Спецпроект

«Заплатила за импланты почти $8000». История «чудесного» восстановления после аварии

07 декабря 2022 в 8:00
Источник: Полина Лесовец. Фото: Максим Малиновский, Владислав Борисевич. Обложка: Максим Тарналицкий
Спецпроект

«Заплатила за импланты почти $8000». История «чудесного» восстановления после аварии

История Светланы из Жодино — очередное подтверждение: все не такое, каким кажется. Идеальные зубы могут быть вовсе не вывеской «успешного успеха» и одержимости красотой, а долгожданным исходом после аварии и непростого восстановления. Миниатюрная хрупкая женщина может оказаться человеком с сильнейшим характером, смеющимся над самим концептом «спасения» или «жалости». Светлана честно рассказывает о драматических событиях, когда она проехалась не на том перекрестке и не в то время. А хирург и ортопед Максим Белый — о «маленьком стоматологическом чуде» — имплантации all-on-6, которая все еще удивляет белорусов. Спецпроект с центром эстетической стоматологии «Мастодонт» продолжается.

«Все, что я видела, — это очертания серой машины. Водитель притормозил… и поехал дальше»

Светлана, массажист-остеопат и специалист по кинезиотейпированию, сразу признается, что не любит вспоминать эту историю. Но все же делает усилие, стараясь рассказывать о случившемся отстраненно, без эмоций.

— Это произошло два года назад, в сентябре, возле Жодино. Я ехала на велосипеде домой, возвращалась с дачи. Это уже черта города, но движение неактивное. Казалось бы, спокойное, безопасное место. Я ехала по обочине, когда на перекрестке выскочила машина и сильно меня подрезала. Возможно, водитель просто меня не заметил. Или он был пьян. Я не знаю… Бампер задел велосипед, его крутануло, и я кувырком полетела в кювет, в полете мощно ударившись верхней челюстью о руль. Вот и все. Было около часа дня — ни людей, ни движения, ни единого свидетеля… Водитель притормозил и поехал дальше. Все, что я видела, — это очертания серой машины. Наверное, он заметил, что я упала, а затем встала. Поднялась. «Встала — значит, живая» — вот и все.

Вызывать скорую было некому и, казалось, незачем: я ведь ничего не сломала, кроме зубов. Поэтому я встала, отплевываясь кровью, и сама пошла домой. Я увидела, что у меня во рту, только когда оказалась в квартире. Половины зубов не было, часть — раздроблена… Я прополоскала рот. Поплакала. Но быстро взяла себя в руки: «Руки целые, ноги целые — это главное. А зубы можно вставить». Через пару дней начались сильные головные боли, и я все-таки обратилась к врачу. Мне сказали, что, скорее всего, было легкое сотрясение мозга. Плюс стресс. Помню, как летела через велосипед и думала: «Только не руки, только бы не сломать руки…» Руки — главное в моей работе.

Признаюсь, сначала хотела найти сбившего меня водителя и наказать. Но именно в это время я оказалась внутри тяжелой семейной тяжбы, вымотанная бесконечными расследованиями, которые не дали никакого результата. Поэтому я подумала: зачем лишний раз трепать нервы?

Вместо того, чтобы вкладывать силы и энергию в месть, я решила направить их на более важное дело — на восстановление. Представляете, каково это — работать с людьми, разговаривать, когда у тебя нет верхнего ряда зубов? Большой дискомфорт, мягко говоря. Нужно было срочно что-то делать.

Со снимками я объехала трех разных врачей. Все как один подтвердили, что оставшиеся в верхнем ряду зубы подлежат удалению. Весь ряд целиком. Что поделаешь, пришлось удалять.

Прямо тогда, в сентябре, у меня были другие серьезные пункты расходов, поэтому я решила сэкономить и поставить временный нейлоновый протез. Скажу честно, это адский ад. Протез можно сравнить со вставной челюстью, которую носили наши бабушки, — целый зубной ряд, который плохо держится, постоянно нужен крем-фиксатор. Наверное, я съела килограмм этого крема (улыбается. — Прим. Onlíner). Представьте, вечером протез нужно достать и положить в стакан. Ощущения такие… Ужасные. Чувствуешь себя убогой. Плюс носить протез максимально некомфортно. В него постоянно забивается пища.

Помню, как на занятиях по дайвингу — это мое страстное увлечение — я намучилась с регулятором во рту. Самый большой страх был: вот сейчас достану регулятор, а вместе с ним челюсть уплывет в море или бассейн… Эта картинка так и стояла перед глазами. Представляете, плывущая челюсть? А что подумал бы тренер? Наверняка пришлось бы его откачивать (смеется. — Прим. Onlíner).

В итоге со съемным протезом за $500 я проходила недолго — полтора года. За это время дважды приходилось его менять. Конечно, технология более современная, чем у наших бабушек: все-таки протезы уже не пластмассовые, а нейлоновые. Внешне вроде бы нормально, но по факту очень неприятно.

Спустя полтора года я начала обзванивать минские клиники и чисто интуитивно выбрала классного доктора, который прямо сто из ста на своем месте: все движения четкие, отлаженные, точные.

В августе мне поставили импланты по системе «все на шести». То есть шесть опорных имплантов — металлических стержней, на которые крепится верхний зубной ряд, плюс пять имплантов в нижней челюсти, где пора было привести в порядок сломавшиеся коронки. От первой консультации до момента, когда я встала из кресла с красивыми зубами, прошло три недели. Очень быстро. В первый визит мы с доктором все обсудили, сделали слепки. Во второй примерили макет, подкорректировали. И, наконец, в третий я приехала на протезирование: доктор поставил одиннадцать имплантов за раз — полностью «отремонтировал». В стоматологическом кресле я провела, наверное, около четырех часов, уже точно не помню, потерялась во времени. Физической боли не было. Просто чем дольше лежишь в кресле, тем сильнее реагирует нервная система, мозг сопротивляется: «Оставьте в покое, надоело!» — начинаешь ерзать. Это нормально, так устроен человеческий организм.

В тот же день я уже могла кушать — не орехи, конечно, но обычную еду. Да, была отечность, это естественно, но она быстро прошла. Все зажило. Я довольна, мне все нравится. Не пожалела ни на один процент!

Не думаю, что за имплантами нужен особый уход. Ирригатором я пользовалась и раньше. Теперь купила специальную щетку, в которой в центре щетина меньше, а по краям — больше. Плюс специальные зубные пасты. Все.

В верхней челюсти у меня сейчас стоят зубы из акрила. Это временная конструкция. Имплант должен нарастить вокруг себя костную ткань, из-за этого форма десны изменится. Примерно через год можно будет поменять металлоакриловый протез на постоянный — циркониевый.

Я заплатила 19 000 рублей за все — за верхние и нижние импланты. Считаю, это не дорого. Нормальная сумма за возможность общаться и улыбаться. Недавно я была в отпуске в Египте. Знали бы вы, сколько скидок мне дали и подарочков вручили за одну только улыбку (улыбается. — Прим. Onlíner)! Мои зубы все замечают и спрашивают: «Это виниры, да?» Я лишь загадочно улыбаюсь в ответ. Ничего никому не объясняю.

«К сожалению, люди до сих пор думают: нужно подождать полгода-год, прежде чем ставить имплант. Это заблуждение»

Максим Белый, стоматолог-ортопед-хирург, расширяет горизонты журналистов Onlíner своей верой (точнее, научными данными) в моментальную имплантацию. Он рассказывает, что такое all-on-4 и all-on-6 («все на четырех» и «все на шести»).

— All-on-4 и all-on-6 — это комплексная реабилитация, восстановление зубных рядов. Можно обсуждать с пациентом сразу два зубных ряда либо только один — верхний, например. При этом подразумевается, что зубов на челюсти или вообще нет, или они в таком неудовлетворительном состоянии, что их, к сожалению, придется удалять. Заранее оговаривается количество имплантов (четыре, пять либо шесть), они устанавливаются в правильной позиции, в ключевые зоны, а не просто «как получилось». Определенный объем и качество костной ткани — обязательное условие. «Все на четырех» и «все на шести» не могут получиться, если костной ткани у пациента нет: тогда импланты просто некуда поставить. Так что нужно учитывать много факторов, чтобы все прошло по плану.

Как только импланты установлены, сразу же начинается ортопедический этап. Суть аll-on-4 и all-on-6 в том, чтобы дать немедленную нагрузку: в ближайшие семь дней установить несъемный протез, который фиксируется с помощью винтов.

Пациент сам может выбрать форму, размер и цвет зубов. Так происходит маленькое стоматологическое чудо: из отсутствующих или разрушенных зубов — красивая улыбка.

— Для людей, далеких от медицины, идея «за неделю имплантировать всю челюсть» звучит как величайшая афера…

— Да, белорусы привыкли к классической имплантации, которая занимает полгода-год. У комплексной реабилитации аll-on-4 и all-on-6 есть свои показания и противопоказания, строгие протоколы. Если не соблюдать протокол, результат, конечно, может быть далеким от ожидаемого.

Но никакой аферы здесь нет. Это научные данные, доказанные, обоснованные. Современные импланты действительно позволяют, говоря медицинским языком, «добиться первичной стабильности». То есть можно сразу закреплять протез или коронку. «Чудо» аll-on-4 и all-on-6 в том, что имплантаты ставят по дуге, в правильной позиции, и они друг друга разгружают, стабилизируют. В самое ближайшее время пациент может жевать.

— «Все на шести» можно сравнить с «мостом», ведь мы имеем дело не с двенадцатью отдельными коронками, а с цельным протезом на всю челюсть?

— Да. Фактически all-on-6 — это мостовидный протез большой протяженности. Вначале устанавливается временная металлоакриловая конструкция, а через три-четыре месяца, когда форма ложа изменится (это всегда происходит после любых операций на костной ткани), протез можно менять на постоянный.

— Если я правильно поняла, протез состоит из каркаса, белых акриловых зубов и розовой искусственной десны. Смешной вопрос, но скажите, доктор: для чего нужна десна, она же выдает ненатуральность конструкции и занимает немало места во рту?

— Дело в том, что редко бывают идеальные случаи, когда нужно восстановить только зубы. Как правило, приходится восстанавливать еще и розовую десну — именно ту, которая может не нравиться пациенту (улыбается. — Прим. Onlíner). Если человек утрачивает зубы и проходит больше года, то ткани, мягкие и твердые, убывают. Заметен эстетический дефект. Если бы врачи восстанавливали челюсть только с помощью белых зубов, то они казались бы просто гигантскими. Поэтому искусственная розовая десна — это попытка восстановить эстетику и функцию. Возможно, вначале она кому-то не нравится, но именно десна создает объем для правильного положения губы и четкого произношения звуков.

— Если зубы давно выпали, то для классического импланта придется долго наращивать, «присыпать» костную ткань. А в системе «все на шести»?

— Да, здесь точно так же. Если есть необходимость, можно увеличивать объемы костной ткани. Но тогда придется ждать.

— Достаточно, чтобы прошел лишь год с момента, как выпал зуб — и все, костная ткань на этом месте навеки умирает?

— Не обязательно. Научные данные таковы: в первые три месяца после удаления зуба количество костной ткани уменьшается на 30—40%. На эту тему написано немало диссертаций… Поэтому, если есть возможность, нужно приложить усилия и сделать немедленную имплантацию. Это я сейчас говорю не о системе аll-on-4 и all-on-6, а о случаях, когда пациент утратил один зуб. По современным канонам, если нет противопоказаний, имплант должен быть установлен максимально быстро. Это ускорит восстановление и уменьшит утрату костной ткани.

Если же человек жил без зуба пять-семь-десять лет, нужно индивидуально рассматривать ситуацию. Многое зависит от особенностей организма, возраста, здоровья. Бывает, что и спустя десять лет костной ткани достаточно, чтобы установить имплант. Но это скорее исключение… В любом случае восстановить эстетику и функцию так, чтобы протез не отличался от соседних зубов, — это задача со звездочкой, если зуба давно нет.

— Имплантация «все на четырех» и «все на шести» — это варианты только для самых тяжелых случаев, когда человек потерял почти все зубы?

— Не всегда. Бывают случаи, когда у человека внешне, на фотографии есть весь зубной ряд, он улыбается, но приходит в клинику, врач начинает рассматривать каждый зуб и понимает, что это лишь видимость. На самом деле зубы в неудовлетворительном состоянии, более того, они несут вред здоровью. К сожалению, такое бывает. Требуется несколько встреч и много обсуждений, погружение в медицинскую терминологию… В итоге человек сам принимает решение: остаться с некоторым количеством собственных зубов или поставить дентальные импланты.

В любом случае нужно действовать по показаниям и протоколам. Зуб — это орган. Если есть возможность его восстановить, нужно ей воспользоваться. Какими бы естественными и эстетичными ни были современные импланты и протезы, собственный зуб все равно в приоритете.

Напоследок хочу сказать вот что. Одномоментная имплантация (когда зуб удаляют и в тот же день ставят имплант) должна стать привычной. Ведь меньше хирургических манипуляций — меньше стресса. Заживление происходит быстрее. К сожалению, до сих пор есть такое заблуждение: нужно подождать полгода-год, прежде чем ставить имплант. Да, в некоторых ситуациях это обоснованно. Но в большинстве случаев следует стремиться к немедленной имплантации.


Партнер проекта — «Мастодонт»

Стоматология «Мастодонт» оказывает обширный спектр стоматологических услуг. В нашей клинике используется новейшее оборудование, имеющее все необходимые сертификаты и лицензии. Специалисты имеют высшее профессиональное образование и высокую квалификацию. В нашей клинике вы можете получить бесплатную консультацию и комплексную диагностику полости рта, а также обсудить рекомендации и возможные варианты лечения.

Оказываем услуги по страховке. Можно рассчитаться картами рассрочки «Халва» и «Карта покупок».

«Мастодонт»— центр эстетической стоматологии!

Спецпроект подготовлен при поддержке ЧУП «Леди Чиз», УНП 190055261.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Источник: Полина Лесовец. Фото: Максим Малиновский, Владислав Борисевич. Обложка: Максим Тарналицкий