Предприниматель Игорь Скорынин: белорус и машина времени
18 984
157
20 августа 2018 в 8:00
Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак
Предприниматель Игорь Скорынин: белорус и машина времени
Игорь Скорынин — ветеран белорусского бизнеса, бывший ученый и действующий спортсмен. Многодетный отец, «многовнучный» дед и философ, избегающий серьезности. Совладелец нескольких компаний.
20 августа 1982 года в 18 часов 13 минут второкурсник Гриша Иванов случайно заснул в туалете. Он пришел в общежитие на проспекте Машерова, чтобы отпраздновать окончание летней сессии, но выяснилось, что никто из собравшихся не принес пива. Гости понадеялись на хозяев, хозяева — на гостей, а все вместе рассчитывали на чудо, поскольку наличие пива в минских гастрономах жарким летним вечером совершенно не вписывалось в победоносную концепцию развитого социализма.

Перед тем как выйти с друзьями из душной общаги на поиски пивной удачи, Гриша зашел в санузел, присел на унитаз и, облокотив голову на руки, неожиданно отключился, поскольку всю предыдущую ночь через не могу запихивал в себя знания, запивая их крепким азербайджанским чаем второго сорта с равным содержанием листьев, веток и придорожной кавказской пыли, так романтически непохожей на родной белорусский суглинок.

А теперь усталость взяла свое. Через некоторое время голова соскочила с рук, Гриша очнулся, протер ладонями осоловелые глаза и вышел из кабинки.

Что-то было не так.

Вместо темного общежитского коридора перед ним сверкали ряды белых умывальников, освещенные ослепительно ярким светом. Гриша зажмурился. Слева по курсу странно одетый молодой человек с густой бородой, необычной прической и тремя серьгами в ухе смотрел на громко свистящий аппарат, плавными движениями попеременно засовывая в него руки и затем вытаскивая их оттуда.

Гриша протер глаза еще раз.

Парень с серьгами закончил процедуру, посмотрелся в зеркало, двумя руками поправил хохолок над выбритыми висками, расправил бороду и вышел в дверь. Гриша тоже рефлекторно заглянул в зеркало, увидел там торчащие волосы вокруг заспанного лица, пробормотал: «Вот блин!..»  — и вышел вслед за парнем.

Понятно, что это магазин, подумал Гриша, уставившись в заставленный непонятными пакетами стеллаж. Валютный? Цековский? Он еще потер глаза и попытался сосредоточиться. Адреналин прогнал остатки сна. Через минуту, убедившись, что до него никому нет дела, Гриша осторожно, стараясь ничего не задеть, стал прогуливаться между рядами.

Он почти пришел в себя. Собственно, ему нужно было пиво. Он обнаружил пивные полки и попытался осознать увиденное многообразие. Разглядывая незнакомые этикетки, он ощутил накатывающий прилив паники. Совершенно растерявшись, Гриша уронил взгляд на бутылку с надписью «Жигули», и ему внезапно полегчало. Знакомое слово успокоило его. Он не понимал, где он, но уже понял, что это не чужие края.

Гриша посмотрел на цену бутылки. Рубль шестьдесят три. Как-то дороговато. В кармане брюк лежала сложенная пополам новенькая зеленая трешка. На две бутылки не хватало.

Молодой человек решил выйти на улицу и осмотреться. Стараясь не показать, как ему неловко, он прошел мимо кассира, оглянулся на зеленую надпись «Euroopt prime», поднялся с галдящей молодежью на эскалаторе в красивое фойе со вторым светом и вышел на крыльцо.

Это точно был Минск. Слева через дорогу стоял Дворец спорта, часть зданий на проспекте была знакомой, правда на другом берегу реки непропорциональной горой возвышался огромный уродливый дом.

Гриша отошел в сторону и присел на краешек бетонной скамьи. Вокруг тусовались красиво одетые подростки, а по проезжей части непрерывным потоком неслись невиданные автомобили.

Поскольку общежития с оставленными там друзьями в новой реальности не существовало, Гриша решил попробовать пойти домой. Других вариантов действий он придумать не мог. Он жил около Академии наук.

...20 августа 2018 года в Минске было жарко. Григорий Петрович пришел с работы домой, включил кондиционер, засунул принесенную с собой бутылку пива в морозильник и глянул на экран телефона, засекая время, чтобы достать пиво через полчаса.

Вдруг раздался звонок. Григорий Петрович никого не ждал. Он удивился, подошел к двери, открыл ее и увидел странно одетого взлохмаченного юношу.

Григорий Петрович моментально все понял. Значит, та давняя история все-таки случилась с ним взаправду. Гормональная буря накрыла его с головой, и он растерялся. Возникла пауза.

Молодой человек рассмотрел его смущенным взглядом, дважды открыл и закрыл рот и потом пролепетал: «Простите, пожалуйста, вы не могли бы дать мне десять рублей?»

...Гриша шел обратно по жаркому вечернему августовскому городу, испытывая яркую смесь беспокойства и восторга. Все вокруг было потрясающе интересно, непривычно и очень живо. Незнакомые вывески на знакомых домах, красиво одетые люди, жестикулирующие на ходу, стремительно летящие машины... И самое главное — какая-то задорная свобода, заметная во всем, начиная от татуировок на загорелых лодыжках цокающих каблучками по тротуарной плитке девушек и заканчивая улыбками официантов, обслуживающих смеющихся посетителей, сидящих за столиками бесчисленных уличных кафе.

Этот непонятно откуда возникший и кажущийся беззаботным город будущего был совсем непохож на привычный Грише скучноватый, строгий и сдержанный Минск, но с каждым пройденным кварталом молодой человек понимал, что это все-таки именно он, и если ему суждено остаться в таком Минске навсегда, то он точно сможет к нему привыкнуть. На самом деле ему тут нравилось и хотелось остаться.

Гриша спустился обратно в «Евроопт», купил три разные бутылки лидского пива, долго выбирал палку колбасы, отдал в кассе свои десять рублей, присел на лавочку, чтобы рассмотреть полученную на сдачу мелочь, почувствовал усталость, облокотился на спинку скамейки и снова заснул...

Он проснулся, потому что друзья колотили в дверь туалета и кричали взволнованными голосами: «Гриша! Ты там?! Или что?!»

...Григорий Петрович сидел на диване, облокотив голову на руки и закрыв глаза.

«Эх, Гриша-Гриша... — думал он, — что же пошло не так? И когда оно так пошло? Какая все-таки странная получилась жизнь... В ней совсем ничего не случилось. Она как будто и не начиналась по-настоящему...»

Тут он вспомнил про пиво в морозильнике, охнул, подумав, что оно могло уже заледенеть и разорвать бутылку, вскочил с дивана и метнулся на кухню.

Пиво не замерзло.

Григорий Петрович не спеша налил его по стеночке в бокал и стал отпивать маленькими глотками. Пиво было даже слишком холодным. С каждым глотком ему становилось спокойнее.

Ну и что, что в его жизни не было ярких событий? Каждому свое. Кому-то движуха, азарт и перемены, а кому-то — эта самая спокойная жизнь. Он допил свой бокал, вышел на улицу и тихонько пошел по родному двору под старыми каштанами в сторону Ботанического сада. Под этими каштанами он ходил уже пятьдесят пять лет. Плохо это или хорошо?

Григорий Петрович повернул в арку, вышел на проспект, прошел мимо пиццерии «Темпо», на месте которой раньше была булочная, куда он ходил в детстве, подумал, что никогда не сидел за этими уличными столиками, решил было присесть, но потом вспомнил, что последнюю десятку он полчаса назад отдал молодому самому себе, и пошел дальше.

Да, кому-то — просто спокойная жизнь.

И этот город, в котором он ее провел, его родной, привычный и так странно любимый им Минск, большой, почти огромный, но все равно ужасно провинциальный и удивительно неизменный по своей сути, пусть и переменившийся внешне, этот город как раз и создан для этой спокойной, чуть скучноватой, но нельзя сказать, что совсем уж несчастливой жизни.

У каждого свое счастье, в конце-то концов.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак