Видеожурналист Onliner.by Игорь Деменков: зачем солдат тратит тринадцать суток в году на стояние на плацу?
879
28 июня 2018 в 8:00
Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Александр Ружечка
Видеожурналист Onliner.by Игорь Деменков: зачем солдат тратит тринадцать суток в году на стояние на плацу?
Игорь Деменков — один из бойцов видеоредакции Onliner.by. Но до того как взял в руки камеру, успел подержать почти все стрелковое оружие, что есть на вооружении в армии Беларуси. Окончил Военную академию и служил в силах специальных операций. Был военным журналистом. Изучал жизнь армии изнутри на протяжении восьми лет.
В провинциальном городке, где я вырос, мы всем двором любили играть в «войнушку». Вместо автоматов были обычные палки, а отточенная о края бордюров сосновая кора заменяла армейские ножи. На поле напротив дома мы строили землянки и укрытия, копали траншеи и жарили сало на костре. И конечно, во время таких привалов каждый из нас мечтал о службе в армии. Первым из нашего двора на срочную службу пошел Серега. Он жил на восьмом этаже и был самым старшим в нашей компании. За ним махнул кеды на берцы Виталик из соседнего подъезда. А через год и у меня сменился вид на наше поле, что открывался из окна родительской «двушки», пейзажем с антеннами радиолокационных станций. Я поступил в Военную академию. И мои иллюзии о том, что из себя представляет армия, рассыпались.

Первые четыре дня я ел перловку в столовой, запивал киселем и радовался армейской жизни. Отдаленно служба напоминала пионерский лагерь, правда, в армии не было полдника и кефир вечером не давали. Да и вместо вожатых были суровые отцы-командиры, а не старшекурсницы педагогических университетов. Однако на пятый день я загрустил. И дело было даже не в отсутствии «Компьютерной газеты», безвкусной вареной рыбе, не в строгости офицеров. Всему виной стал распорядок дня.

Нет, меня не пугали ранние подъемы, не боялся я и зарядки. Без лишних вопросов застилал особым армейским способом койку и наводил кантик на затылке. Но порой меня передергивало, и я превращался в трансформатор, который коротит от удара молнией.

Случалось это в минуты бессмысленных армейских построений.

Признаюсь, я честно и всем сердцем старался полюбить армию, поэтому с этими элементами распорядка дня смирился и верил, что после учебы, когда сам стану офицером Вооруженных сил, что-то да изменится. Я пойму скрытый смысл происходившего.

Нет, не изменилось.

Когда я стал офицером, по месту службы построений стало больше и смысла  в них не прибавилось. Помню, как перед приездом какого-то высокого чина из Министерства обороны мы на плацу всей частью простояли почти сутки.

А знаете что… Давайте не рассуждать бездоказательно и вместе посчитаем, сколько в среднем солдату приходится проводить времени на построениях.

Подъем в армии в 6:00. Сразу после команды дневального первое построение. Уже в 6:03 бойцы строятся на центральном проходе в казарме. Следующее построение — 6:10 возле казармы для передвижения на плац части. 6:15 — срочники стоят уже на плацу в ожидании начала утренней физической зарядки. После пробежки и занятий в спортивном городке бригады или полка опять построение на плацу. В 7:10 в распорядке дня значится утренний осмотр, он проводится на плацу. Значит, добавляем еще два построения — возле казармы и сам осмотр. После этого обязательного элемента — завтрак. Но перед тем как бойцы начнут есть кашу, им стоит пройтись по территории части с песней и построиться перед столовой.

А к тому моменту на часах 7:30 и уже шесть выполненных построений. Считаем дальше. Добавляем одно построение после завтрака, еще одно после перекура и одно батальонное или бригадное построение на плацу — так называемый «развод на занятия». Итого к 8:30 у солдата 9 построений.

До 14:30 проводятся три пары занятий. И там, как показывает армейская практика, может быть до 6—7 построений. Например, на перекуры, перемещения между учебными корпусами или спортивным городком. В 15:00 обед и еще одно построение. После приема пищи — перекур и полчаса личного времени. А на нашем счетчике уже 17 построений.

Сразу после личного времени очередное построение возле казармы и еще одно на плацу в составе части или батальона. В дальнейшем распорядок дня может варьироваться, но до отбоя есть еще 7 построений (это включая вечернюю поверку). И общий показатель построений равен 26.

В среднем построение длится от 5 до 10 минут. Правда, иногда построения затягиваются на 30—40 минут. Но одновременно с этим есть микропостроения, которые занимают всего три минуты времени. Например, после утреннего подъема.

Для чистоты эксперимента возьмем среднюю длительность построений в пять минут. И считаем. Двадцать шесть построений умножаем на пять минут и получаем сто тридцать минут в сутки. Это два часа молчаливого стояния. И это без занятий по строевой подготовке. При помощи калькулятора высчитываем, что в год солдат непрерывно стоит тринадцать суток!

Просто вдумайтесь: тринадцать раз по 24 часа.

Есть расхожая фраза, что цель оправдывает средства, но какая должна быть Миссия, чтобы так бессмысленно прожигать тысячи часов жизни молодых парней? Готов поспорить, что кто-то из генералов скажет: воспитательная. Но что она воспитывает? Даже я с классическим профильным военным образованием не могу найти ответа на этот вопрос. И если кто-либо из представителей военного ведомства решит объяснить, зачем столько построений в армии, — следующая колонка его, а я публично признаю свой проигрыш. Но военные этого не сделают.

В армии бóльшая часть офицерского корпуса относится с легкой долей иронии и пренебрежения к представителям «офисного планктона» из IT-сферы. Так вот что я позволю себе предположить: рядовой руководитель проектов из этой сферы, который стоит лишь в начале своего карьерного роста, никогда не будет тратить время своей команды на ненужные совещания и сборы подчиненных. В IT главное — результат, в армии — процесс. «Айтишники» привыкли ценить свое время, а военные придерживаются закоренелого принципа «копаем отсюда и до обеда».

И вот какая из этих позиций более жизнеустойчивая, мужская?

Например, в армии обороны Израиля во главу угла военного обучения они поставили не процесс, а конечный результат. Так, с первых минут пребывания в воинской части новобранцу выдают вещмешок с песком. И главная задача солдата за время «учебки» — не снимать его.

На первый взгляд, кажется, глупость и самодурство. Вот зачем носить двадцать четыре часа в сутки на протяжении месяца за спиной несколько килограммов земли?

А вот Миссия, которую преследуют офицеры, весьма проста. Все дело в том, что после принятия присяги вещмешок меняют на боевое оружие, с которым израильские солдаты также ходят на протяжении всего срока службы. А вот ранец с песком нужен был для тренировки мышечной памяти и привычки всегда носить что-то на плече. В конечном итоге — винтовку или автомат.

Согласитесь, разумно. А вот стоять бессмысленно на построениях — нет.

Но, пожалуй, я буду адвокатом дьявола и попытаюсь оправдать двадцать шесть ежедневных построений. При таком их количестве увеличивается контроль со стороны сержантов и офицерского корпуса за наличием личного состава. Это означает, что солдату сложнее убежать в город к любимой девушке, выпить пива за углом казармы или заняться дедовщиной.

Офицеры становятся надсмотрщиками, забывая о своей главной задаче — передаче знаний. Но учитывая последние информационные поводы, выходит, что без построений шестеренки армейского механизма могут рассыпать всю систему безопасности нашей страны. Поэтому они нужны. Вопрос — сколько и когда.

Поэтому давайте смотреть правде в глаза: бóльшая часть всех построений не дает ровным счетом ничего ни солдату, ни армии, срочники присутствуют на них — «а чтобы были». Повторюсь, я очень хотел полюбить армию, но из-за бессмысленной траты времени так и не смог этого сделать.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак . Фото: Александр Ружечка