Главный редактор Onliner Николай Козлович: белорусская надежда — гороскоп на 2020-й

19 972
141
14 октября 2019 в 8:00
Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак

Главный редактор Onliner Николай Козлович: белорусская надежда — гороскоп на 2020-й

Николай Козлович — журналист, репортер. В Onliner c 2011 года. Руководил отделами «Деньги» («Люди») и «Недвижимость». С августа 2015-го — главный редактор.
За окном октябрь, в окна бьются тучи, на душе у нытиков кошки скребут. «А что впереди?» — спрошу я у кошек и туч. Ничего особенного — выборы туманы и снега. В такие месяцы обычно расчехляют батареи, ведут огонь ласковыми обещаниями, покрывая огнем надежд города, колхозы и поля. Но вот вам в передышке между залпами история о зеленом волнистом попугае. Вы же верите в чудеса?

Попугай был зеленым и банальным. Клетку принесли после того, как из дома в ближайшую столовку выгнали кота. Я гулял пешком под стол и кота не оплакивал. Вроде бы не плакал даже тогда, когда умерла прабабушка Настя, даруй ей, Господи, царствие небесное, если оно существует на небесах. Но помню первые слезы годом позже, в день на границе осени и зимы. Тогда улетел попугай. Глупая птица пробралась в форточку и растворилась в просторах уручского гетто.

Пацан бегал на балкон и 40 дней подряд смотрел в окно. Его наивная надежда заключалась в следующем: если держать руки на оконном стекле, то все обойдется.

— Он должен вернуться!

Дело было 30 лет назад.


Чуть позже я осознал, что надеяться можно со ссылкой на кого-то. В комнате висела икона с ликом святого Николая. Я не очень понимал, почему он святой. Поэтому для простоты восприятия считал тезку Господом. В войну икону прятали от немцев в деревне Головичи. Зарыли в землю, потом откопали вместе с мерзлой картохой. У меня не было сомнений, что все это не просто так. Силуэт серьезного старика с круглой головой-скафандром был связан с волшебством.

Когда я выучил «Отче наш», то присаживался перед иконой, повторял заклинание по 15 раз. Там были разные просьбы, но всегда одинаковые слова в конце:

— Пусть родители будут здоровы. Пусть он прилетит.

Попугая не было. Родители старели. Николай молчал.


Святой висел на своем месте. Позолота в его оправе потускнела. Я забросил свои переговоры с ним. Надежда теперь исходила из черного космоса. Ночами сладко шепталось небу про девчонку с третьей парты, которая должна улыбнуться, но не хочет. Но, может, все-таки вдруг.

А вот студент стоит с отцом под звездным небом, курит «Монте Карло». «В стране д***о,  ноет он. — Надо валить». Надежды юноши теперь связаны с надеждами социума. Личное стало частью общего. Но пороху не хватило. Ну и отец  он был скалой и все держал в руках.

Вперед на быстрой перемотке: гоню из Боровлян. Отец рядом морщится от боли, машина прыгает на «спящих». Волшебная линза балконного стекла, Николай в скафандре, Малая Медведица, Луна, Полярная звезда  все это не работает. Надежда умерла, когда папе сказали, что стадия рака финальная. Впереди было Колодищанское.


Когда умирает отец, ты перестаешь быть пацаном. Когда ты давно не пацан, то не раз бывал на похоронах надежды. Но ты отвечаешь за себя сам, так заведено. Вслед за Фроммом и другими социальными психологами я проделываю простой мыслительный путь от индивида к глобальному: только лишенное гипернадежды общество способно перестать верить в волшебство.

Вот длинная надежда-сон многих ребят из моего поколения: просыпаетесь в ближайшую субботу, а за окном все не так. Ни бреда, ни октября, ни жалкой получки, ни ряженных в красные галстуки, которые вдруг стали фоном вашей лучшей части жизни. Выглядываете с дивана, а они улетели сквозь балконную щель в иные миры. Вместо них новенькие раздают шкатулки с серебром.

Открываете глаза: старые с дырявыми ларцами здесь. И тучи, и речи, и дождь, и октябрь. И диван.


2019-й. Уручье. Осень. Фото какого-то гладенького паренька в костюме отклеилось, красиво плавает в луже. Иду мимо родной панельки, она игриво сереет на фоне капель дождя. Бац! На фонарном столбе кривляется зеленый волнистый попугайчик. Тот самый! Нашелся, брат!

Подхожу поздороваться — он щебечет мне на своем волнистом языке с английским акцентом: «Привет старик, как дела? Я тут немного пропадал. Прости, что не предупредил. Жил в Быдгоще и Мидлсбро, работал в доставке, привез чемодан бабла, открываю ИП».

Жму крыло, приятель, ты молодец. Кэп во мне наконец понимает, что следует делать. Следует до последнего патрона, текстами и примерами выбивать горько-сладкую, беззубую, самую терпеливую и бессмысленную в мире белорусскую надежду — на царя, депутата, Бога и старшего брата. Будет больно, но ведь, умирая и исчезая, наша национальная надежда умеет перерождаться. Перерождаясь из тлена молитв в материю дела, она способна преодолеть не просто Бобровники, Ла-Манш и Атлантику, но и весь абсурд эпохи нытья.

Итак, вот мой честный кэп-гороскоп на следующий год для всех знаков и символов Беларуси. Он прямее хвоста металлической крысы: в симметрично-прекрасном 2020-м надейтесь только на себя.

И на своего попугая.

Читайте также:

Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook и присылайте свои истории и размышления. Самые яркие из них могут стать темой для следующей колонки!

Наш канал в «Яндекс.Дзен»

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. va@onliner.by

Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак