Журналист Onliner Дмитрий Корсак: как вы смеете работать и думать о деньгах?
37 538
561
30 мая 2019 в 8:00
Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Александр Ружечка
Журналист Onliner Дмитрий Корсак: как вы смеете работать и думать о деньгах?
Дмитрий Корсак — журналист Onliner, ведущий рубрики «Мнение». Готов работать за «спасибо», но недолго и только если ему это интересно.
Одного знакомого журналиста недавно обвинили в продажности. Ну как в продажности... скорее, в том, что он работает за деньги. То есть пишет статьи и думает, как бы за это получить зарплату, вместо того, чтобы непрестанно беспокоиться о людях. И это — далеко не первый вскрывшийся факт корыстолюбия в моем окружении. Знаю врача, с нетерпением ждущего своей зарплаты в 600 рублей, и учительницу, которая «продалась» примерно за пять сотен. Понятное дело, что и первый, и вторая знали, на что шли, когда выбирали профессию (вполне вероятно, даже приносили клятву следовать заветам Гиппократа и Макаренко), но что-то пошло не так, и бытовуха для них стала важнее призвания. Об этом сегодня и предлагаю поговорить.

Всем нам известен этот неприятный типаж представителя рода человеческого: отработал положенные ему деньги и пошел заниматься своими делами. Вполне вероятно даже — развлекаться, тратить зарплату на пиво с друзьями (что уже совсем возмутительно) вместо того, чтобы раздавать ее старикам и инвалидам.

Именно из-за таких вот людишек нам так часто не хватает нормального человеческого отношения. Наплевав на общественные интересы, они уходят обедать в обед, захлопывая окошко перед самым нашим носом, или предлагают прийти на прием завтра, хотя рабочий день у них закончился всего несколько минут назад. И у всех на это одна и та же нелепая отговорка: «Мне за внеурочное время не платят». А как же войти в положение?

Считаю, что в государстве, где социальные ориентиры стоят на первом плане, прогрессивные люди уже давно должны работать за идею. Я тоже готов. Обязательно начну это практиковать (то есть забуду о зарплате) сразу, как только увижу, что уровень общественного самосознания повысился. То есть — никогда.

Никогда люди не перестанут думать о том, как добыть себе копейку на пропитание, и значительно чаще начнут проявлять альтруизм только при условии, если основные ступени пирамиды Маслоу будут уже пройдены ими. Никогда разумный человек не станет долго, с энтузиазмом работать на дядю за идею, хотя очень многие «дяди» стараются выстроить со своими работниками именно такие отношения: взывают к чувству долга и корпоративной солидарности вместо того, чтобы поддержать материально.

Моего знакомого журналиста обвинял в продажности человек, не попавший на страницы одного издания. Не попал он туда просто потому, что был глуп, скучен и безынициативен. Зато вышла статья про его конкурента — яркого, пробивного, энергичного новатора, который совершенно не гнался за славой, пресса сама нашла его. По сути, претензия заключалась в следующем: «Раз ты написал про конкурента, требую и про меня сказать лестные слова (для баланса), иначе — какой ты профессионал?» Но мой коллега никому ничего не был должен, он ответил, что не собирается заниматься бессмысленной работой, и послал жалобщика подальше. Конечно — в вежливой форме. И получил на шею ярлык «продажного».

Сам я неоднократно злился на табличку «обед», которую ставили перед самым носом, возмущался неспешностью врача, сидя в очереди в поликлинике, потому что ПРЕДПОЛАГАЛ, что он там, в кабинете, не очень-то и старается. Один раз наблюдал, как старушки чуть не линчевали молоденькую участковую докторшу, которая попросилась (!!!) у них уйти с работы, хотя рабочее время закончилось уже полтора часа назад.

Врачи, работающие за гроши сверхурочно, учителя, положившие на алтарь школы личную жизнь, — это исключения, которые разрослись у нас до неимоверных размеров уродливого правила: «Люби себя в последнюю очередь». И как часто бывает, на такой извращенной философии «все всем должны» начинают паразитировать самые неприятные личности.

Меня совершенно не смущают люди, которые, потирая руки, говорят мне в лицо: «Судя по всему, нам удастся на тебе прилично заработать», конечно, в случае, если при этом я отдаю им деньги добровольно. Потому как, расставаясь с энной суммой, я понимаю, что получу взамен чистые, прозрачные, как слеза комсомолки, отношения. Меня скорее напрягают волки в овечьей шкуре, именно они блеют громче всех, когда речь идет о честном обсуждении деловых вопросов, и цепкой пастью норовят ухватить за зад, как только отвернешься.

Мой жизненный опыт показывает, что все результативные и долгосрочные начинания рождались из соображений взаимной выгоды и уважения друг к другу. Или в случае, если я сам предлагал выполнить ту или иную работу бесплатно. При этом все самые страшные разводы стартовали словами: «Давайте обсудим финансовый вопрос позже, ведь не для этого мы здесь собрались» (а для чего?) — и призывами работать не за деньги, а из чувства долга. А у вас случалось иначе?

Читайте также:

Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook и присылайте свои истории и размышления.
Самые яркие из них могут стать темой для следующей колонки!

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Александр Ружечка