Освальд вспоминает Минск, а Гитлер — Припятские болота. Что пишут известные писатели про Беларусь

25 301
28 августа 2021 в 8:00
Источник: Наста Карнацкая, Сергей Бережной

Освальд вспоминает Минск, а Гитлер — Припятские болота. Что пишут известные писатели про Беларусь

Ежегодно Onlíner готовит обзоры, в которых рассказывает о том, как о Беларуси и белорусах пишут зарубежные писатели. Вот здесь все началось, затем было еще вот здесь. Литературные обозреватели прочитывают десятки произведений, чтобы найти веселящие, грубые и даже оскорбительные образы нас с вами. Как же нас показывают в книгах?

Кинг вспоминает Минск

Один из самых известных и плодовитых авторов XX и XXI веков — американец Стивен Кинг — написал чуть ли не целый роман с белорусским героем. Речь о книге «11/22/63». Это роман о попытке предотвратить убийство президента США Джона Кеннеди (название книги — дата его убийства) — предотвратить в прошлом из настоящего. Роман с «машиной времени», бесконечными «обнулениями», но без супергероев.

Герой книги, школьный учитель Джейкоб Эппинг, отправляется в прошлое — в конец 1950-х. Ох и консервативное же время это было в Штатах (атмосфера у Кинга передана отлично)! Он готовится к тому, чтобы помешать убить президента. Как известно, Кеннеди застрелили во время посещения Далласа. У Эппинга есть вся информация, чтобы спасти жизнь Кеннеди, вот только время он ускорить не может, из-за чего вынужден коротать год за годом в прошлом до нужной даты.

Конечно же, один из важных персонажей романа — Ли Харви Освальд. Именно его принято считать убийцей американского президента. Со временем, как часто бывает с важными событиями, они обрастают множеством версий и теорий заговора. Так произошло и с этим убийством. Однако неизменен тот факт, что арестовали по подозрению именно Освальда (его, правда, через два дня во время перевода в тюрьму застрелил владелец ночного клуба). Он и остался главной фигурой в этом громком преступлении.

Освальд был связан с Минском. Об этом и пишет Кинг. Несколько раз он упоминает, что Ли Харви отправился в Россию (на самом деле в СССР) в 1959 году, а также уточняет его конкретное местоположение — Минск, где тот работал на радиотехническом заводе. Американец хотел получить советское гражданство. Но из Москвы, куда прилетел непонятный иностранец, его отправили в Минск. Здесь он, кстати, и женился на белоруске. Правда, долго в условиях коммунизма Освальд не выдержал и вернулся с молодой женой в США.

Есть хорошая документальная книга Александра Лукашука «Освальд в Минске», в которой рассказывается о белорусском периоде его жизни.

Заговорщики — белорусские батраки

Российский писатель Владимир Сорокин любит вводить в свои книги абсурдные теории и заговоры. Правда, часто именно этот абсурд становится реальностью. За это Сорокина называют предсказателем. Однако в своих произведениях он просто описывает тенденции, которые видит в обществе, немного их развивая и приукрашивая в литературном тексте. В романе «Сахарный Кремль» он описал заговор против России. В заговоре, как вы понимаете, всплывают и белорусы.

«Шестнадцать месяцев назад в Москве были арестованы шесть членов мистической, антирусской секты „Яросвет“. Нарисовав на белой корове карту России, они совершили некий магический ритуал, расчленили животное и стали развозить куски коровьего тела по отдаленным областям государства российского и скармливать иностранцам. Задняя часть коровы была свезена на Дальний Восток, сварена и скормлена японским переселенцам, пашину и подбрюшье доставили в Барнаул, налепили из них пельменей и скормили китайцам, из грудинки сварили борщ и в Белгороде накормили им восемнадцать хохлов-челноков, в Рославле белорусским батракам навертели котлет из коровьих передних ног, а из головы сварили холодец, которым неподалеку от Пскова накормили трех эстонских старух. Все шестеро сектантов были арестованы, допрошены, все признались, назвали сообщников и пособников, но в деле, тем не менее, осталось темное место: коровий потрох. В магическом ритуале по „расчленению“ России он играл важную роль».

В целом же на сюжет или на поступки главных героев «наши» батраки в книге не влияют.

Граждане Евросоюза

У другого, не менее значимого российского писателя — Виктора Пелевина — в романе iPhuck-10 место белорусам отведено куда более приятное — в семье европейских стран, но также эпизодическое. Беларусь упоминается как страна Евросоюза, которая вместе с Эстонией, Латвией и Литвой — «то, что осталось от Российской империи». Мелочь, но приятно. Пелевин хотя бы не посмеялся над нами.

Припятские болота Адольфа Гитлера

Не поленитесь и прочтите следующую книгу целиком, не ограничившись нашими цитатами, — не пожалеете.

Речь о романе Тимура Вермеша «Он снова здесь». По сюжету Адольф Гитлер пробуждается на берлинском пустыре в 2011 году. Последнее, что он помнит, — это свой бункер в конце войны. Сначала он не понимает, что попал в будущее. Но, когда осознает, все равно остается собой: ведет себя так же, как во времена своего фюрерства. На противоречиях, возникающих между современным обществом и нацистскими идеями, и строится роман. Это вызывает уйму курьезных ситуаций, весело описанных Вермешем. Кроме того, в книге проходит и сквозная серьезная тема: почему в наше время нацизм может снова завоевать умы людей? Гитлера в книге никто не воспринимает всерьез, но из него делают звезду интернета. А получив внимание людей, он возвращается к старому — продвигает идеи нацизма, причем вполне удачно.

Так что же в романе про Беларусь? В одном из разговоров Гитлер вспоминает Припятские болота: «Должен признать, что я никогда не понимал это компьютерное изобретательство. Краем уха, правда, улавливал, что Цузе что-то свинчивает, вроде бы по заказу какого-то министерства, но все это было делом профессоров-очкариков. Для фронта непригодно. Не хотел бы я видеть, как Цузе со своим шкафообразным электронным мозгом переходит вброд Припятские болота. Или участвует в парашютном десанте на Крит — да он камнем полетел бы вниз, или пришлось бы крепить его на грузовой планер».

«Припятские болота» — название немецкой карательной операции против евреев на территории Беларуси и Украины, в районе Полесья в июле — августе 1941 года.

Ну или вот опять появляются белорусские батраки: «…Сначала я предположил, что они строят автобаны, осушают болота и прочее в таком духе. Но это оказалось не так. Болота с недавних пор были редкой диковинкой, и воду не откачивали из них, а, наоборот, доливали. А автобаны, как и при мне, по-прежнему строили польские, белорусские, украинские и прочие иностранные рабочие, причем за такие зарплаты, которые были для рейха гораздо выгоднее любых войн. Если бы я знал раньше, как дешев поляк, спокойно мог бы и не трогать его страну».

Внук эсэсовца

Продолжая военную тему, но уже без юмора, отметим британку Рейчел Сейфферт. Родившаяся в семье немца и австралийки, она решила начать творческий путь с книги о Второй мировой войне. И сразу же попала в шорт-лист Букеровской премии (это очень круто). Ее дебют «Темная комната» — единственная переведенная на русский язык книга Сейфферт. Но для белорусов она-то и представляет наибольший интерес.

Под одной обложкой мы можем найти три повести, события которых разворачиваются до, во время и после войны. Нам интересна только третья повесть — «Миха». Ее главный герой узнает, что его дедушка служил в войсках СС. Война давно закончилась, деда уже нет в живых, а бабушка и родители говорят об этом неохотно. Миха узнает, что более трех лет дед воевал на территории Украины, России и Беларуси. В Беларуси он был в местечке среди болот на юго-востоке, над Припятью (Припятские болота, видимо, известны каждому немцу). Туда-то и отправляется наш герой, чтобы понять, каким человеком был его дед: безжалостным преступником или солдатом, выполнявшим приказы.

Вместе с Михой мы сначала попадаем в Минск на Пасху в 1998 году: «Весь город — сплошь широкие, унылые проспекты под серым, нависшим небом. Выйдя к реке, Миха бредет вдоль нее по тропинке, избегая дорог, выбирая по возможности парки. Над кронами деревьев виднеются купола церквей — вот он, Восток».

Уже здесь можно найти некоторые несовпадения с реальностью — например, погода, которую в Минске в ту Пасху никак не назовешь «настоящим пеклом» (+8°C и дождь).

Проголодавшись, Миха заходит в ресторан и заказывает клецки с грибами. «Настоящее белорусское блюдо для настоящего немецкого туриста», — с иронией пишет Сейфферт.

Из Минска с пересадками немец отправляется в полесскую деревушку. Там он знакомится с мужчиной, который мог знать его деда. Миху очень интересует, был ли его дед причастен к убийствам евреев.

В этой части повествования хватает несостыковок. Посреди полесской деревни Миха умудряется позвонить в Германию из таксофона, забрасывая в него монеты, — и это в 1998 году, когда в Беларуси в обороте были только бумажные «зайчики». Ну и классический алкогольный стереотип, который используют не только в отношении русских: каждый белорус в любой непонятной ситуации пытается напоить немца водкой.

Еще раз про выпивку

Белоруса встречаем и в последнем романе Эриха Марии Ремарка «Земля обетованная» — в эпизоде, где герои обсуждают водку:

«— Смородинные почки, — повторил Мойков задумчиво. — А что, хорошая идея! Только где найти в Нью-Йорке смородинные почки?

— Они все равно почти не дают вкуса, — утешил я его. — А идею подарил мне один белорус. Водка у вас и правда очень хорошая».

И кто тут самая пьющая нация?..

Юрий Малофеев из белорусской милиции

В одном из прошлых обзоров мы уже писали о книге польского писателя Ремигиуша Мруза Ekspozycja. И вот он снова вспомнил о нас в романе Głosy z zaświatów («Голоса из загробного мира»). Как и многие зарубежные авторы, Мруз упоминает белорусок как девушек легкого поведения: «Это был небольшой придорожный мотель, расположенный недалеко от трассы, которая вела к Томашову Любельскому. Там был ресторан, но большинство путешественников останавливалось там в основном из-за молодых украинок и белорусок, готовых почти на все и с каждым».

В этой книге польская полиция начинает находить тела девочек и пытается выяснить, кто они и как были убиты. Патологоанатом, исследуя тела, приходит к выводу, что жертвы — из чернобыльского региона. Он находит генетические отклонения, свидетельствующие об этом: «То, что касается генетических дефектов после чернобыльского взрыва, тоже верно. Исследование, которое я собирался провести по этому поводу, было одним из самых сложных исследований, к которым я когда-либо приступал. И действительно, даже по прошествии стольких лет в Беларуси все еще рождаются дети с заболеваниями, упомянутыми в книге».

В этом же романе на помощь польской полиции присылают сотрудника белорусской милиции, внешний вид которого приходится полякам не по вкусу:

«— Юрий Малофеев, — представился он.

— Белорусская милиция, — добавил Антон.

Новоприбывший не был похож на сотрудника правоохранительных органов, Буре он больше напоминал мелкого торговца с востока».

С помощью белорусской милиции выяснилось, что найденные убитые девочки — Лариса Новикова, Татьяна Жилина и Полина Козлова из Чечерска.

Таким образом, доступные девушки и Чернобыль — две довольно популярные темы, благодаря которым Беларусь находит свое отражение в современной зарубежной прозе.

Носятся со своей независимостью

Американский фантаст Орсон Скотт Кард широко известен в первую очередь романом «Игра Эндера» и его одноименной экранизацией. В его творчестве нашлось место и упоминанию Беларуси. Правда, неприятному.

Роман Карда «Тень Гегемона» входит во вселенную Эндера, которая начинается романом «Игра Эндера». На Землю вторгаются инопланетные пришельцы — жукеры, и дети-вундеркинды пытаются спасти планету. После этого они возвращаются на Землю, где начинается борьба за власть: «„Так что, Россия решила побороться за мировое господство?“ — спросила Петра».

Если в предыдущих частях цикла люди сражались против внеземных врагов, то после их уничтожения появилась возможность заняться делами на Земле: «Русские всегда чувствовали, будто их обманом лишили великой судьбы, и теперь, когда нет больше жукеров, имеет смысл вернуться на прежний курс. Они не считают себя плохими парнями — они считают себя единственным народом, который обладает волей и мощью объединить мир по-настоящему и навсегда. Они считают, что творят добро».

Можно не вдаваться в подробности сюжета, чтобы не запутать. Стоит лишь упомянуть еще один фрагмент — слова персонажа по имени Влад: «Я из Беларуси, и мы в свое время страшно носились со своей независимостью, но в глубине души мы не возражаем, чтобы Россия стала страной, правящей миром. За пределами Беларуси мало кто разбирается, русские мы там или нет. Так что меня уговорить было не так уж трудно. Ты армянка, и твоя страна много лет страдала под гнетом России во времена коммунистов. Так-то оно так, Петра, но подумай сама: насколько ты армянка? И что для Армении будет по-настоящему благом? Это я все равно собирался тебе сказать — показать, насколько выиграет Армения от победы России. Кончай саботаж, помоги нам по-настоящему подготовиться к настоящей войне, и у Армении будет в новом порядке особое место. Это немало, Петра. Если ты не захочешь помогать — это ничего не изменит и не поможет ни тебе, ни Армении. Никто даже не узнает о твоем героизме».

Какой выбрать рюкзак для школьника? Подборка интересных вариантов из Каталога

школьный, для девочек; 1 отделение, ортопедическая спинка, вентиляция спины
школьный, для девочек; 12 л; 2 отделения, ортопедическая спинка, вентиляция спины
городской, женский; 1 отделение, ортопедическая спинка, вентиляция спины
Нет в наличии

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Источник: Наста Карнацкая, Сергей Бережной
Без комментариев