«Искусство должно удивлять». Рассказ о белорусской художнице Наталье Залозной

8054
23 августа 2021 в 14:07
Источник: Любовь Гаврилюк

«Искусство должно удивлять». Рассказ о белорусской художнице Наталье Залозной

Образ Натальи Залозной для меня тесно связан с идеей постоянного движения — это и физическое перемещение в пространстве, и обновление собственных представлений об искусстве и творческой практике. Наталья смело пересекает границы стран и увлекается новыми контекстами, знакомится с людьми, пробует новое.

Например, несколько лет назад художница использовала холст с фрагментами бумаги, с песком и мраморной пудрой, чтобы писать на шершавой поверхности. Тот, кто не знаком с ее живописными работами, наверняка оценил недавно сделанные инсталляции, построенные на фотографии. И разве это не обновление, разве не удивителен поворот — пусть и временный, этого пока никто не знает — от традиционной живописи к объектам? Например, в горах Северной Италии, в арт-комьюнити Stone Oven House.

С отцом

С годами, мне кажется, все более очевидной становится связь Натальи с творчеством отца, Николая Залозного. Не буквальная, конечно, связь, но подспудная, в желании и поиске перемен. Живопись художника-фронтовика отличалась необычным для того времени чувством цвета, пониманием цветовой композиции, ее особенной экспрессии. Отметим, что это была эпоха бескомпромиссного соцреализма, и ничего не предвещало ее конца. Переосмысление цвета как идеи, и конечно, драматизм в известном смысле положили начало «оттепели» в художественных процессах, в том числе в белорусском искусстве 60-х. Наталья же получила от отца самый важный урок — уверенность в выбранной профессии.

— Говоря о моих учителях, в первую очередь назову своего отца — художника Николая Залозного. Своей поддержкой он дал мне аванс длиной на всю жизнь. Что-то разглядел во мне, открыл, выпестовал и сказал: вперед, ты будешь счастлива, нет лучшего выбора, чем быть художником. И дальше не было у меня сомнений в том, кем быть, на кого учиться. За моей спиной всегда стоит его надежная стена, выстроенная еще в детстве, мощь его, как художника, сила, энергия, жизнелюбие. Искусство должно удивлять, обновлять взгляд на жизнь, оно не может быть равнодушным, значит, в нем должна быть огромная концентрация авторской энергии, которая способна излучаться.

Это, собственно, и произошло с художницей на переломе социальных и культурных парадигм: от перестройки к распаду Советского Союза и становлению независимой Беларуси, к поискам новых поколенческих ориентиров в искусстве, все новых форм высказывания.

Как вы относитесь к сувенирам?

После нескольких лет преподавания в Минске (о которых студенты вспоминают сейчас с восторгом!), после трехгодичной арт-резиденции в Черногории и отдельного этапа жизни в Бельгии, Наталья заново открылась белорусскому зрителю в персональной выставке «Свободный полет» (2010, НЦСИ). Чуть раньше, в 2005 году художница принимала участие в Венецианской арт-биеннале — тогда это было по инициативе итальянской стороны, что само по себе неординарный для биеннале опыт. По существующим правилам в арт-биеннале принимает участие страна, официальный представитель которой — министерство культуры, которое организует всю последующую работу. Но в тот, первый для Беларуси раз итальянские коллеги проявили инициативу и сделали возможным участие белорусских художников на самом важном арт-событии в мире. Среди отобранных авторов была и Наталья Залозная.

В те же годы она проводит несколько выставок в Москве, в том числе знаковый «Побег» (2017, ЦСИ «Винзавод»). Интересно, что отдельные серии художница продолжает разрабатывать до сих пор: они интересны, получили хорошую прессу и отзывы зрителей. Любопытно интерпретировать «Спящих», «Игральные карты» и собственно «Побег»: как уход в сон, в бессознательное или в игру. Побег ли это от рутины будничного? От тяжелого груза прошлого? Или от навязанных ценностей, которые не дают человеку ощутить настоящего себя и вести другой образ жизни? В «игральных картах» с двойными/перевернутыми изображениями людей я вижу вечные сомнения в свободе выбора и предопределенности. Да, спорное прочтение. Но в понимании современного искусства у зрителей свобода точно есть.

Еще одна ключевая серия, по которой Наталью Залозную можно узнать, запомнить и не раз еще мысленно обращаться, — «Сувениры». Маленький подарок на память, в знак внимания, по сути, только внешний слой восприятия этих работ: если вдуматься, это сильные образы, своего рода сгустки проживания человеком его собственной жизни, а отнюдь не детали развлекательной поездки. Все наши близкие, все участники тех или иных событий, как и сами события, рано или поздно становятся «сувенирами» из прожитых лет. Да, новые встречи и наблюдения за иной средой вполне могут быть интересны, но личность наблюдателя имеет решающее значение.

Визуальный дневник путешествий продолжается

Происходят эти путешествия в пространстве и во времени. Путешествия по новым процессам современного искусства, с новыми людьми и впечатлениями. С избирательной памятью, с наслоениями разных медиа. Нельзя не заметить, что особое внимание Наталья уделяет фотографии. Об обращении к фотографическому языку художница рассказывает:

— Фотография интересна мне как исследование времени. Не столько к историям, которые происходят с людьми в течение времени, сколько к моментам между прошлым и будущим. В фотографии мы ведь никаких историй не видим, ничего о них не знаем. А вот моменты, точки перехода — самое важное, они самые насыщенные. Это очень интересно: present continuous, past сontinuous... И такие градации в языке не случайны, они многое обозначают.

Здесь я бы вспомнила инсталляцию «Антракт» 2016 года. Именно тогда Наталья объяснила свое отношение к фотографии как к исследованию длительности времени и его разрывов. Добавить хотелось бы еще одно обстоятельство: размер этой работы, напечатанной на холсте, — 3×4 м. Большое число людей, запечатленных в столь внушительном размере, сообщает дополнительную энергию «моменту перехода». Ожидание спектакля, которого нет, в ситуации, когда «мы не узнаем, что было с персонажами в начальном акте и что будет в последующем», становится отдельной напряженной страницей происходящего. И зрители воспринимают эту тревогу, предвкушение или растерянность незнакомцев на снимке с большой эмпатией.

Как и прежде, путешествия иногда совершаются умозрительно, в образах и метафорах, а иногда по реальным странам и арт-площадкам. Но концептуализация остается сильной стороной Натальи Залозной, которой она не изменяет.

В прошлом году в Голландии состоялась выставка «Поставить стол в середине комнаты» («Удовольствие») с необычной концепцией и еще более вдохновляющей реализацией. Тысячи произведений в мировой истории искусства, во главе с «Едоками картофеля» Ван Гога, посвящены еде, но «усвоение мира через приобщение и поглощение», с ощущением вкуса любого «продукта», включая библейское яблоко познания, — это надо было придумать! Если говорить проще, еда становится образом принятия человеком жизни, это социокультурный процесс. А обеденный стол посредине комнаты символизирует значимость, универсальный характер познания через поглощение пищи. И все это происходит с «Удовольствием» — на втором названии настоял голландский куратор выставки. «Так мы познаем мир. Объект познания непременно становится частью нас самих, и наоборот».

Когда в марте 2019 года был открыт прием заявок на участие в минской арт-резиденции «Большого Семейства Чайного Гриба Комбуча-Достоевский», никому, включая кураторов Сергея Катрана и Павла Войницкого, не было понятно, что это такое и что из этого получится. Каково же было мое изумление, когда я увидела Наталью Залозную среди участников проекта! А в финальном показе — ее «Генеалогическое древо», и это не то, что вы подумали! «Пренебрежимое старение» — вот научный термин, описывающий процесс, с которым работала художница.

Сопроводительный текст Наталья начинает с цитаты из Харуки Мураками: «Чтобы достичь бессмертия, нужно не увеличивать отпущенное тебе время, а дробить его до бесконечности». Пренебрежимое старение обозначает темп старения, который трудно обозначить, зафиксировать его признаки. Он слишком медленный, слишком подробный. В таком графике невозможно наблюдать старение, оно ускользает от взгляда. А в итоге речь идет о максимально возможной продолжительности жизни. В инсталляции это удалось показать с помощью наслоения трех полупрозрачных слоев с портретными снимками (фотоассистент Виктория Харитонова). Это и технически было не просто. И опять впечатляющий размер — 150×250 м. Но на сей раз энергия масштабного присутствия моделей действительно другая: она в растворении, микшировании возраста людей.

Наконец, объект 2021 года, сделанный в резиденции Stone Oven House. Несколько слов стоит сказать о самой резиденции, которая стала отдохновением для художников с 2017 года. Россиянин Сергей Баловин начинал в 2011 году с идеи некоммерческого искусства, когда художника можно было поблагодарить за работу определенной услугой: от обеда до авиабилета в другую страну. Это был проект «Натуральный обмен», опыт оттачивался несколько лет, обретал разные формы, ценности, помощь друзей в разных странах мира. Наконец, Сергею вместе с женой Клаудиа Беккато удалось создать небольшое арт-поселение: несколько домов, где люди искусства могут поработать и поддержать коммьюнити. В целом разными способами, но выставки, концерты, перформансы остаются основными. В эту резиденцию уже не первый раз приезжает Наталья: тема того года — «убежище», и в окружении прекрасной природы она отзывается как нельзя более эмоционально. Оглядываясь на прошедшие годы нарастающих угроз, художница размышляет о физическом и ментальном спасении: возможно ли оно, можно ли защититься — выйти из агрессивного и войти в безопасный мир, который поддерживает?

Очень важно место, где установлена инсталляция: это настоящая старая дверь, немного обновленная вручную, и открыта она перед фантастически красивым ландшафтом: луга, горы, облака. В разных ракурсах в распахнутом проеме можно видеть и зеленый склон, и внезапный подъем к вершинам, и небо. Добавьте к зрительским эффектам постоянную смену погоды, солнечного или лунного света, ветер. Объект установлен на прочном фундаменте недалеко от домов, дверь-символ, «нефункциональная дверь», как говорит художница. В чем же функция, видим ли мы в обыденной жизни это невероятное мироздание, данное нам природой безо всяких условий? Наконец, внутреннее или внешнее пространство дает нам реальную, мощную, необходимую защиту?

Сегодня это самые актуальные вопросы, которые, не сомневаюсь, Наталья Залозная еще развернет во всей полноте.


Покупайте кофе выгодно в Каталоге Onlíner

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Источник: Любовь Гаврилюк
Без комментариев