Художник Антон Шаппо: если вам втюхивают «искусство не для всех», помните, что на самом деле это «искусство ни для кого»
19 338
167
05 июня 2018 в 8:00
Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак
Художник Антон Шаппо: если вам втюхивают «искусство не для всех», помните, что на самом деле это «искусство ни для кого»
Антон Шаппо — художник, дизайнер, директор первого в Беларуси тату-салона «У лисицы». Профессионально занимается татуировкой последние 12 лет. С Onliner.by — 8 лет.
Путаницу с искусством «элитарным» или «не элитарным» завели сами художники. Именно с их легкой руки концептуальное искусство презентуется как ультрасовременное, сложное для восприятия и разделяется с искусством традиционным. Для меня в этом уже заложен немалый парадокс, потому как если вспомнить XX век, то в нем произошло уже все. Подавляющее количество «прорывных и смелых решений» — не более чем реплики на то, что давно прозвучало. Это касается живописи, музыки, литературы, драматургии и так далее. Уже давным-давно гениталии прибиты к различным поверхностям, сняты фильмы про пожирающую всех и вся государственную машину, нарисованы красные кони и черные квадраты.

Обоснованного разделения на «элитарность» и «не элитарность» не существует. Любой художник, стремящийся к зрителю (есть единицы, кому на это плевать), ориентируется на самую широкую аудиторию. Он не делит ее на плебс и элиту на этапе творчества и презентации своей работы. Разговоры об «особенности» возникают тогда, когда оказывается, что далеко не всем понятно, что хотел сказать автор. Ему, конечно, проще занять позицию «вы не доросли до того, чтобы меня прочесть», чем «я не дорос до того, чтобы писать понятное каждому».

«Литература не для всех», «кино не для всех», «театр не для всех» — это абсолютная глупость, сговор между творцом и его постоянными поклонниками. Первый такими громкими словами оправдывает свою непонятность, вторые с радостью причисляют себя к ценителям. Когда мне говорят, что Тарковский не для всех, — недоумеваю. Это на сто процентов попсовый европейский режиссер. Он гениальный, он яркий, но при этом совершенно не загадочный и не элитарный. Тарковского понимают и принимают как профессор-искусствовед, так и кочегар.

Вообще, история с «андеграундом» и «элитностью» в нашей стране сошла на нет вместе с развалом СССР, но представители искусства до сих пор цепляются за эти термины, извращая сам их смысл. Андеграундным и элитарным были Булгаков и Блок, которых запрещали, но при этом массово распространяли самиздатом. Андеграундным был русский рок и отчасти бардовская песня, критикующая власти и гонимая ими. Но как только появилась возможность издаваться и петь без ограничений, все они стали элементами популярной культуры. Стихи Блока сегодня читают рэперы, но это не значит, что Тимати — альтернатива (как он сам себя называет), а Баста — прямо-таки андеграунд.

И в головах людей возникает путаница. В Минске прошла выставка Шнура, на которую многие приходили за «искусством не для всех». К моему стыду, далеко не все из собравшихся соотечественников узнали открывавшего выставку гениального белорусского художника Владимира Цеслера, работы которого выставлены в Лувре и других европейских музеях. Шнур курил в помещении, потому как он творец, кто ему запретит? Вместе со Шнуром смог покурить и Цеслер. Мне от такого расклада вещей очень грустно.

Настоящим андеграундным течением в искусстве сейчас могут похвастаться разве что Северная Корея, некоторые страны арабского мира и Африки. В общем, те государства, где общество в целом и искусство в частности очень жестко зарегулированы. Где за образы и слова, выходящие за рамки идеологии, могут посадить и даже убить.

Для человека образованного и думающего большинство концептуальных выставок — это: а) бесталанная ерунда, которую пытаются выдать за что-то трудное для понимания, манипулируя понятиями, которые неактуальны уже четверть века; б) цитирование или кавер ранее созданных произведений искусства под новым соусом; в) потуги кустарника, который не осилил классическое образование в искусстве, но решил при этом, что ему уже есть что сказать человечеству.

При этом тот небольшой процент настоящего искусства, что все же нам показывают, используя современную терминологию, можно смело записывать в попсу, потому что оно находится в мейнстриме, говорит с читательской или зрительской аудиторией на их языке.

В качестве яркого примера приведу творчество Banksy, который превратил граффити в мощнейшее направление в искусстве. Творчество знаменитого британца — элитарно, андеграундно и изначально запрещено (несанкционированное рисование на стенах почти везде расценивается как вандализм). Вместе с тем любая работа Banksy близка и понятна всем без исключения. Поэтому, оставаясь андеграундом, этот художник одновременно умудряется оставаться по-хорошему попсовым, и это — признак его огромного таланта.

Искусство не может быть элитарным, предназначенным только для избранных. Оно просто разное, и в этом его огромная сила. Инсинуации по поводу его принадлежности к определенной аудитории напоминают попытку приватизировать воздух. Не верьте людям, создающим искусство не для всех. На самом деле они множат искусство ни для кого.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Ведущий рубрики: Дмитрий Корсак