потом он начал нам помогать, к нам должна была приехать Еврокомиссия, и мы две недели вместе трудились на благо конюшни и государства. За это время я поняла, что этот человек надежен. С ним можно затеять любое дело и быть уверенным, что он не предаст, всегда поддержит.
  • Потом мы решили завести детей. Наблюдая за тем, как ведут себя лошади во время и после родов, я открыла, насколько это все естественно. Я слушала, как бьется сердце жеребенка. Это непередаваемые ощущения — как будто слушаешь Вселенную, прикладываешь к ней ухо. Поняла, что хочу растить ребенка в естественной среде, было важно, чтобы он был максимально близок ко мне, жил в комфортных условиях, тишине и спокойствии.
  • Попав в роддом, я сильно стрессанула, потому что не было ощущения безопасности. Ребенка не отдавали 6 часов, мне требовалось переливание крови. Я поставила ультиматум: не отдадите мне ребенка — никакого переливания мы делать не будем. Когда сына принесли, это был самый счастливый момент. С тех пор мы с ним не расставались.
  • Вторые роды проходили не в нашей стране. Я сказала: «Хочу, чтобы все проходило максимально естественно». Мне ответили: «Хорошо!» Меня не беспокоили, не трогали, ребенка мне отдали сразу же после рождения, и мы с ним два часа изучали друг друга. Это было на 100% то, чего я хотела.
  • У каждого конника в душе живет маленькая лошадь. И она стремится к своим сородичам. Именно поэтому каждый конник не знает, как прожить без других лошадей и других конников. Так и происходит: маленькие лошади внутри нас скачут рядом с лошадями большими, настоящими. И если ты вдруг свою лошадку лишаешь такого приятного соседства, ей становится очень грустно.
  • Лошади считаются домашними животными, но жеребята при этом рождаются дикими. Тысячи лет приручения ничего не дали — каждую новую лошадь нам необходимо приручить заново. Мы как сородичи. Как одна большая, на сто голов семья. Все они рождаются и умирают на моих руках. Кто они мне? И чьи они? Это я пытаюсь понять все время.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак