Экономист Вадим Иосуб: в 2020 году будем жить с дефицитом бюджета. Почему это плохо, но не катастрофично

25 059
355
26 ноября 2019 в 8:00
Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак

Экономист Вадим Иосуб: в 2020 году будем жить с дефицитом бюджета. Почему это плохо, но не катастрофично

Вадим Иосуб — старший аналитик компании «Альпари». Специалист по методам анализа на финансовых рынках и доверительному управлению инвестиционными портфелями на фондовом рынке. С 1998 года работает на рынке Forex, с 2005 года — на российском фондовом рынке.
Вас беспокоит то, что на 2020 год бюджет страны принят с дефицитом? Судя по всему, новость волнует многих, потому как это событие послужило поводом для многочисленных обсуждений и прогнозов, порой достаточно мрачных. Давайте разберемся, как это может повлиять на нашу с вами жизнь.

Для начала вспомним, что такое дефицит бюджета — это очень простое понятие. У бюджета страны есть доходная и расходная части, эти показатели рассчитываются на определенный период (это важно). В Беларуси бюджет принимается на год, соответственно, говорить мы будем о таком же промежутке времени. Иногда бюджет является сбалансированным — тогда совокупность расходов совпадает с доходами. Иногда профицитным — когда в казну поступает больше денег, чем запланировано потратить. Иногда, как в нашем случае, возникает дефицит, то есть денег, которые мы заработаем, не хватит на то, чтобы покрыть расходы.

Настало время заначки

К слову, несколько последних лет бюджет нашей страны был профицитным и мы к этой — безусловно приятной — ситуации привыкли. Стоит понимать, что за это время сформировался неиспользованный ранее остаток.

Тут можно провести прямую аналогию с семейным бюджетом. У всех нас есть ежемесячные доходы и расходы, иногда получается отложить лишние деньги в заначку, но рано или поздно возникает ситуация, когда приходится доставать сбережения и покрывать «дефицит бюджета». Есть и другой вариант — занять недостающие деньги. Да, неприятно, но, как правило, не катастрофично.

В нынешнем белорусском бюджете источники покрытия дефицита будут те же самые, что и в примере с бюджетом семейным. Государство планирует прибегнуть сразу к обоим способам: оно достанет деньги из накопленной за последнее время заначки, а еще будет брать взаймы. У кого? Предполагается, что занимать деньги будем на внутреннем и внешнем рынке.

Почему дефицит бюджета вызывает опасения? Тут есть важный момент: нужно понимать, насколько большой этот дефицит и каким образом его придется покрывать. Разберем на конкретном, волнующем всех примере. Бюджет на 2020 год в Беларуси предполагает дефицит менее одного (0,9) процента от ВВП — эта сумма для экономики страны достаточно небольшая.

Что с госдолгом?

В былые годы Беларусь уже сталкивалась с подобными проблемами и, особо не парясь, покрывала дефицит эмиссией (то есть включала станок и печатала деньги). Это была плохая идея, потому как любая эмиссия неизбежно гарантирует через определенный период времени возникновение инфляции и девальвации национальной валюты. Что и происходило неоднократно. К счастью, от этой практики мы уже несколько лет назад отказались и не планируем к ней возвращаться.

Что остается? Как я уже говорил, два варианта. Покрытие дефицита из сбережений прошлых лет — наилучший вариант: это заработанные ранее, а не нарисованные деньги.

Покрытие дефицита за счет займов я бы поставил в условной шкале вредности где-то посередине. С одной стороны, это не так страшно, как эмиссия, с другой — не так хорошо, как использование ранее заработанных денег.

Опять же здесь имеет значение, сколько мы собираемся занимать и что в принципе происходит с нашим государственным долгом. Если бесконтрольно наращивать заимствования, то рано или поздно можно столкнуться с проблемой обслуживания кредитов, может возникнуть ситуация, когда мы будем работать только на то, чтобы погашать проценты по кредитам, или вовсе не получится платить по счетам. Такая ситуация для мировой экономики не уникальная: разные страны периодически сталкиваются с острым кризисом. Например, несколько лет назад он возник в Греции. Буквально в текущем году очередной такой кризис был в Аргентине.

Из прогнозов правительства вытекает, что в ближайшие несколько лет величина госдолга не изменится с учетом того, что понадобятся заимствования, в том числе и на покрытие дефицита бюджета. То есть, отдав часть долгов, возьмем приблизительно столько же новых. Конечно, всем нам хочется, чтобы госдолг сокращался, но уже то, что он не будет расти, — неплохо.

Резюмируя: конечно же, здоровым и богатым быть лучше, чем бедным и больным, но в любом случае важно смотреть на происходящее реально, без розовых очков или, наоборот, панических настроений. Так вот:

  • Дефицит бюджета небольшой по отношению к ВВП, и это повод для сдержанного оптимизма.
  • Есть источники покрытия дефицита, и они не вызывают особых опасений за будущее страны.

Можно сделать вывод, что ситуация не такая уж и страшная. Даже с учетом того, что по прогнозам правительства дефицитными могут оказаться бюджеты на три последующих года. Если отрицательное сальдо будет оставаться в рамках одного процента от ВВП, никаких катастрофических последствий это нести не должно.

Налоговый маневр и последствия

Пессимистические прогнозы на ближайшие годы появились с учетом введения налогового маневра в России. И раз уж мы говорим о бюджете и том, как этот маневр на него влияет, давайте разберемся, что изменилось у нашего стратегического партнера.

Суть налогового маневра вот в чем. Мы покупаем в России сырую нефть, перерабатываем и переправляем продукты нефтепереработки на экспорт. На самой нефтепереработке зарабатывает наш НПЗ, а с экспорта — по договоренности с Россией — мы взимаем фиксированную для союза Беларуси и России экспортную пошлину. Сейчас в России изменяется принцип налогообложения нефти и нефтепродуктов: увеличивается налог на добычу полезных ископаемых и одновременно на ту же величину уменьшается налог на экспорт нефтепродуктов. Получается, для российского бюджета эти перемены нейтральны, а вот для Беларуси они стали кардинальными. Потому что налог на добычу полезных ископаемых включается в стоимость сырой нефти, которая автоматически, даже если не будет меняться цена на мировых рынках, станет для нас дороже на входе из России. То есть рентабельность нефтепереработки для нас снижается. Одновременно с этим уменьшился общий для Беларуси и России налог на экспорт нефтепродуктов.

Можно задать вопрос: какие действия стоит предпринять для того, чтобы исправить ситуацию? Ответ на него озвучивает большинство независимых экономистов: структурные реформы, диверсификация экономики и экспорта (четверть которого на сегодняшний день занимают энергоносители). К сожалению, есть все основания полагать, что правительство не готово пойти на этот шаг, поэтому рискну предположить, что никаких кардинальных мер мы не увидим.

Развиваемся, но не становимся развитыми

Что в итоге? Ситуацию никак нельзя назвать крахом, она не приведет к тотальной нищете, не предвещает валютного кризиса. Скорее всего, нас ждет продолжительная стагнация: экономика даже может расти, но не так быстро, как хотелось бы (на 1—2% в год). На эти самые один-два процента могут даже расти реальные доходы населения, но важно понимать, что такие темпы намного медленнее, чем у наших стран-соседей.

В результате, если ситуация не изменится, за несколько лет беднее мы не станем, но наши соседи станут при этом зарабатывать значительно больше. Разница уровня жизни у нас и у них будет все ощутимее, и хвастаться нам особо будет нечем.

Практика показывает, что для такой страны, как наша, нормальный экономический рост, необходимый для того, чтобы сократить отставание от соседей, должен составлять 6—8%. Рост на 1—2% будет выглядеть как топтание на месте, а при сравнении с соседними странами — как отставание.

Есть такой термин — «развивающаяся страна». Он подразумевает, что рано или поздно страна вполне логично приходит к статусу развитой. Я помню еще из своего советского детства, как в телепередаче «Время» нам рассказывали про развивающиеся страны Латинской Америки, находящиеся в «ловушке бедности» или «ловушке низкого роста». С тех пор уже прошло лет сорок, а они до сих пор развиваются и пока никуда не развились: там не произошло никаких катастроф, но и не случилось прорывов в экономике. Они как были небогатыми, так и остались. Думаю, это повод задуматься всем нам.

Читайте также:

Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook и присылайте свои истории и размышления. Самые яркие из них могут стать темой для следующей колонки!

Наш канал в «Яндекс.Дзен»

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак