Предприниматель Игорь Скорынин: «бандиты», «комсомольцы», «спортсмены» — какими были бизнесмены в 90-х и что объединяет их сейчас

33 189
178
25 февраля 2019 в 8:00
Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Александр Ружечка

Предприниматель Игорь Скорынин: «бандиты», «комсомольцы», «спортсмены» — какими были бизнесмены в 90-х и что объединяет их сейчас

Игорь Скорынин — ветеран белорусского бизнеса, бывший ученый и действующий спортсмен. Многодетный отец, «многовнучный» дед и философ, избегающий серьезности. Совладелец нескольких компаний.
Я совершенно не планировал становиться «бизнесменом». Но в начале 90-х особого выбора не было. А вообще, кто-нибудь непременно должен написать историю первого десятилетия белорусского бизнеса. Это будет занятное чтиво, поверьте. Очень увлекательное, а главное, ничего не надо будет выдумывать или додумывать для остроты, достаточно будет только вспомнить подробности. И лица.

Самыми колоритными были, наверно, тогдашние бизнесмены-«бандиты». Крикливые, артистично вспыльчивые, но отходчивые (в зависимости от обстановки). Бестолковые, но нахальные. Помню, в 94-м, на заре евроремонта, человек пять наших заказчиков были именно из этой лихой когорты. Как так вышло — до сих пор удивляюсь. Они нас друг другу рекомендовали, похоже.

Однажды мне надо было получить от двух таких деньги за выполненные работы. А им деньги отдавать не хотелось: ремонт близился к концу, и для них было важно не выплатить последнюю сумму, когда ты уже все сделал и они от тебя никак не зависят, а поэтому вместо последнего платежа они тебя «кидают» и потом гордятся этим. Мастерство подрядчика заключалось в том, чтобы шантажировать их каким-нибудь последним строительным этапом, который при неоплате останется незавершенным, а выполнить его без нас выйдет дороже.

И вот сцена: сижу я в какой-то съемной квартире на улице Краснозвездной, типа в их «офисе», а со мной человек семь стремных пацанов с «погонялами» вместо имен. Они сидят на креслах, стульях и подоконниках (в зависимости от степени крутизны), режутся в нарды и продают друг другу пистолет Макарова. А мне сесть негде, но в комнате почему-то стоит велотренажер, которым никто никогда не пользовался (видимо, было западло). Поэтому я уселся на него, кручу педали и веду с ними долгие переговоры. А они обсуждают между собой, как бы это дать этот пистолет подержать Скорынину и не вытирать потом отпечатки пальцев, чтобы при случае можно было из этого пистолета кого-нибудь грохнуть.

Полный сюр, но абсолютная правда.

Один из них вскоре застрелился из-за карточных долгов, а второй чуть позже умер от пьянства.

Потому что да, были бизнесмены-«алкоголики». В трезвом виде они выглядели вполне ничего, но периодически уходили в запой, и тогда начинались «приключения». Помню, один такой сидел у нас поутру, извинялся, что деньги, которые он нам не донес накануне, спустил в казино, в которое «случайно» зашел, и недоумевал, где он оставил свой черный Mercedes. На больную голову он не помнил, проиграл ли его в покер, подарил кому-то или просто где-то оставил.

Были бизнесмены-«комсомольцы». Они вышли из райкомов, выросли из «освобожденных вторых секретарей», а по сути просто переставили свое кресло в соседнее помещение. У них было много связей в руководстве и тяга к авантюрам. Они быстро научились отмывать деньги, и связываться с ними было еще опаснее, чем с «бандитами».

Были бизнесмены-«спортсмены». Бесстрашные, напористые, часто быстро обучающиеся, трудолюбивые и решительные. С ними было интересно.

Были «прирожденные бизнесмены». Они сразу покупали себе дорогой костюм, модный галстук, подержанную Volvo, итальянский портфель в тон начищенным ботинкам и старались вести себя так, будто выросли в семье английских аристократов. Один из таких заказчиков получил у нас прозвище Галстук. Он приходил к нам много месяцев, вел переговоры, элегантно пил кофе, но через некоторое время никто на фирме не мог вспомнить, как его зовут. Галстук — и Галстук, сразу ясно, о ком речь. Он, кстати, так ничего и не заказал.

Были бизнесмены-«рыночники». Они с сожалением расстались с удобными синими сланцами и просторными выцветшими шортами и всегда подозревали, что их обманывают, назначая завышенную цену. Это обижало их. Им были свойственны жадность и комплекс неполноценности.

Были бизнесмены-«халявщики». Они всегда обещали ОГРОМНЫЙ проект, который всецело зависел от того, насколько успешно и дешево будет выполнен их личный заказ, который они обычно называли «пилотным». Они стремились платить как можно меньше или вообще не платить — ведь это «пилотный» проект! Все окупится, когда поступит будущий «сверхзаказ»! Как правило, это были симпатичные и обаятельные парни. Но «сверхзаказ» никогда не поступал.

Были «великие бизнесмены», причем совершенно разного масштаба — от ларечного до банковского. У них были способности, но, чуть заработав, они начинали гордиться собой, раздуваться и всячески превозносить себя. Им непременно хотелось выстроить многопрофильную «бизнес-империю», в которую должны были входить «заводы, газеты и пароходы». Обычно их взлет оканчивался громким падением.

Были и другие типажи, я всех здесь не перечислю. Жаль, если о них совсем забудут — обо всех этих лихих «финарях», «валютчиках», контрабандистах и прочих авантюристах.

Сейчас, конечно, все совсем по-другому. Приличнее, спокойнее, намного профессиональнее. Несравненно цивилизованней. Времена крутых перемен закончились. Это хорошо. Но сегодня, мне кажется, есть нечто общее, что объединяет всех белорусских бизнесменов.

А именно — они все в чем-нибудь да виноваты перед нашим государством. И, если надо, государство это всегда найдет и докажет. И они все это знают, включая меня. Поэтому если я когда-нибудь и напишу свою книжку бизнес-мемуаров, то издам ее прямо перед смертью, в самый последний день, чтобы хоть за нее избежать ответственности.

Читайте также:

Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook и присылайте свои истории и размышления.
Самые яркие из них могут стать темой для следующей колонки!

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Александр Ружечка