20 231
03 декабря 2021 в 13:22
Автор: Дмитрий Корсак

Хранители времени: семейная реликвия — фотография прапрадеда из Шацка, который отказался от американской мечты ради жены

На прошлой неделе мы предложили читателям принять участие в новом проекте «Хранители времени» и рассказать об уникальных семейных раритетах, которые хранятся у них дома. К нам уже пришло несколько замечательных историй. Первая из них — рассказ минчанки Юлии Бабушкиной о своем прапрадедушке, который в начале прошлого века отправился за океан за американской мечтой, добился успеха, но вернулся домой, потому что жена не захотела покидать родину.


Я видела этот портрет с детства. Бабушка показывала нам, своим внукам, его с благоговением:

— Вот это — мой дедушка Семен. Мамин папа. Он ездил в Америку. Работал там у своего брата заведующим каким-то. У того мануфактура была в Нью-Йорке.

Что такое мануфактура, я тогда не знала. Не в ярких красках представляю и сейчас. Можно было бы загуглить, но зачем?! Это «мануфактура» стало для меня кодовым словом чего-то богатого и малодоступного простому белорусскому жителю местечка Шацк, но все-таки сбывшегося.

Фото сделано в фотомастерской С. Борсука (1727 Питкин авеню, Бруклин, NY) ориентировочно в 1910 году.

Как ездили в Америку, я поняла не так давно. Меня осенило, что прапрадед должен был проехать всю Европу и где-то во Франции, Португалии или Испании, а может, даже Италии, сесть на корабль «на Нью-Йорк». Самолеты тогда с простыми жителями Шацка туда не летали.

Он прожил там много лет. Более десяти, если правильно запомнила то, что рассказывала бабушка. Вернулся, чтобы забрать семью и окончательно обосноваться в Нью-Йорке. Он любил этот город и многого там добился. Там у него многое получилось. Но. Но моя прапрабабушка Домна, его жена, отказалась уехать в этот самый Нью-Йорк. Здесь она уважаемый человек, горничная у богатой помещицы, чуть ли не компаньонка ее. Здесь хороший дом и крепкое хозяйство. А что там? Да и как с детьми по этим Европам? Да и доплывем ли вообще?

Мой прапрадед Кисель Семен — красивый блондин слева.

Справа — его двоюродный брат, по приглашению которого и было совершено это путешествие.

Человек по центру фото неизвестен.

Мне сложно представить, что чувствовал тогда мой прапрадед Семен, мысленно расставаясь со своей прежней жизнью успешного ньюйоркца. Наверное, приблизительно то же, что и я сейчас, когда мои любимые самолеты летают не туда, куда мне надо. Глядя на его фото, я чувствую, что история повторяется. Прилетев домой, он очутился в мышеловке, которая захлопнулась за ним навсегда. Потом была война. Расстрелянная полицаями его младшая дочь, на восьмом месяце беременности. Убитые и пропавшие на войне сыновья. Жалел ли он, что послушал жену? Что не увез их всех в светлое будущее? Что не осчастливил насильно? Я никогда об этом не узнаю. Об этом не знала даже бабушка...

Когда бабушка умерла, портрет я взяла себе. На память.

Этой фотографии уже более ста лет. Ее надо хранить в специальных музейных условиях, чтобы она прожила еще долго и досталась моим детям и внукам. Но я просто повесила ее на стену в своей комнате и часто смотрю на моего прапрадеда Семена. На его красивое благородное лицо. На отлично сшитый костюм. На людей рядом с ним. Чтобы помнить. Я из рода Путешественника, который доехал до Нью-Йорка, когда самолеты туда не летали. Который построил там свою успешную жизнь. И который навсегда остался на родине, вернувшись за своей Любовью. Потеряв все.

Этот старинный портрет помогает мне верить, что все проходит. И я опять увижу Океан и Чинкве-Терре, доплыву наконец-то до Аликуди и все-таки увижу Монблан собственными глазами. А красавица Этна в следующий раз не будет так неприступна, и я смогу дойти до ее кратера. Да, вы, наверное, уже поняли: я и вся моя семья — муж, четверо детей и кот — тоже путешественники, как и мой далекий предок. Мы объездили много стран, жили в небольших городках и деревнях, редко бывая в туристических местах. Вот только до Нью-Йорка еще так и не доехали, не успели.

Путешественники — это особая каста, узнающая друг друга по широко открытым счастливым глазам и бесконечной вере, что путешествие всегда только начинается, но не заканчивается никогда.


Если и у вас в доме есть такой вот уникальный раритет, вы знаете историю человека, связанного с ним, и можете написать, почему именно эта вещь для вас так дорога, присылайте свои письма на почту dk@onliner. by, самые интересные рассказы мы будем периодически публиковать.

Автор: Дмитрий Корсак