Защитник животных Вера Ильюшенко: пока единственный легальный способ регуляции численности бездомных животных — убийство

19 908
1252
29 октября 2019 в 8:00
Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Александр Ружечка

Защитник животных Вера Ильюшенко: пока единственный легальный способ регуляции численности бездомных животных — убийство

Вера Ильюшенко — координатор зоозащитного движения Беларуси «Вместе». В рамках движения ведется диалог с властями города и страны по вопросам защиты животных. Вера занимается помощью животным более 10 лет. Дома у нее живут питомцы, один из которых принесен с улицы, второй — спасен от жестоких хозяев.
Озвученное в заголовке утверждение звучит диковато, но это — правда. Сегодня в Беларуси все вопросы, связанные с бездомными животными, регулируются постановлением Совета министров от 2001 года №834. В соответствии с ним, регулирование численности таких животных может происходить только через убийство, поскольку термины «стерилизация» и «приют» в документе отсутствуют. Прошло 18 лет. Мир изменился, а нормативная база страны — нет.

Есть такой термин «безвозвратный отлов» — это международное понятие, обозначающее, что бездомное животное убирают с улицы, а после решают его судьбу — в любом случае с установкой на то, что обратно оно уже не вернется. Так вот чтобы не было путаницы —  «безвозвратный отлов» у нас не имеет ничего общего с тем, как он действует, например, в Европе, где животных после помещают в приют.

Как в средневековые

В Минске социализированных животных (это те, которые не боятся людей) ловят сачками, в тех, кто пытается убежать, стреляют из оружия дротиками с обездвиживающим препаратом. При этом кот или собака остается в сознании и все чувствует, но не может двигаться. Если доза рассчитана неверно, то животное умирает медленно и мучительно. Противоядие, которое может спасти в таких случаях, не используют. Часто это происходит на глазах у детей. Оставшихся в живых животных привозят в пункт временного содержания на пять дней. Их осматривают и при малейшем подозрении на любое, даже самое безобидное заболевание, а также при отсутствии свободных мест в вольерах сразу уничтожают.

Вдумайтесь: в городе с двухмиллионным населением в пункте временного содержания на Гурского, который многие считают приютом, есть всего 70 вольеров для собак и около 120 для котов. Это не приют!

Принося туда своего питомца или животное, которое вы нашли на улице, вы должны понимать, что, если через пять дней не найдется новый или старый владелец, животное, скорее всего, будет умерщвлено. В Гомеле еще страшнее: животных привозят в пункт отлова, сажают в камеру и пускают ток. Прямо в день отлова. В маленьких городах и деревнях ведут отстрел из огнестрельного оружия прямо на улицах, потому что даже нескольких вольеров для временного содержания животных там нет.

Давайте называть вещи своими именами: способы регуляции численности бездомных животных в нашей стране очень напоминают средневековые. Они связаны с болью, издевательствами, мучительной смертью и полным игнорированием самых основных принципов гуманизма. Это шокирует взрослых, это влияет на психику детей, которые растут с оглядкой на то, что обращаться с живыми существами подобным способом — приемлемо.

Думаю, очевидно: ситуация должна измениться. Что же можно сделать? Один из вариантов — Беларуси надо сделать шаг вперед в этом вопросе, взяв за пример решение, успешно реализованное в других странах. Кроме отстрела сегодня существует два гуманных способа: программа ОСВВ (отлов — стерилизация — вакцинация — выборочный выпуск) и ОСВП (отлов — стерилизация — вакцинация — приют). Все наши ближайшие соседи, кстати, уже сделали свой выбор. Украина, Грузия — ОСВВ. Россия, Литва, Латвия, Польша — ОСВВ и ОСВП в зависимости от региона.

Решить проблему по-человечески

Как работает ОСВВ? Бездомное животное волонтером привозится в центр стерилизации, где проводят первичный осмотр, берут анализы, моют, обрабатывают от блох. Только после этого делают операцию по стерилизации с использованием саморассасывающихся нитей, колют антибиотики длительного действия. После операции животное находится на передержке около 5 дней. Операции кастрации и стерилизации — это операции, которые чаще всего делаются в ветеринарных клиниках, поэтому при условии выбора квалифицированного ветеринара риск минимален. На ухо помещается бирка, которая показывает, что животное привито, стерилизовано и не представляет опасности для людей. После животное возвращается в среду обитания.

Стерилизованные животные утрачивают инстинкт к размножению, не отстаивают свои интересы в драках, не сбиваются в стаи и не представляют угрозы для людей. При этом, живя на своей территории, они не пустят туда чужаков, которые могут быть больны и агрессивны.

Другой возможный вариант — ОСВП. Принцип тот же, но после стерилизации животное помещают в приют.

Есть яркий пример работы гуманных программ. Нидерланды — первая страна в мире без бездомных животных. В XIX веке страна столкнулась с ростом количества бездомных собак и страшными вспышками бешенства. Годы борьбы и путь через налоги, штрафы и уголовную ответственность привели Нидерланды к методу CNVR (Collect, Neuter, Vaccinate and Return), или ОСВВ, который Всемирное общество защиты животных (ВОЗЖ) считает наиболее эффективным способом борьбы с популяцией бездомных собак.

Для стимулирования жителей страны брать бездомных собак под опеку был введен налог на собак, купленных в магазине.

Великобритания, Франция, Германия, Швейцария, Испания, Чехия и многие другие страны реализовали эту программу много лет назад, решив вопрос бездомных животных, и перешли к методу безвозвратного отлова (то есть изъятие из городской среды без последующего возвращения животных на место отлова и помещение отловленных в приюты).

Не ошибается тот, кто ничего не делает

Я, как и многие другие зоозащитники Беларуси, считаю, что метод ОСВВ может быть действенным и у нас в стране. Недавно прочитала мнение зоозащитника Оксаны Кирилюк, в котором она высказала опасения, что программа у нас в стране может не работать или работать во вред животным. Хочу поделиться своими соображениями на этот счет.

Во-первых, говорить об эффективности или неэффективности программы можно лишь с пониманием того, как это происходит на практике. В нашей стране на сегодняшний момент программа ОСВВ, которая предполагает массовую стерилизацию и выпуск животных, не работает. Надеюсь — в будущем она получит распространение и даст результаты. Ведь подобная практика успешно отработана в странах Европы.

Далее о непорядочности в рядах зоозащитников: Оксана переживает, что могут появиться люди, которые будут наживаться на теме зоозащиты и беспокоиться больше о заработке, чем о спасении кошек и собак. Считаю, что неправильно всех стричь под одну гребенку.

Опыт той же России показал, как сложно внедрять такой проект. Изредка находятся люди, желающие обогатиться, но это не значит, что обвинять в этом надо всех. Не ошибается тот, кто ничего не делает.

Отдельные личности — не показатель эффективности ОСВВ. Мы здесь говорим не про редкие исключения из правил, а про решение вопроса бездомных животных в целом и отмечаем, что программа эффективна — это доказано странами Европы, где она уже используется. Для большинства зоозащитников помощь животным является делом всей жизни и душевной болью.

Еще один крайне важный момент: в Беларуси волонтеры НЕ собирают деньги на программу ОСВВ. Деньги собирают на стерилизацию и/или лечение спасенных животных, чтобы впоследствии пристроить их. Если говорить про выпуск, то есть случаи, когда деньги собирают жители дома — на эти средства стерилизуют всех дворовых котов и выпускают обратно. При этом жители берут на себя заботу об этих животных.

И наконец, несколько слов о выпуске животных после операции и сроках вакцинации (речь о котах — собак в Беларуси не выпускают вообще). Операции по стерилизации проводятся квалифицированными врачами, а после операции о животных заботятся волонтеры. Никто не выбрасывает животных на улицу назавтра. Держат минимум 5 дней. По поводу сроков вакцинации и гельминтах: если животное не обработано от гельминтов, это увеличивает риски по усилению интоксикации на фоне глистной инвазии и проявлению уже имеющихся латентных заболеваний. Все это проявляется в течение 5 дней после операции — в то время, когда животное под наблюдением. Животное получит помощь и только после этого будет отпущено в среду обитания. Эта информация получена мной от директора одной из ведущих ветеринарных клиник страны.

Предполагаю, что были случаи, когда животных выпускали раньше (и, скорее всего, именно это и возмутило Оксану), но уверена, что такие случаи — исключения, которые надо выявлять и пресекать (в том числе и обращаясь к команде «Вместе»). Важно понимать: критикуя эти отдельные проявления варварского отношения к бездомным животным, можно ненароком поставить под сомнение эффективность самой системы ОСВВ, а это очень опасно, так как на данный момент она является единственной РАБОЧЕЙ альтернативой системе регуляции численности бездомных животных, официально действующей в Беларуси. Жестокое обращение с животными формирует черствость, жестокость, равнодушие среди людей. Давайте будем об этом помнить!

Читайте также:

Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook и присылайте свои истории и размышления. Самые яркие из них могут стать темой для следующей колонки!

Наш канал в «Яндекс.Дзен»

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Александр Ружечка