Спецпроект

«Третий год не слышу запахов и не сплю по ночам». Белорусы о длительных последствиях ковида

20 сентября 2022 в 10:00
Источник: Полина Лесовец. Фото: из личного архива героев; Александр Ружечка
Спецпроект

«Третий год не слышу запахов и не сплю по ночам». Белорусы о длительных последствиях ковида

С ракурса сегодняшнего дня коронавирус уже кажется чем-то маленьким и незначительным. Но авторитетные врачи и ученые не перестают повторять: подождите расслабляться, последствия «короны» могут длиться до пяти лет. Для этого даже придумали официальное название — post covid syndrome, или long covid. Читатели Onlíner из Минска, Барановичей и Вроцлава рассказывают, каково это — жить с постковидным синдромом, когда тебе 30+. Сегодняшним текстом мы запускаем новый спецпроект со Stada.

 «Перестирывала все вещи, потому что началась аномалия с запахами»

Алина Б., 33 года, инженер-программист:

— Ковидом мы заболели всей семьей в декабре 2021-го: я, муж и сын. Сначала симптомы проявились у ребенка, и по местным правилам (мы живем во Вроцлаве) в детском садике дали направление на тест. Он оказался положительным. К тому моменту сын еще не умел говорить, а потому не мог объяснить, болит ли у него что-нибудь, изменился ли вкус. Полагаю, что последствие «короны» длится до сих пор: сын перестал есть мясные продукты, отказывается наотрез.

Как только ковид подтвердился у ребенка, мужу тоже дали направление на тест, и он, конечно, оказался положительным. У мужа ковид протекал тяжело: температура под 40 не сбивалась. Спустя пару дней начала падать сатурация, которую мы регулярно измеряли пульсоксиметром, — пусть и не до критических отметок, но до 94%. Мы вызвали скорую, приехали врачи, еще раз проверили мужа и сказали: «Пана забираем в больницу». Он провел там неделю.

В больнице мужу кололи препараты, которые контролировали уровень сахара (у него был повышен). Давали в небольших дозах ацетилсалициловую кислоту. А еще — трубочку с кислородом — это не ИВЛ, а именно кислород. Каждому пациенту поступал разный объем газа, в зависимости от состояния. Мужу давали минимальную дозу, чтобы легче дышалось, но легкие при этом не расслаблялись.

Спустя пару недель после выздоровления у мужа появилось легкое депрессивное состояние: ничего не радовало, ничего не хотелось делать. Помню, ехали покупать елку к Новому году, а он говорит: «Бери какую хочешь, мне все равно». Это было очень на него не похоже. Потом он рассказывал: «Я пытался бороться, найти хоть какие-нибудь позитивные моменты — и ничего. Полная апатия». К счастью, через пару недель это прошло.

Я тоже заболела, хотя и в легкой форме: температура до 37,5, слабость, потеря обоняния и вкуса. Тест не делала, ведь была привита. Привитых в Польше не сажают на карантин, и тесты им сдавать не нужно. Но, чтобы не подвергать окружающих опасности, я отсидела с ребенком десять дней дома, в самоизоляции.

Примерно на втором месяце после выздоровления у меня появилась аномалия с запахами (на медицинском языке это называется «дизосмия» — извращенное восприятие запахов. — Прим. Onlíner). Я не могла использовать ополаскиватели для белья, потому что какой-то компонент вызывал отвращение. Казалось, что пахнет мочой. В магазине я открывала десятки банок разных производителей — и слышала резкую вонь ацетона. Дома приходилось перестирывать вещи без ополаскивателя, иначе я просто не могла их носить. Похожая ситуация была с вареными яйцами: на вкус нормально, я могла съесть, но запах… просто невыносимый.

Это состояние длилось около полугода, сейчас все уже пришло в норму. Могу стирать белье с ополаскивателем, могу сварить и съесть яйцо.

«Чувствую, как сердце начинает биться, и не могу дышать»

Анастасия Чернявская, 33 года, специалист по работе с клиентами:

— Я заболела ковидом в октябре 2021-го и провела на больничном практически месяц. Самыми тяжелыми были первые одиннадцать дней, температура  — выше 38,5 и ни в какую не сбивалась. «Ковидные» врачи приходили каждые два дня и говорили, мол, это нормально. Бригада скорой проверила сердце и уехала: «У вас так организм реагирует, потерпите». Состояние было ужасное: я не могла ходить, из туалета возвращалась, сползая по стеночке.

КТ в итоге показала двустороннюю пневмонию и 40% поражения легких. Последствия «короны» не заставили себя ждать.

Во-первых, полетели зубы. За последний год я одиннадцать (sic!) раз была у стоматолога. Старые пломбы начали выпадать одна за одной, пришлось все поменять. Появились новые дырочки. Хотя до этого я регулярно наблюдалась у стоматологов, следила за зубами. Врачи говорят: «Вот так „корона“ влияет на кость и эмаль. Зубы ослабли».

Во-вторых, показатели печени стали совсем плохими, и я сразу занялась ее восстановлением. Месяц пила назначенные врачом таблетки — и анализы пришли в норму.

В-третьих, ужасно выпадали волосы. Обычно такое происходит с женщинами после родов или химиотерапии, а вот у меня — после ковида. Выпала практически половина волос. Это было так страшно, на самом деле. В какой-то момент я думала, что полностью облысею. Сдавала дорогие анализы, пила витамины, меняла шампуни, пробовала мази — ничего не помогало. Видимо, сколько должно было выпасть, столько и выпало. Через полгода это прекратилось, и начали отрастать забавные пушки́.

И наконец, самое главное и длительное последствие — это проблемы с сердцем. Тахикардия (сердцебиение более 90 ударов в минуту. — Прим. Onlíner) началась еще во время болезни и длится до сих пор. Приступы случаются в любой момент, без всякой причины, примерно раз в месяц. Я просто чувствую, как сердце начинает биться сильно-сильно. Ощущаю удары в затылке, в спине, в ушах… по всему телу! Мне не хватает воздуха, от этого растет тревога, даже паника. Я была у кардиолога, мне сделали ЭКГ и УЗИ сердца, дважды посмотрели анализы крови — ничего не нашли. Сказали пить успокоительное и выписали таблетки от тахикардии, но только для тех случаев, когда пульс в покое больше 94 ударов в минуту. Последний раз приступ тахикардии случился в четыре утра. Это такое паническое состояние, когда не можешь ни спать, ни сидеть. Вместе с мужем я вышла из дома и ходила по минским улицам, пытаясь набрать в легкие воздуха, и дышала, дышала, дышала.

«До „короны“ мог спокойно подтянуться на турнике 20 раз, а теперь всего три-четыре»

Илья Сугако, 35 лет, тестировщик:

— Не помню, чтобы какая-либо болезнь в моей жизни проходила так тяжело, как «корона». Я не успел привиться и заболел в октябре 2020-го, мне было 33. Первые дни провел практически в бессознательном состоянии, с температурой под 40, и она не сбивалась. Вот таким был иммунный ответ. Жена взяла на работе отгулы, чтобы ухаживать за мной. Это она рассказывала, что происходило, сам я практически ничего не помню о первых днях.

Когда я пришел к врачу, мне сразу сказали: «Это „корона“!» Больничный выписали на две недели, но в итоге вместе с отпуском я провалялся в постели все шесть. На четыре месяца пропали запахи и вкусы, причем возвращались необычно: утром есть обоняние, а вечером — уже нет. Из странностей — почему-то тянуло к луку. Помню, брал из холодильника целую луковицу и кусал ее, словно яблоко. Ел по две-три несчастных луковицы в день. Сейчас я к луку охладел (улыбается. — Прим. Onlíner). Еще нарушился сон. Я спал всего по два часа. Открою глаза в час ночи — и больше не могу закрыть. То в холодный пот бросает, то в горячий. Правда, через месяц это прошло.

Сразу после выздоровления я прошел медосмотр, сделал КТ, и в легких ничего подозрительного не заметили. Но спустя полгода на обычном рентгеновском снимке врач увидел затемнения: «Был ковид, да? Ничего страшного». Назначил муколитики и ингаляции. Ну, знаете, как в детстве — дышать ртом и носом над паром. Я не думаю, что это особенно помогло.

Я жил на Каменной Горке, и вода у нас просто никакущая. Открываешь кран — сразу резкий запах хлорки в нос, в глаза. У детей — старшему 5, младшему 2 — шелушилась кожа. Поэтому я привык покупать очищенную питьевую воду в специальном автомате за углом: пять бутылей в одну руку и пять бутылей в другую. Но если до «короны» я мог принести 50 литров за раз, то спустя полгода — уже нет. Я делал по две-три остановки до дома, а там пройти всего 150 метров! Не мог идти, задыхался.

Это меня встревожило, и я пошел в частный медицинский центр. Мне замерили объем легких. Для это нужно было дышать в трубочку в покое; потом пройти по беговой дорожке и подышать; потом пробежать и снова подышать. В итоге сказали: «У вас все отлично, показатели выше нормы». Наверное, причина в том, что в детстве я занимался плаванием — это прокачало легкие.

Весной были подозрения, что забарахлило сердце. Сердце, между прочим, после ковида проверяют в первую очередь. Я прошел полный осмотр: кардиограмма, холтер на сутки, УЗИ… В итоге сказали: «Все в порядке, вы здоровы».

До сих пор, уже спустя почти два года, сохранился такой симптом: стоит десять минут активно пройтись — и колет слева в боку, под лопаткой, словно булавка. Терапевт говорит, проблема в легких. А еще сохранились одышка и потливость. Частенько падает давление: холодеют руки, темнеет в глазах, плывут круги… До «короны» я мог спокойно подтянуться на турнике 20 раз, а теперь всего три-четыре. Вот такая общая слабость. И еще один момент: внимание сильно притупилось, об этом красочно говорит моя «доковидная» и «постковидная» статистика в приложении, которое тренирует память, внимание и мышление.

«По ночам играю в игры и смотрю телевизор — третий год моей бессоннице»

Ольга Савченко, индивидуальный предприниматель:

— Я перенесла ковид в 38 лет в апреле 2020-го. Болезнь началась нежданно-негаданно, я ответственно носила маску, не выходила из дома без особой необходимости. Проснулась утром дома в Барановичах — и поняла, что не слышу запахи. Вообще. Никак. Через два дня поднялась температура 39 и держалась одиннадцать дней, периодически падая до 37.

Началось такое состояние, что мне было тяжело подняться по ступенькам даже на первый этаж, до лифта. А потом — и вовсе подняться с кровати. Все болело. Но спустя три недели стало отпускать: казалось, по чуть-чуть возвращаются запахи. Увы, через неделю они снова пропали и не вернулись до сих пор. То есть я не слышу запахов уже практически два с половиной года!

По каким я только врачам ни ходила, какие таблетки ни пила — ничего не помогло. Я уже даже привыкла к жизни без запахов, смирилась. Вкус тоже поменялся. Раньше очень любила колу, а теперь даже глоток сделать не могу: такое чувство, что выпила бензин. Перестала есть цитрусовые. Никаким парфюмом пользоваться не могу. Честно скажу, не слышать запахов и вкусов — это тяжело. Даже в готовке еды. Приходят гости, а я переживаю: пересолила, недосолила? Попробовать не могу, остается готовить на глаз.

Второй тяжелый симптом, который до сих пор не прошел, — это бессонница. Уже два года как я по ночам играю в игры и смотрю телевизор. Я не могу уснуть, сплю всего два-три часа. Первое время было трудно, ходила как зомби, сейчас уже адаптировалась. А что еще остается, если даже врачи — терапевты, неврологи, психологи — разводят руками? Снотворное не принимаю, потому что чувствую себя достаточно хорошо. Бывает, когда сплю свои два-три часа, вздрагиваю непонятно от чего и просыпаюсь в поту, сердце бьется, бьется… Это «постковидная тревога», о которой говорят медики? Не знаю. После ковида врачи всегда назначают ацетилсалициловую кислоту, но я ее не принимаю: к сожалению, у меня на нее с детства аллергия.

Вот так и живу. Тяжеловато. Но знаете, человек ко всему привыкает. Одна надежда, что и обоняние, и сон восстановятся сами собой, и все будет как прежде.

Комментарий врача

Как ковид действует на нервную систему? Каковы отдаленные последствия? Отвечает невролог высшей квалификационной категории медицинского центра «Элар» Людмила Страшкевич:

— Важно понимать, что еще далеко не все точки над «i» поставлены в изучении этой болезни. Да, мы знаем, что при ковиде поражаются все системы и внутренние органы. Но как именно? Вирусологи, инфекционисты, кардиологи, неврологи, терапевты по всему миру продолжают собираться на конференциях и обсуждать свежие научные данные по ковиду.

Уже известно, что частички вируса внедряются прямо в клетки головного мозга и нарушают работу центральной нервной системы. Это раз. Кислородное голодание и дыхательная недостаточность, связанные с тем, что легкие — орган-мишень при ковиде, — это два. Они тоже провоцируют симптомы.

В первые 12 недель, в остром периоде, мы стопроцентно видим неврологические осложнения: потерю вкуса и обоняния, головные боли, головокружения, нарушения координации, пошатывания при ходьбе. Практически каждый, кто переболел ковидом, пережил это. Но могут быть и более грозные симптомы: воспалительные заболевания (менингиты, менингоэнцефалиты), острые инсульты, даже приступы с потерей сознания, похожие на эпилептические припадки.

Если говорить об отдаленных неврологических последствиях, то в первую очередь это «мозговой туман» — снижение памяти, концентрации, внимания. Затем синдром хронической усталости: быстрое истощение, физическое и умственное, при малейших нагрузках. Пациенты жалуются: «Я не могу запоминать новую информацию, с трудом подбираю слова». Сюда же — миалгии, боли в мышцах рук и ног, которые упорно не желают проходить. Очень упорно. Часто пациенты приходят с нарушениями сна. Потом, депрессии.

Самое неприятное и страшное: ковид может стать причиной постепенной гибели нервных клеток. Это — гипотетически — приведет к деменции, болезни Альцгеймера, Паркинсона, рассеянному склерозу… Не ожидать ли нам после пандемии коронавирусной инфекции пандемию когнитивных нарушений? Это непростой вопрос. Но делать выводы о том, что всплеск деменции неизбежен, пока рано. Давайте надеяться на лучшее (улыбается. — Прим. Onlíner).



Партнер проекта — Stada
Приказ МЗРБ №841 от 22.06.2022 об организации медицинской помощи пациентам с COVID-19 предусматривает назначение ацетилсалициловой кислоты (АСК) в качестве базового препарата для разжижения крови в амбулаторных условиях:

> пациентам со среднетяжёлой формой инфекции без факторов риска ее тяжелого течения 75 мг 1 раз в день (при массе тела > 100 кг 150 мг 1 раз в день) при отсутствии противопоказаний;

> пациентам со среднетяжелой формой инфекции и как минимум одним фактором риска ее тяжелого течения дополнительно к АСК — антикоагулянты в профилактической дозе;

> для продленной профилактики тромбозов пациентам со среднетяжёлой или тяжелой формой заболевания — прием АСК в течение 6 месяцев.

Спецпроект подготовлен при поддержке представительства АО «Нижфарм» (группа компаний STADA) в Республике Беларусь, УНП 102386304.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Источник: Полина Лесовец. Фото: из личного архива героев; Александр Ружечка