Репетитор Евгений Ливянт: «Не понадобились школьные знания? Надо было лучше учиться!»
1130
10 октября 2018 в 8:00
Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Максим Тарналицкий
Репетитор Евгений Ливянт: «Не понадобились школьные знания? Надо было лучше учиться!»
Евгений Ливянт — преподаватель математики и физики, соучредитель центра «100 баллов».
«Неужели вы думаете, что мне пригодится в жизни знание уравнения равноускоренного движения?», «Как поможет в моей будущей карьере тригонометрия?», «Выучив сегодня стихотворение, я, что ли, денег буду больше получать?» — как правило, такие вопросы в школе задают ребята, которые думают, что может быть заранее известно, какие школьные знания и умения пригодятся во взрослой жизни. И все чаще сомнения по поводу полезности того, чему учат в школе, возникают у вполне трудолюбивых и ответственных учеников. Мало того, все больше взрослых людей, как правило, с неплохим образованием уверены, что значительная доля школьных знаний никогда в жизни не понадобится и незачем тратить на их получение столь много времени и сил.

Я, кстати, тоже много лет активно выступаю за радикальное сокращение обязательной школьной программы, особенно в старших классах, хотя бы потому, что КПД у попытки научить всех и всему, как мне кажется, меньше нуля. Иногда даже возникает ощущение, что учишь детей не математике и физике — наукам, которые двигают человечество вперед, а латыни — мертвому языку, который может пригодиться только в очень специфических обстоятельствах.

С другой стороны, я помню, что в начале девяностых большинство моих однокурсников по физфаку БГУ ушли работать в только появившиеся коммерческие банки и частные предприятия, где быстро сделали хорошую карьеру. Считалось, что в банке выпускник физфака гораздо более ценен, чем выпускник нархоза, так как человек, который хоть немного разобрался в квантовой механике, сможет разобраться во всем и решать задачи любой сложности.

Я рассуждал аналогично и сумел сам ответить себе на вопросы о целесообразности изучения тригонометрии, заучивания стихов и так далее. Точнее, я попытался придумать логичные ответы, позволяющие мне продолжать счастливо заниматься преподаванием.

Для меня изучение тригонометрии в школе чем-то напоминает занятия в тренажерном зале: умение выжимать штангу лежа (6 подходов именно по 12 раз, и очень важно, чтобы два завершающих раза были из последних сил) вряд ли понадобится в обыденной жизни именно в таком виде. Так и тригонометрия: умение разобраться в большом массиве сложной и очень абстрактной информации, понять закономерности, связи с другими разделами математики, а также научиться решать сложные задачи — это развитие и тренировка «мышц» мозга.

Такие развитие и тренировка абсолютно необходимы для молодого человека, который планирует сделать карьеру в профессии, связанной с интеллектуальной деятельностью. И стихотворения надо учить наизусть, чтобы память развивать, и закономерности при отражении света знать надо, чтобы понимать причину смены времен года…

И все-таки я постоянно переживал из-за того, что учу ребят тому, что в жизни понадобится только как «жим штанги». Переживал, но виду не подавал, чтобы не демотивировать учеников. Однако в канун Дня учителя мои переживания и сомнения если не исчезли, то стали значительно меньше.

Один из моих лучших учеников Илья Грозов приехал с тортиками, чтобы поздравить меня и нашего преподавателя робототехники Глеба Карнея (у него он тоже учился), а заодно сорвать мне занятия рассказами про то, как трудно совмещать учебу уже на четвертом курсе факультета прикладной математики и работу в Rozum Robotics — известной белорусской компании, создающей роботов для заказчиков со всего мира.

— Илья, а хоть что-нибудь из того, что мы учили при подготовке к ЦТ, вам в работе пригодилось? — пессимистично спросил я.

И услышал удививший меня ответ:

— Наверное, все пригодилось.

Дальше Илья стал перечислять разделы математики и физики (это я понимал) и как он использует их в работе (здесь я почти ничего не понял, поэтому переспрашивал и записывал).

— Кинематика нам нужна для позиционирования робота в пространстве, расчета оптимальных траекторий и коллизий робота с объектами в пространстве. Динамика — это силовое управление роботом (например, чтобы забить гвоздь с определенным усилием), взаимодействие с человеком, режим нулевой гравитации, когда можно наводить робота на цели и «учить», расчеты динамических нагрузок на моторах во время исполнения траекторий (расчет грузоподъемности). Термодинамика нужна при расчетах выделяемой/поглощаемой энергии при выполнении операций. Электричество — все, что связано с работой непосредственно моторов, идентификация электромеханических параметров. Вот, смотрите, сегодня расчеты производил.

Илья показал мне тетрадь с расчетами, и я очень обрадовался, обнаружив на одном из них знакомые формулы.

— А из школьной математики что-нибудь понадобилось? — спросил я.

— Сами по себе разделы из классической математики используются чуть более, чем все. Системы уравнений — везде, замены переменных — везде, тригонометрия — везде. Например, чтобы по желаемому положению end effector робота найти, в каком положении должны быть моторы, то есть угол поворота на каждом, надо решить уравнение четвертой степени относительно тангенсов половинного угла, и если оно биквадратное, то заменяем переменные — и все…

Илья приводил все новые и новые примеры, но я «поплыл», потеряв нить рассуждений. Не буду скрывать, что его рассказ чрезвычайно воодушевил и вдохновил меня, но остатки моего критического мышления заставили меня позвонить Артему — ученику 1996 года выпуска. Жизнь учит, что любую информацию стоит перепроверять по нескольким источникам, а Артем — ведущий инженер и по совместительству руководитель отдела производства успешного белорусского предприятия, которое выпускает уникальные измерительные приборы для чего-то мне не совсем понятного (знаю, что его приборы успешно конкурируют по всему миру с японскими, немецкими и американскими).

— Артем, что из школьных знаний понадобилось тебе в работе? — спросил я.

— Математика и физика почти вся, правда, мне уже трудно отделить школьные знания от вузовских и тех, которые я получил самообразованием, но думаю, что они между собой все связаны.

— Приведи пример, связанный с твоей работой.

— Законы оптики для расчета и настройки прибора — это как азбука. Любой расчет электрических схем начинается с закона Ома. Позиционирование измеряемой детали и детектора невозможно без тригонометрических формул. Для того чтобы поймать луч, необходимо учесть угол падения на деталь, показатель преломления в детали и взаимное положение механизмов в кинематической схеме. При расчете покрытий на оптические детали учитывается интерференция в тонких пленках материалов, перемножение матриц в школе не проходят, но понятие об интерференции там дают.

— Может быть, стоило бы часть школьной программы выкинуть?

— Откуда я мог знать, что мне понадобится, а что нет? Получается, что Паша (младший брат Артема — врач-педиатр. — Прим. авт.) должен был заранее знать, что ему понадобится только его бактерии учить, и забить на тригонометрию? По крайней мере, когда мы с ним говорим о работе, понимаем друг друга.

Я думаю, что родители современных школьников, которые недооценивают значимость широкого качественного среднего образования, тем самым демотивируя своих детей, делают серьезную ошибку. Они рискуют как минимум их материальным благополучием во взрослой жизни. Надо быть слепым, чтобы не увидеть тенденцию значительного роста зарплаты у тех, кто к хорошему среднему образованию добавил настоящее высшее.

В наше время абсолютно невозможно предвидеть, какие из школьных знаний и умений понадобятся в будущем нашему обществу в целом и конкретному ребенку в отдельности. Поэтому я бы советовал за время обучения в школе получить максимально широкие и глубокие знания, в том числе и стихов побольше наизусть выучить. Это тоже понадобится.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Максим Тарналицкий