Почему «шенген» остается драгоценностью, ради которой приходится постараться? Разговор о визах

459
07 февраля 2020 в 8:00
Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Александр Ружечка и из архива Андрея Елисеева

Почему «шенген» остается драгоценностью, ради которой приходится постараться? Разговор о визах

Белорусы поздравляют друг друга с новым «шенгеном» с не меньшим энтузиазмом, чем с Новым годом или днем рождения. Получение драгоценной наклейки в паспорте, особенно если она гарантирует открытую границу не на один, а на два или даже три года, действительно становится праздником. Потому что получение визы часто связано с обоснованным беспокойством, это как играть в рулетку: никакая закономерность не позволяет с полной уверенностью говорить о конечном результате. Даже сам процесс подачи документов в посольство может быть связан с конкретной нервотрепкой: попробуй поймать свое право находиться в очереди! Многие считают, что проще заплатить «перекупам».

Дадут визу на месяц или на три года? Ее получение будет стоить 60, 80 или 35 евро? Вся эта чехарда неопределенностей уже давно стала для нас привычной. Хотя, если задуматься, сложно представить, в каком таком моменте процесс выдачи визы рождает столько непрогнозируемых фактов и почему посольства не в состоянии эту неопределенность и нервотрепку минимизировать. Давайте попробуем разобраться в происходящем в очередном нашем «Неформате».

Кто это?

Поможет нам в этом Андрей Елисеев — магистр политических наук, магистр международного и европейского права, директор аналитического центра EAST (Варшава). Его исследования в сфере миграции и визовых отношений публиковали Финский институт международных отношений, исследовательский центр имени Роберта Шумана (Италия) и другие европейские исследовательские институты.

Белорусы — чемпионы по получению «шенгена»

— Проблемы с получением визы — уникальное белорусское (или постсоветское) явление?

— Проблема получения виз в той или иной степени касается граждан любой страны мира. Например, безвизовых отношений с Туркменистаном нет ни у одной страны мира. Другое дело, что он не является сколько-нибудь важным направлением для иностранцев, пожалуй, за исключением жителей соседних стран.

Принципиальный вопрос — это специфика (без)визовых отношений со странами, которые граждане посещают относительно часто. И поскольку страны Евросоюза составляют одно из самых важных направлений для поездок белорусов, для нашей страны визовые отношения с ЕС являются болезненным вопросом. Он особенно обострился после декабря 2007 года, когда в Шенгенское пространство вошли соседние с нами Латвия, Литва и Польша. До этого времени они предлагали относительно дешевые национальные визы с менее хлопотной процедурой их получения.

Среди постсоветских стран в прошлогоднем так называемом Индексе паспортов, который определяется по числу иностранных государств с возможностью безвизового въезда, Беларусь находилась примерно посередине.

В настоящее время гражданам 105 стран мира, включая Беларусь, приходится получать визу для краткосрочных поездок в страны ЕС. В 2014 году более половины (!) всех выданных шенгенских виз в мире приходилось на три страны — Беларусь, Россию и Украину. Затем во многом в связи с экономическим кризисом и уменьшением благосостояния населения во всех из них эта доля стала падать. А в 2017 году Украина удостоилась права на безвизовый режим.

В 2018 году в России было выдано 3,6 млн шенгенских виз (около 25% от общего числа), в Беларуси — около 680 тысяч (почти 5%). По количеству выданных шенгенских виз на душу населения Беларусь сохраняет мировое лидерство.

— Можно ли считать получение визы признаком доверия со стороны страны к человеку, подавшему заявление? Если да, то почему процесс всегда выстроен так, что появляется ощущение, будто визу приходится выпрашивать?

— Да, получение визы можно рассматривать как определенное доверие. А безвизовый режим — как выражение высокой степени доверия к гражданам конкретного государства. По крайней мере, действие безвизового режима либо наличие визы означает, что человек прошел первый этап проверки. Второй — это пограничный контроль. Безвизовый режим либо виза не гарантирует право на въезд: сотрудник пограничной службы все еще может отказать во въезде по определенной причине.

И здесь показательна статистика отказов белорусам при въезде в ЕС. Ежегодно фиксируется до 10 тысяч случаев, когда граждан Беларуси, следующих с шенгенской визой, разворачивают на границе. И часто проблема даже не в том, что виза уже просрочена (человек это упустил), а в неспособности продемонстрировать пограничнику наличие достаточных финансовых средств на время пребывания за границей либо подтверждающие документы о цели поездки.

Всего есть 9 оговоренных законодательством ЕС причин, по которым может быть принято решение об отказе на въезд. Кстати, безвизовый режим не стоит путать со свободой перемещения — все эти возможные причины отказов во въезде сохраняются даже при «безвизе». Например, в 2018 году было почти 60 тысяч отказов на въезд в ЕС гражданам Украины, из них почти половина случаев связывалась с неспособностью мотивировать цель поездки и доказать нормальные условия пребывания за границей.

Касательно вопроса о доверии, важен такой показатель, как процент отказов в визе. Относительно шенгенских виз — у Беларуси этот показатель традиционно самый низкий в мире (в районе 0,5%) — даже ниже, чем у богатых государств Персидского залива. У Беларуси также очень низкое количество случаев депортации из стран ЕС, связанных с нарушением визовых и миграционных правил. То есть белорусы очень законопослушны, консульства стран ЕС знают об этом и доверяют им.

Однако белорусы в визовых отношениях с ЕС стали заложниками бюрократических систем — как белорусской, так и ЕСовской. ЕС не может в порядке исключения упростить визовый режим или ввести безвизовый режим для какой-то страны без заключения определенных соглашений с правительством страны. Иными словами, необходима политическая воля обеих сторон разрешить этот вопрос.

60, 80, 35 евро. Почему так?

— Каким образом оценивается стоимость визы, существует ли реальное обоснование стоимости, например, «шенгена»? Если да, то почему она так удивительно скачет для белорусов?

— Существует понятие стандартной величины визового сбора. Она вычисляется исходя из связанных с выдачей виз расходов стран ЕС (точнее, стран Шенгенского пространства): оплата работы консульских учреждений, производство и обслуживание софта и оборудования и др. Реальные средние расходы на выдачу одной визы, естественно, разнятся между странами. Так, средние затраты на выдачу одной шенгенской визы в определенную страну ЕС условно на Мадагаскаре или Кирибати могут теоретически составлять более 100 евро. А относительно другой страны фактические средние расходы на выдачу визы в Беларуси могут быть и менее 40 евро. Поскольку речь о единой визовой политике, странам ЕС приходится выходить на определенную единую сумму.

Долгое время эта сумма составляла 60 евро, при этом предполагаются скидки и вовсе исключение визового сбора для определенных категорий заявителей. Несколько лет назад Еврокомиссия предложила внести изменения в Визовый кодекс ЕС, чтобы облегчить правила для добросовестных путешественников и, собственно, привлечь больше финансовой выгоды от краткосрочных поездок иностранцев. Это дало старт долгому обсуждению и согласованию вопроса между странами ЕС и институтами Евросоюза. Новая редакция Визового кодекса, которая вступила в силу буквально на днях, содержит ряд более либеральных норм, но одновременно повышает величину визового сбора до 80 евро. То есть она вырастает для граждан всех 105 стран мира, имеющих визовый режим с ЕС.

Однако скоро (предположительно, с июня) для граждан Беларуси визовый сбор уменьшится до 35 евро благодаря вступлению в силу отдельного соглашения об упрощении визового режима (в пакете с соглашением о реадмиссии). Этим механизмом уже давно воспользовались все другие восточноевропейские страны — от Азербайджана до России. Беларусь пока остается исключением, поскольку переговоры чрезвычайно затянулись. ЕС предложил начать их в 2011 году, но они начались только в 2014-м и растянулись до 2019-го.

— Почему процесс получения визы в некоторых посольствах достаточно абсурдный, очевидно усложненный? Возможно, это какой-то инструмент регулирования?

— Предполагалось, что Визовый кодекс ЕС, который вступил в силу в 2009 году, приведет требования консульских учреждений разных стран ЕС к более-менее единому знаменателю. До этого различия во времени обработки визовых заявлений, пакете документов и так далее были очень значительными. Визовый кодекс решил проблему этих расхождений по некоторым параметрам, но, к сожалению, не по всем. Особенно касательно сроков действия выдаваемой шенгенской визы консульства продолжили играть в разные игры в зависимости от страны пребывания.

В итоге по этому параметру и по доле отказов в визе (последнее для Беларуси практически неактуально) совершенно ясно обозначились группы из более и менее либеральных консульств.

В Беларуси наиболее либеральными — с точки зрения доли многократных шенгенских виз и виз с продолжительным сроком действия — традиционно являются польские, а также литовские консульства, среди наименее либеральных, например, консульство Словакии.

С одной стороны, такая разница обусловлена объективными причинами: у белорусов чаще есть основания для многократного пребывания в соседней Польше. Однако нередко консульства продолжают принимать разные решения относительно визы даже при рассмотрении идентичного пакета документов, исходя скорее из установок своего МИДа, нежели визовой истории заявителя. В основном именно эта особенность вызывала справедливые нарекания жителей Беларуси и других стран.

По новым правилам будут гарантии относительно срока?

— Почему никогда не озвучиваются прозрачные критерии, по которым определяется срок, на который выдают «шенген»? 

— Визовый кодекс ЕС 2009 года и связанные с ним инструкции содержали довольно неопределенные положения насчет выдачи визы с длительным сроком действия и оставляли консульствам большую свободу действий, что неизбежно вызвало упомянутые различия в визовой политике. Это приводило к многочисленным разочарованиям жителей в Беларуси и других странах: нередко, несмотря на длительную положительную визовую историю и полноценный пакет документов заявителя, консульства стран ЕС выдавали однократные визы либо формально многократные, но с очень коротким сроком действия (например, на 3 месяца).

Новая редакция Визового кодекса, которая начала действовать с этого месяца, наконец зафиксировала обязательство консульств выдавать визы с продолжительным сроком действия при определенных условиях. А именно: регламентируется выдача шенгенской визы со сроком действия как минимум год в случае наличия трех шенгенских виз в предыдущие два года, а далее — обязательная выдача виз со сроком действия 3 и 5 лет.

— Получение «шенгена» в Беларуси (по крайней мере — быстрое и безболезненное) всегда ассоциировалось с помощью посредников?

— Проблема с визовыми посредниками разноплановая, и ее суть менялась с течением времени. Во-первых, важно различать посредников легальных и нелегальных. Например, у некоторых консульств бытуют списки определенных аккредитованных туристических компаний, которые могут иметь специальные условия при подаче. Это скорее фасилитаторы, чем посредники. Во-вторых, в 2016 году в Беларусь наконец пришли легальные визовые посредники — компании, которые должны руководствоваться положениями Визового кодекса ЕС, в том числе взимать за свои услуги не более половины величины стандартного визового сбора.

Основная проблема в течение многих лет заключалась в деятельности компаний-посредников и «перекупов», которые действовали вовсе не легально либо легально лишь с точки зрения белорусского законодательства, но вне рамок Визового кодекса ЕС. Они зачастую взимали за свои услуги гораздо большие суммы, чем то регламентировано Визовым кодексом, не были скованы требованиями по защите персональных данных и т. д.

Оценочно до прихода в Беларусь легальных визовых центров объем рынка нелегальных и полулегальных визовых посредников достигал 5—10 млн евро в год.

— О существовании перекупщиков мест в очередях и всякого рода других нелегальных «помощников» знают все: и посольства, и органы охраны правопорядка. По какой причине ничего не делается, чтобы исключить подобного рода махинации?

— Деятельность нелегальных и полулегальных посредников частично уменьшилась с началом деятельности визовых центров в 2016-м. «Перекупы» — это неизбежное следствие большого спроса при меньшем предложении какого бы то ни было товара/услуги. Соответственно, проблема с «перекупами» возникла в отношении тех консульств стран ЕС, в которых спрос на визовые услуги превышал предложение. В ряде случаев она усугублялась техническими параметрами регистрации на подачу визового заявления. Кроме этого, страны ЕС не вольны увеличивать свой консульский штат, насколько они пожелают. Так, Варшава многие годы заявляет о том, что Минск не соглашается на увеличение числа польских консульских сотрудников в Беларуси.

— Какие основные проблемные точки при получении виз белорусами вы выделили бы? Какие из этих проблем создают посольства других стран, а какие возникают из-за белорусской стороны?

— Прежде всего важно, чтобы хотя бы долгожданное соглашение об упрощенном визовом режиме наконец вступило в силу с июня. Судя по всему, дорога к безвизовому режиму займет в лучшем случае лет пять. Есть надежда на то, что обновленный Визовый кодекс ЕС будет исполняться консульствами в полной мере и позволит большому числу добросовестных путешественников со временем получать визы со сроком действия 3 и более лет. Это, кстати, должно уменьшить число заявителей на шенгенские визы из года в год и сделать проблему визовых посредников еще менее острой.

Читайте также:

Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook и присылайте свои истории и размышления. Самые яркие из них могут стать темой для следующей колонки!

Наш канал в «Яндекс.Дзен»

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Александр Ружечка и из архива Андрея Елисеева