Экономист Катерина Борнукова: какие отрасли затронет кризис, кто может остаться без работы и что с этим делать

727
23 марта 2020 в 17:34
Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак

Экономист Катерина Борнукова: какие отрасли затронет кризис, кто может остаться без работы и что с этим делать

Катерина Борнукова — академический директор Центра экономических исследований BEROC и визитирующий профессор Киевской школы экономики. Имеет степень PhD in Economics (кандидата экономических наук) Мадридского университета Карлоса III. Onliner читает 7 лет.
Думаю, что даже из того, что мы видим сейчас, и непрофессионалу становится понятно, что стране грозят определенные, так сказать, экономические трудности. И это — не учитывая, что пока Беларусь не задел весь тот комплекс проблем, который уже сформировался во многих других странах. Мне бы очень хотелось верить в то, что всем нам, находящимся под защитой отличных медиков и эпидемиологов, с низкой ценой на нефть, в результате которой Россия согласилась на все наши условия, удастся пройти эпидемию и мировой экономический шторм без серьезных проблем, но поводов для оптимизма в последние недели не прибавляется.

Нас пока не затронула напрямую остановка экономики, находящейся на карантине, которая произошла в некоторых других странах. Хотя уже сегодня появляются все новые симптомы, будем честны — тревожные симптомы. Прежде всего мы увидели, что индустрия выездного туризма и путешествия в нашей стране умирают практически на глазах. Путевки возвращают массово, самые ходовые воздушные и наземные маршруты перекрыты, турфирмы и транспортные компании находятся в серьезном финансовом стрессе. Вполне естественно, что эти компании, пытаясь выжить, в первую очередь начинают сокращать штат сотрудников. Тут, конечно, очень много зависит от того, как топ-менеджеры туриндустрии видят перспективы, но большинство из них уже уверены, что в ближайшие месяцы границы не откроются, рейсы не возобновятся и поток туристов вряд ли восстановится.

По аналогии с этой первой линией, которая приняла на себя удар, мы можем посмотреть, что происходит со всеми остальными, уходящими все глубже «в тыл». По большому счету может запуститься своеобразный эффект домино, в котором одна сфера экономики будет, падая, увлекать за собой смежные.

Заметьте, многие беларусы уже сложили в своей голове «два плюс два» и из соображений эпидемиологической безопасности и экономии средств стали значительно урезать свои расходы на отдых и развлечения. А это значит, что все более пустыми становятся залы кинотеатров, клубов, ресторанов, кафе, закусочных. Мы видим, как минские рестораны запускают флешмобы и аттракционы невиданной скидочной щедрости, отчаянно пытаясь вернуть аудиторию. Но не выходит.

Смею предположить, что рано или поздно «комбо» из эпидемиологических и финансовых вопросов коснется большинства торговых объектов, количество клиентов в которых ощутимо убавится. За исключением магазинов, торгующих товарами первой необходимости.

Важно отметить, что торговля у нас в стране — это в основном частный бизнес, который уже сейчас во все трубы трубит о надвигающихся проблемах, говорит, что к их решению необходимо готовиться уже сейчас. Практика показывает, что власти воспринимают кризис всерьез, когда он доходит до госпредприятий, но я думаю, что государственные предприятия волна проблем уже начинает постепенно «накрывать». Тут все просто: у нас открытая экономика, госпредприятия в основном экспортируют свою продукцию, в первую очередь — в Россию.

Мы видим, что в России сейчас также происходит остановка экономики по целому ряду причин (самые веские из них — карантин и низкая цена на нефть). Добавьте к этому весьма гнетущий фактор неопределенности, и станет понятно, что в ближайшее время интерес к продуктам, например, белорусского машиностроения будет, мягко говоря, не так велик, как раньше. Предположу, что падение спроса уже видят на многих госпредприятиях и этот процесс будет пока продолжаться. К сожалению, это неизбежно — можно попытаться уговорить своих граждан «не нагнетать», но вряд ли кто-то будет пробовать ограничить панические настроения в соседних странах, а ведь в экспорте всегда участвуют две стороны….

Отрасли, которые, скорее всего, не подвергнутся атаке «коронавирусной паники», — это пищевая промышленность и экспорт нефтепродуктов.

Как будет проявляться нарастающая проблема? Предполагаю, что рано или поздно мы узнаем, что на госпредприятиях становятся все популярнее неоплачиваемые или частично оплачиваемые отпуска, простои, принудительные «выходные».

Вероятно, на бумаге картина будет выглядеть не так пугающе, но в реальности (мы все с вами это прекрасно понимаем) достаточно много людей окажутся без работы. Они могут где-то держать свою трудовую книжку, но я считаю работу полноценной только тогда, когда денег, которые за нее платят, достаточно, чтобы выжить.

Такая неприятная ситуация больно ударит по местным малым предприятиям, оказывающим услуги, а также самозанятым (ведь их основные клиенты заметно потеряют в доходах). Как вы видите, снежный ком нарастает.

Чтобы не быть голословными, давайте посчитаем. Сегодня развитые страны прогнозируют 30% безработицы на пике кризиса. Конечно, эффект будет отличаться по разным сферам, но думаю, что вполне уместно экстраполировать эту статистику и на наше, вполне европейское государство. Можно прогнозировать, что источник доходов потеряют половина ИП (их 240 тыс.) и самозанятых (их 40 тыс.) — итого 140 тыс. безработных. 350 тыс. человек сейчас «неформально занятые» — их кризис заденет еще сильнее, можно ожидать, что 200 тыс. белорусов из этой категории останутся без дохода. Идем дальше — предположим, что госсектор сократит всего 20% занятых — это еще 260 тыс. человек. Что же касается остального частного сектора, смело можно рассчитывать, что в нем сократится до 30% занятых, или 400 тыс. человек. Итого: 140 тыс. — потери ИП и самозанятых, 200 тыс. — потери неформально занятых, 260 тыс. — работали на госпредприятиях и 400 тыс. — в частном секторе. Получается очень неприятный, аккуратный миллион. Но повторюсь, это лишь в самом худшем случае.

У нас подобного уровня безработица выглядит на фоне европейских стран более напряженной потому, что сегодня в Беларуси нет реально работающих механизмов социальной поддержки безработным. По сути, в нашей стране человек без работы, если у него в семье нет родственников, способных оказывать материальное содействие, очень скоро оказывается в ситуации бедности.

Также надо понимать, что грядущий экономический кризис — это нечто экстраординарное. Подобного «комбо» или, как сейчас модно говорить, «идеального шторма» не случалось с начала 90-х. Хотя сразу оговорюсь, что по сравнению с этими нелегкими годами сегодня у нас есть два позитивных, вселяющих надежду момента.

Первый — вера в том, что искусственно рожденный на цене нефти и коронавирусе кризис завершится так же быстро, как стремительно начался. Конечно, вопрос не о паре недель, как думают многие, но все же… Есть шанс быстро восстановить все разорванные связи и вернуться к прежней экономической парадигме.

Второй момент — в стране сегодня действительно есть сильная власть, которая может принять комплексные меры по выходу из кризиса и вряд ли допустит возникновение разгула преступности и вседозволенности, обычно идущих сразу за возникновением тяжелых времен.

Дело за малым — государству пора осознать, что меры пора принимать уже сегодня. Я надеюсь, что уже сейчас наше правительство сидит и разрабатывает схемы какой-то оптимальной поддержки.

В подобных ситуациях важно определиться, кого поддерживать: работодателей, людей, которые могут стать безработными, или тех и других. Богатые страны оказывают помощь сразу по всем направлениям, нам же придется, скорее всего, выбирать.

Помогая работодателям, создавая льготы и давая субсидии как государственному, так и частному сектору, можно сохранить рабочие места. Но важно понимать, что подобного рода поддержка обойдется значительно дороже, чем прямая помощь безработным.

Напомню, раньше мы боролись с безработицей тем, что спонсировали госпредприятия и этим поддерживали занятость. Сейчас мы видим, что это не работает. Мало того, около 40% работоспособных людей трудятся в частном секторе, и по неприятному стечению обстоятельств именно они окажутся под ударом в первую очередь.

В США сегодня рассматривается вариант с раздачей безусловного дохода вне зависимости от уровня достатка, потому что эта помощь самая простая технически, что в условиях карантина — важно. Возможно, и нам стоит задуматься об этом, конечно, в более щадящей для бюджета форме. У нас же делали базу данных доходов населения — настало время ее использовать и оказать помощь всем тем, кто находится в зоне риска.

Повторюсь, в течение ближайших недель мы должны придумать, как будем поддерживать широкие слои населения (вплоть до четверти от числа работоспособных), выплачивая им хотя бы прожиточный минимум. Будет очень хорошо, если пессимистичный сценарий никогда не сбудется, но быть к нему готовым правительство просто обязано.

Возникает логичный вопрос: где на это взять деньги? Очевидно, что бюджет на подобного рода выплаты не рассчитан. Но надо понимать, что мы находимся в экстраординарной ситуации, требующей решительных мер. Есть смысл пойти на непопулярные меры для достижения цели — залезть в золотовалютные резервы, взять кредиты под более высокий процент или даже продолжить переговоры с МВФ. Можно предположить, что подобного рода кризисов не случится в ближайшие десятилетия — успеем наверстать.

Читайте также:

Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook и присылайте свои истории и размышления. Самые яркие из них могут стать темой для следующей колонки!

Наш канал в «Яндекс.Дзен»

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак