Журналист Onliner Александр Владыко: был памятник городовому, а пока что стал — какой-то глупости
601
19 ноября 2018 в 18:44
Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Александр Ружечка
Журналист Onliner Александр Владыко: был памятник городовому, а пока что стал — какой-то глупости
Александр Владыко — журналист Onliner, редактор раздела «Люди». Минчанин и специалист по мелким протестам. Рассказывал анекдоты в детском саду, митингует дома перед женой, уверен в превосходстве человека над памятником.
Когда-то я был маленьким и, если не болел, ходил в советский детский сад. Ну как ходил… Помню, как меня мама возила туда на санках. В саду, как обычно, отвратительно пахло какими-то щами с кашей. Внутри мы выполняли свои незамысловатые обязанности, а на улице прожигали пистонную ленту, стуча камнями, делали ловушки, присыпая тонким слоем в песочнице лист бумаги, и прочие добрые хулиганства. А однажды мне пришлось рассказать политический анекдот про президента.

Анекдот про Горбачева, Раису Максимовну и обезьянку дался легко. Мне было года 4, поэтому, конечно, никакого глубокого смысла в нем я не улавливал. Даже не помню, где его услышал. Но наличие в истории обезьянки спасало мой рассказ. Дети смеялись, я должен был быть доволен собой. А подслушавшая меня воспитательница — и не смеялась, и не была довольна.

Более того, она не придумала ничего лучшего, как провести беседу с моей мамой, когда та пришла забирать своего мелкого, как оказалось, антисистемщика.

Не знаю, что там говорила воспитательница, но по дороге домой у меня состоялся серьезный разговор с мамой, который полностью ее разоблачил. Думаю, ей самой было стыдно и неловко говорить про то, что благодаря Горбачеву в магазине лежит сыр и колбаса. Родительский статус, наверное, заставлял что-то объяснять потенциальному в будущем нарушителю всех законов и моральных устоев. Мало ли. Вот и пришлось нести, боясь расплескать, полную чушь.

Дальше точно не помню, чем все закончилось, значит, никаких последствий не случилось. Эмбрион глупости остановился в своем развитии.

Как это порой важно — просто остановиться и рассмеяться. СССР после моего анекдота (допускаю, что это совпадение) развалился.

А глупость осталась.

Что если бы мне не повезло с родителями? Если бы они повели меня к памятнику какому-нибудь деятелю и заставили поклониться и просить прощения там? У нас ведь генетически камни и металл важнее современников. Потом, представьте, я бы пошел служить в милицию и однажды увидел, как кто-то на улице приложился рукой к моему памятнику, — тотчас приостановил бы нарушителя и покарал. Не для того я в детстве цветочки под Ленина клал.

Прошло много лет. И история с памятником случилась без моего участия. Сначала какой-то 16-летний подросток проходил мимо бронзового городового с собачкой и отвесил памятнику пощечину. Это уже глупо. Но получилось сделать еще глупее. Закрутилась карусель. Подростка заставили публично извиниться (в том числе перед бронзой).

На следующий день пришел другой мужчина и повесил на городового шарф — мужчину задержали и провели короткую беседу.

В понедельник к памятнику пришли девушки и стали его целовать.

И совсем не похоже, что конец близко!

Если все это милицейский PR-кейс — браво. Сегодня городовой — самый популярный памятник в Минске. В общем, в историю попали. Осталось всего ничего — выйти красавчиками из нее.

Вообще, памятники (а в данном случае — просто символический монумент), если не путать их с надмогильными статуями и бюстами, ведь очень объединяющая и даже туристическая примечательность. В любом городе есть что-то, что нужно потереть или потрогать. На Комаровке дети (даже если они будущие милиционеры) с радостью залезают на лошадь (даже если в прошлом милицейскую) — вроде все счастливы.

Но тут, похоже, что-то корпоративное.

Годовалая дочка учится ставить меня в неловкие ситуации. Мне же нужно оставаться системным, важным и образцовым папой-милиционером (да, в семье я такой). А на деле то к врачу записать забуду, то вообще приду домой поздно вечером и после встречи с друзьями. Блин, я не знаю, что буду отвечать, когда она начнет говорить, прижимая к стенке за все проколы.

Но даже когда маленькая Яна лупит меня (чаще маму) по лицу (от злости или играя), у нас хватает сил и рассудка, чтобы не вломить ей в ответ еще сильнее или унизить другим способом.

То, что случилось дальше, — предсказуемо. Если глупости дать разгуляться, она захватывает все и всех. В итоге бедные молодые ребята в форме, испуганные актом шуточного «недовандализма» и приказом начальства, одергивают проходящих мимо и рассказывают, что здесь нельзя целоваться. Ну как же так?

О глупости написаны миллионы книг, сложены мудрые поговорки, оставлены советы. Я регулярно пользуюсь одним (в силу профессии в том числе) — не стесняюсь задавать глупые вопросы. В остальном все плохо.

Похоже, не только я не знаю, как правильно выходить из глупых ситуаций.

После истории с политическим анекдотом я не вырос в иностранного агента или преступника. И подросток, хлопнувший памятник по щеке (официальная версия — «ударил в прыжке»), не является от этого злостным хулиганом с необходимостью выволочки.

Многие мальчишки, уверен, до сих пор мечтают ловить преступников, покататься на машине с мигалками, пожать руку герою. Но вместо этого заставили на всю страну извиняться перед памятником, а потом и остальных попросили не подходить? Исправили так исправили.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. sk@onliner.by

Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Александр Ружечка