Психотерапевт Константин Минкевич: «алкаши конченые» в больницах — что с ними делать?

1226
11 февраля 2020 в 8:00
Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Александр Ружечка

Психотерапевт Константин Минкевич: «алкаши конченые» в больницах — что с ними делать?

Константин Минкевич — психотерапевт со стажем более 17 лет. Занимается когнитивной терапией, работает с ошибками мышления и лечит зависимость.
В приемном покое одной из белорусских больниц случилась история: некий пациент, ожидая своей очереди быть осмотренным, потерял сознание и упал. Мимо шла медсестра, разговаривающая по телефону, и, по словам очевидца, назвала пациента «алкашом конченым», при этом помогать отказалась. Во всяком случае, так утверждает автор видео, выложенного в соцсети. Сам инцидент на видео не попал — видна только последующая перепалка неравнодушного гражданина и медперсонала. При этом мужчина на видео (предположительно, врач) таки произносит «алкаш конченый» в адрес невидимого и неведомого пациента.

В комментариях к этому видео предсказуемо взбурлило. Основной тон — негодующий. Мол, как так — медики, клятва Гиппократа, отказываются помогать и прочее, и прочее. Тема вечная: люди с алкогольной зависимостью — нередкие гости медицинских учреждений. По многим причинам мы вряд ли найдем достоверную статистику о том, какой процент они составляют среди всех пациентов, ведь ярлык «алкаш» навесить может кто угодно, а поставить диагноз «алкогольная зависимость» — не каждый. Рискну предположить, что в стационарах таких пациентов окажется примерно треть, а в некоторых отделениях может доходить и до половины. Зависимые люди не только подвержены разнообразным болезням, но и в большинстве случаев наплевательски относятся к своему здоровью. При этом чаще они обращаются за помощью с весьма серьезными проблемами, а их заболевание находится в запущенном виде.

И не секрет, что медики недолюбливают, мягко говоря, пьющих пациентов. Сильно недолюбливают, вплоть до того, что пациенты либо до последнего молчат о своем употреблении алкоголя, даже когда это важно для диагноза и лечения, либо вообще избегают обращения в медучреждения. Особенно остро стоит проблема на уровне скорой помощи и приемных покоев больниц, но и в прочих местах доброго отношения к себе от медиков алкоголикам ожидать не приходится.

Напомню еще, что сильно пьющие люди, как правило, не очень-то опрятны. Любопытно было бы узнать, сколько негодовавших в комментариях из-за неоказания помощи тому мужчине и бесчеловечного отношения к нему остались бы человеколюбами, оказавшись в одной палате с «алкашом», особенно беспокойным или дурнопахнущим. Или тем паче, если бы «алкашу» места (времени, внимания, прочих небесконечных ресурсов медпомощи) хватило, а им — уже нет.

Памятуя о резких комментариях и горячих призывах некоторых граждан оказывать поменьше помощи «алкоголикам» за счет «честных людей», полагаю, что гуманистов заметно поубавилось бы. Ведь мы, разумеется, по большей части выступаем за общечеловеческие ценности — за все хорошее и против плохого, но, когда вопрос касается нас, надо же и меру знать. Плюс тогда вспоминается о том, что алкоголики до такого состояния сами себя довели. Сознательно!

Я уже не раз говорил и повторю: за свою практику повидал множество людей с зависимостью. Они были очень разными во всем. Но ни один не сказал: «Знаете, доктор, когда мне было восемнадцать, я мечтал стать алкоголиком. Я долго к этому шел, я старался, и вот — свершилось! Мне тридцать пять, и я пью запоями по неделе и больше». Нет, такого не было. Каждый рассказывал, что он когда-то начинал, «как все», а затем в определенный момент что-то пошло не так — и вот: «Доктор, не могу остановиться, помогите».

Что в итоге получается? Есть проблема, и масштабы ее огромны. Проблема не только не решается, но и по большому счету не обсуждается. Алкогольная зависимость сжирает колоссальное количество ресурсов медицины, сопровождается постоянным неудовольствием врачей и прочего медперсонала, вызывает противоречивые чувства у граждан — и нет никаких предпосылок, чтобы что-то менялось.

Может быть, стоит все же прислушаться к тем, кто высказывается в духе «спасение утопающих — дело рук самих утопающих»? Нашел возможности пить — найди возможность и полечиться. Не за счет честных налогоплательщиков, а за свой собственный. Нечего, мол, на таких тратить силы и время врачей, которые порой даже «нормальных» полечить не успевают.

Хорошо ли это? Отправим к черту гуманизм и прочие высокоморальные соображения, будем руководствоваться исключительно практической стороной дела. Что мы имеем? Ну ладно, мы-то с вами, читающими эти строки, надежно защищены, никто про нас не говорит и никогда не скажет «алкаш конченый». «Алкаши» — это совершенно особенные люди, сами выбравшие свой путь, верно? При этом, если оглянуться, окажется, что у большинства из нас все же есть родственники, знакомые, коллеги, у которых со спиртным проблемы. Практически каждый рано или поздно сталкивается с необходимостью пристроить полечиться кого-то близкого с алкогольной зависимостью. Готовы ли мы будем услышать отказ? Примем ли мы разумные доводы о том, что, видите ли, ваш отец (мать, брат, сестра, кум, сват и т. д.) всю жизнь пьет — и мы не можем его или ее взять? Или будьте добры оплатить в кассу полную стоимость лечения, которая даже в Беларуси может оказаться немаленькой.

Разумеется, можно оставить все как есть (так и произойдет, естественно). Врачей обязать лечить и при этом руководствоваться принципами гуманизма, клятвой Гиппократа, ведь это их работа. На запросы о дополнительных ресурсах отвечать отказом: не наше дело тратиться на «алкашей». Не видеть в двух последних фразах противоречия. Продолжать выпивать — «как все».

Но можно потихоньку, постепенно (а по-другому не получится) начинать говорить о проблеме. О том, что нет никаких «алкашей» и «приличных людей», что алкогольная зависимость — все-таки болезнь и нельзя относиться к ней как-то иначе. Что ее наличие ни в коей мере не должно быть основанием для отказа в медицинской помощи. Или для какого-то особенного отношения.

Если мы приняли идею, что медицина занимается помощью больным людям, то резонно охватывать этой помощью всех без исключения. Чем масштабнее проблема, тем больше ресурсов требуется расходовать на нее, и никуда тут не деться. Потому что здравый смысл и экономические расчеты показывают: здоровье (и личное, и общественное) обходится недешево, но его отсутствие выходит еще дороже.

Ну и наконец, пора прекращать делить людей на «нас» — хороших и непьющих — и на «них» — «алкашей». Потому что в обществе, где «прибухнуть» в любую свободную минутку считается за удаль, очень многие ходят по краю, не замечая этого. Потому что можно (и нужно!) всеми силами развивать доступную и эффективную помощь зависимым, вкладывая в это дело драгоценные копеечки налогоплательщиков. Но нужно и приучаться пить поменьше. Перестать притворяться, что выпивать пару раз в неделю без особого повода — нормально, все так делают. Прекратить постоянно перекладывать ответственность за проблему и ее решение на кого-то еще: самих зависимых, их близких, врачей, милицию, государство.

Или хотя бы не удивляться, что, когда все пьют, часто приходится разгребать последствия. Впрочем, сказать это проще, чем сделать.

Читайте также:

Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook и присылайте свои истории и размышления.
Самые яркие из них могут стать темой для следующей колонки!

Наш канал в «Яндекс.Дзен»

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Александр Ружечка
Без комментариев