Игроман Павел Гайдуль: после игровых автоматов разучился получать удовольствие от жизни

685
17 октября 2019 в 8:00
Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак

Игроман Павел Гайдуль: после игровых автоматов разучился получать удовольствие от жизни

Павел Гайдуль — игроман с семилетним стажем. Просидел за игровыми автоматами практически беспрерывно с 1999 по 2006 год. Уже тринадцать лет, по его словам, длится ремиссия, которая может прерваться в любой момент. Для того, чтобы этого не произошло, Павел прилагает немалые усилия.
Представьте себе: вкусная еда, прогулка теплым летним вечером, просмотр последнего нашумевшего блокбастера — все это не вызывает у вас внутри никакого отклика. Эмоции колеблются где-то между «все равно» и «зачем мне это?». Именно этот симптом — потеря интереса к жизни — страшное последствие игровой зависимости. Игромания — это болезнь, сложность и опасность которой трудно понять человеку непосвященному. Герой нашего видеомонолога сегодня попробует объяснить, почему желание «зарядить автомат» или «поставить все на красное» приводит многих игроков к самоубийству.

«Я понимаю, что быть рядом с любимой женщиной, покупать красивые вещи, путешествовать — это кайф, — рассказывает Павел. — Проблема в том, что почувствовать его я не в состоянии. Азарт от ставок — самые сильные эмоции, через которые я проходил. Все остальное стало бесцветным и малозначимым. Очень надеюсь, что смогу когда-нибудь получать от жизни хотя бы небольшую часть удовольствия, которое испытывал до того, как пришел в зал игровых автоматов».

Вот лишь некоторые цитаты из видеомонолога:

  • Я начал играть в 16 лет. Мне давали деньги на обувь по три раза — я их заносил в игорный клуб. В 18 украл из дома первые $100. Пока я играл, заложил у охранников клуба и в ломбардах 15—20 телефонов. Была бы возможность — проиграл бы квартиру. Уверен, что в то время был способен на это.
  • Многие мои товарищи по несчастью писали сами на себя заявления, чтобы их не пускали в игорные клубы и казино. Но это никого не останавливало: через пару месяцев, полгода они срывались и вновь начинали играть. Это — неизлечимо.
  • Мой дед всю жизнь играл в преферанс на деньги. Прапрадед проиграл в карты семью — пришлось скрываться по разным городам Европы от кредиторов. Карточный долг — святое.
  • Люди умирали в 20 лет: сегодня я вижу, что человек закладывает «зарядчику» кожаную куртку, а через неделю мне говорят, что его похоронили — инсульт. Напряжение, которое испытывает зависимый от игры, неимоверное.
  • Люди проигрывали кольца, зарплаты, деньги, отложенные на отдых. Никто не задается вопросом, откуда у игроков деньги. Они приносят прибыль, и это главное.
  • Когда ты играешь долго, уже совершенно неважно, выиграешь или проиграешь. Главное — получить порцию адреналина. Если его не получаешь, не в состоянии заснуть: беспокойство все повышается, может поехать крыша.
  • Со временем привычный круг общения игромана распадается, потому что он постоянно берет деньги в долг и не отдает. А после начинается развод, вранье. Чтобы продолжать круговорот кайфа, тебе мало $50 в день. Уходило по $200 и больше. Ежедневно.
  • У моих товарищей были семьи. Представьте: дома ждет жена с ребенком, ему на карту начисляют зарплату — он же сидит в казино, а на счету уже скоро минус $400.
  • С алкоголем все намного проще. Ты быстро падаешь на дно, признаешь этот факт, меняешь круг общения, уезжаешь в другой район, у тебя появляются новые интересы, и на этом моменте уже есть шанс завязать. С игроманией сложнее. Куда бы ты ни уехал, мысли об игре остаются с тобой. Это — на всю жизнь.

Читайте также:

Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook и присылайте свои истории и размышления. Самые яркие из них могут стать темой для следующей колонки!

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. va@onliner.by

Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак