Художник Антон Шаппо: быть крутым и умереть в 27 — самый идиотский план на жизнь

26 726
277
15 ноября 2019 в 8:00
Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Александр Ружечка

Художник Антон Шаппо: быть крутым и умереть в 27 — самый идиотский план на жизнь

Антон Шаппо — художник, дизайнер, директор первого в Беларуси тату-салона «У лисицы». Профессионально занимается татуировкой последние 12 лет. С Onliner 9 лет.
Недавно в очередной раз услышал о знаменитом «Клубе 27»: молодой неформал сказал, что дожить до этого возраста, достигнуть всего и раствориться в великом «ничто» — самый желанный жизненный сценарий. Сидит передо мной модный юноша, просит сделать брутальную татуировку на все пузо (паспорт, подтверждающий, что ему 18, показал) и размышляет о бессмысленности человеческого существования. Парень жалуется, что его уже ничто не может удивить: он, в принципе, успел повидать в своей жизни все, у него даже три женщины были, причем одна — старше его на четыре года! А еще он всерьез задумывается о том, чтобы пробить себе сосок и бровь. Жалкое зрелище? Ни в коем случае — все это очень страшно.

Нисколько не умаляю ценность переживаний и рефлексии пацана. В восемнадцать я точно так же был немало разочарован окружающей меня действительностью и уже в этом возрасте старался выпить и выкурить все, что было только можно. Повезло: отец и братья сумели достучаться до дурной головы, докричаться — это еще не конец. Просто поверил им на слово, хотя никаких разумных подтверждений на тот момент не видел.

Мне страшно, что никто не донесет эту очевидную истину парню с татуировкой на пузе и проколотым соском. Он решит: терять уже нечего, «этот поезд в огне» — и направит его под откос.

Я говорю не о крайних мерах, а скорее о тех традиционных косяках, которые мы допускаем в этом нежном возрасте, а после о них так крепко сожалеем. Я говорю про то, что желание попробовать все может очень легко перерасти из концепции, заслуживающей внимания, в саморазрушение и хаос. Когда рушишь все связи с близкими, совершаешь поступки, которые будут преследовать тебя до конца жизни, периодически пытаешься потягать смерть за подол балахона, а она совершенно неожиданно оказывается дамой, не настроенной играть.

Умереть в 27... В расцвете, в угаре — уйти красиво… Раньше эта картина представлялась более красочной, сегодня она выглядит уродливо. Но все же ради молодого парня я с брезгливостью примерю на себя эту концепцию. Панковал я в молодости сурово и имел, как и все мои отчаянные сверстники, шансы уйти со сцены жизни намного раньше отмеренного природой срока. Моим любимым музыкантом был Сид Вишес, он не дожил и до 22 — было на кого равняться! Я любил музыку Сида, восторгался его взглядом на жизнь, поражался таланту. Но уже тогда где-то на периферии сознания крутились мыслишки, признать которые смело и по-взрослому получилось намного позже: фронтмен Sex Pistols слил свою жизнь в унитаз. И ничего притягательного в этом поступке не было и быть не может.

Но вот меня не стало в 27. Значит — меня уже нет как 13 лет. Моя любимая Жаклин так и не успела со мной познакомиться, у нас не родились дети. Я не написал множество картин, не сочинил для вас несколько колонок на Onliner (включая эту, которую вы читаете). Что еще? Я не посмотрел бы «Игру престолов», не увидел бы iРhone, не узнал бы, что Плутон — нифига не планета, не услышал бы Эми Уайнхаус, не застал бы момент, когда белоруска получила Нобелевскую премию по литературе… В конце концов, у меня не появилась бы возможность стать забавным и крутым стариканом — из тех, которые так нравятся внукам.

Поэтому давайте еще раз. Быть отчаянным, бесстрашным, решительным, принципиальным — круто. Похерить свою жизнь, оправдывая это тем, что подобным образом поступили твои кумиры, — маразм.

Курт Кобейн, Эми Уайнхаус, Джим Моррисон — гениальные музыканты, ушедшие в 27, члены печально знаменитого клуба. Созданные ими шедевры перевернули взгляды человечества на музыку, напрямую или опосредованно поменяли мировоззрение каждого из нас. Возможно, их начала разрушать сверхзадача, которую они перед собой ставили, но мне отчего-то кажется, что все было намного прозаичнее. Гениальные в одном, они оказались полными профанами в другом: повелевая умами миллионов, так и не научились рулить своей жизнью. И очень важно разделить эти две их ипостаси.

К чему я все это брюзжу? А вот к чему. Если в 16—20 лет вы уверены, что наигрались с жизнью сполна и даже подустали от нее, если перед вашими глазами стоят идеалы, которые умерли молодыми, послушайте старого панка: все самое интересное впереди и с каждым годом будет все увлекательнее. Бейте татуировки, рискуйте, ставьте перед собой грандиозные задачи, уходите в отрыв. Но всегда держите на периферии сознания мысль о том, что впереди еще может случиться очень долгая и очень интересная жизнь и на нее потребуется много ресурсов, поэтому сжечь их все дотла к 27 может оказаться не самой хорошей идеей. Просто потерпите, поверив на слово, как в свое время сделал я. Меня не обманули. Обещаю, что и я вас не обману.

Читайте также:

Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook и присылайте свои истории и размышления. Самые яркие из них могут стать темой для следующей колонки!

Наш канал в «Яндекс.Дзен»

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Александр Ружечка