«А что там такого?» Репортаж с фермы, где телята зарыты за сараем, а руководитель ходит под статьей

14 июля 2021 в 8:00
Автор: Андрей Рудь. Фото: Мария Амелина

«А что там такого?» Репортаж с фермы, где телята зарыты за сараем, а руководитель ходит под статьей

Это похоже на плохой сериал. Сараи, коровы, грязь, падаль… Он никому не нравится, но никак не кончится. Недавно по интернету крутили очередную серию, снятую в совхозе под Петриковом (тут почему-то любят такое снимать). В то хозяйство (кстати, не только в то) уже рванули проверяющие, накопали что-то серьезное, завели уголовное дело на руководителя. К нашему приезду чьи-то трупы все так же валяются за сараями, а и. о. директора продолжает, не разгибаясь, пахать под статьей.

Подлог

Обиды и амбиции — золотая жила для оперативника. Стороны сливают друг друга, среди мелких поклепов и скучной клеветы может найтись полезная информация. Например, про бардак, недостачу, фокусы с отчетностью.

О том, каковы мотивы создания ролика, в Другой Слободке существуют разные версии. Авторы произносят, что «болит душа». Местное начальство не исключает личные счеты. Но разницы уже нет.

Вот это видео, если пропустили. В кадре ферма КСУП «Челющевичи», расположенная в деревне Другая Слободка.

На эту съемку уже отреагировала прокуратура: «С апреля по май 2021 года для создания видимости успешной работы руководитель предприятия подписал отчеты о движении скота на молочно-товарной ферме, которые содержали заведомо ложные сведения о непроизводительном выбытии КРС. Сокрытие фактов падежа скота повлекло за собой искажение данных государственной статистической отчетности».

На и. о. завели дело по части 2 статьи 427 УК («Служебный подлог»). Минимум по этой статье — запрет на занятие определенных должностей.

Под стражу не брали: некому работать.

«Ну что там такого нецензурного?»

— Раньше за одно теля директор сидел год, а теперь и за тысячу никого не сажают, — деревенские дамы на скамеечке сыплют актуальными концепциями, которые не всегда стыкуются между собой, да это и не требуется. — Тут человек идет, раз — да и вдовый. А это ж худоба. Хвороба нападет, или кормов нема…

— Так там же вроде бардак был независимо от хворобы.

— Да какой бардак? Ну вы видели сами то видео. Ну что там такого нецензурного? Это ж ферма, на каждой будет такое. Ничего на том видео нет, в другое время и значения бы не придали. А тут раздули, проблему создали… Вот надо найти того, кто выкинул это видео! Телята мертвые? Ну сдохло оно, валялось, не сдали, а выкопали яму и закопали по всей стро… По всем правилам, то есть.

Позже мы посмотрим эту «яму». И правила.

Вообще, внутри деревни эту историю обсуждают так и эдак, но на сторону высказываются осторожно и анонимно. Некоторые на всякий случай уверяют, что вообще не смотрели ролик, просто «зять пересказал». Вроде и имеют мнение по поводу произошедшего, но также не забывают волноваться — «каб нас не цягалі».

Кто хочет быть главным?

Директоров тут уже не считают. Старики-то некоторые всю жизнь проработали при одном, им проще. А из тех собеседников, что помоложе, никто не смог пересчитать директоров на своем веку. Теряются на третьем десятке, многие имена просто не помнят.

Не выживают тут директора, расходный материал. Говорят, начальство пустилось в эту чехарду в девяностые. С тех пор при живой сельхозакадемии и куче аграрных учебных заведений проблема не столько найти толкового человека, сколько заставить его возглавить хозяйство. Не только это.

Сейчас «у власти» Мария Сидорук — уже месяца два. Теперь она и. о. директора. Когда-то была удалым зоотехником, получала награды в республиканских соревнованиях «за достижение высоких показателей в производстве животноводческой продукции». Это как раз на Марию Ивановну недавно завели уголовное дело за подлог.

— Кто сюда захочет идти директором? — научили нас народной мудрости давешние дамы на скамеечке. — Ну кому это надо? Так что пусть не ругают их, а еще спасибо скажут, что сюда вообще идут.

Лучше быть в тени

На залитой жарким солнцем ферме немногочисленные коровы и телята распределены по загонам.

Те, кто сумел найти тень, стараются обитать там.

Основное-то стадо сейчас пасется на вольных лугах за дорогой. А этих не взяли: они «сухостой».

Кормушки заполнены силосом, земля сухая, нет необходимости ползать по брюхо в грязи. Скотина выглядят не более и не менее счастливой, чем в десятках других хозяйств на нашем пути. Но незачем себе врать, их счастливость вообще не наша самоцель. У нас другие интересы.

В древние времена (лет 30 назад) тут был богатый комплекс с множеством больших сараев-тысячников. Выращивали быков, да в девяностые всех вырастили. Эти остатки роскоши сейчас пусты.

Зато к ним добавился новенький корпус для содержания и доения — весь в цветах. На нынешние объемы этих площадей хватает.

Пенсионер Андрей когда-то работал здесь.

Вспоминая былое, он закатывает глаза, перечисляет секретарей республиканского ЦК и членов союзного Политбюро, министров, парламентариев:

— К нам же в мою бытность прилетал Машеров, приезжали Слюньков, Дементей, Бровиков, Камай. Образцовое хозяйство было. В семидесятые по 4 тонны доили, это тогда много считалось. Куда все делось? Я ж не знаю.

Вдали вздымаются тучи пыли — это дойное стадо возвращается домой. Работники говорят, по такой жаре ему лучше стоять в относительно прохладном сарае.

— То, что там на видео говорят про коров, которые якобы в помещении, — этого не может быть, нереально, — объясняет нам животновод Сергей. — Еще людские коровы не ходили на пастбище, а мы уже припасывали по первой травке. Грязь — может быть. Да посмотрите сами: никто ж не знал, что вы приедете — скоро трактор будет зачистку делать.

Не остаться в этой траве…

Трупы тут особо и не прячут. За сараями есть песчаные отвалы, из них торчат части тел. Запах соответствующий.

По траве распределены какие-то ошметки и кости. Валяется хвост, от которого откусили теленка.

За силосными ямами, ниже всего этого, в зарослях вьется партизанская красавица Птичь.

Может, так должно быть по всей стро… По правилам. Бог его знает, мы сами никогда не захоранивали скот.

А вот с мобильника видны и «Правила захоронения и уничтожения трупов животных…» и так далее. Там про обустройство скотомогильников «за границами водоохранных зон, на сухом возвышенном участке», про ямы Беккари и вообще увлекательно.

Вот еще: при гибели скота в большом количестве (бедствия, зараза) допускается захоронение «в иных местах, согласованных с уполномоченными государственными органами и учреждениями». Явно тут согласовано.

«Смонтировано», «мстят»

— Это вообще смонтировано, — исполняющая обязанности директора хозяйства Мария Сидорук скрывает эмоции, но они прорываются.

— Как это?

— Ну не у нас снято, не наша ферма… Да знаю я, кто это сделал. Общались после этого. Мстят мне так. Опозорили на всю республику.

— Мстят или не мстят, но уголовное дело возбудили же…

— Ну возбудила прокуратура, разбирается. Не хочу на эту тему говорить.

«Кого вы там доите?»

В 2018-м было важное совещание. Требовалось исправлять положение в сельском хозяйстве: «У нас накоплен опыт интенсификации молочного производства. В ряде организаций удой более 10 тонн. Но в отдельных хозяйствах в 2017 году не вышли даже на 1800 литров. Такие факты просто недопустимы! Общая ситуация также настораживает. Неужели министр сельского хозяйства не видит, что количество заготавливаемых кормов растет, а улучшения продуктивности молочного стада такими темпами не наблюдается? Значит, кормов много, но они не те».

Резюмировали: силосно-концентратная система затратна и плохо соответствует физиологическим потребностям коров.

С тех пор у нас уже третий министр.

Вот про знакомые места: «Разве это дело, что в 2017 году на построенных по программе молочно-товарных комплексах хозяйств „Челющевичи“ Петриковского района, „Буденного“ Кличевского, „Дрибин-Агро“ надоено только 1,5 тыс. килограммов молока от коровы? Полторы тысячи! Кого вы там доите?!»

Два из трех перечисленных здесь хозяйств — наши знакомые. Про одно сейчас пишем, в другом все посыпалось после посадки директора.

«Прокуроры поехали по колхозам. И к нам заехали»

Как видим, нахождение под следствием уже не является препятствием для того, чтобы руководить предприятием. Когда больше некому, не до церемоний.

Вообще-то, у нас уже есть интересный опыт. В прошлый раз, когда директора кончились в соседнем хозяйстве, туда силой назначили командовать целого первого зампреда райисполкома. Люди, правда, не уверены, что новый «начальник» слишком часто появлялся на своем предприятии. Тогда было сделано немало. Например, ферму отчаянно побелили, прямо поверх навоза. Коров продали.

Теперь местные рассказывают, что в хозяйстве уж новый и. о. Там по-прежнему весело: «Сразу, как показали это видео про Другую Слободку, прокуроры поехали по колхозам. И к нам заехали. А у нас тоже завал: лежат коровы, телята за сараями дохлые, навоза горы…»

Сериал далек от финала.

В последние дни то и дело приходят весточки с разных концов страны. Вот Брестская область. Есть и другие.


Да, ферма в Другой Слободке именно не хуже многих других. Это и пугает.

Новинки и топовые модели телевизоров в Каталоге Onliner

32" 1366x768 (HD), частота матрицы 60 Гц
49" 3840x2160 (4K UHD), матрица IPS, частота матрицы 60 Гц, Smart TV (LG webOS), HDR, Wi-Fi
40" 3840x2160 (4K UHD), матрица VA, частота матрицы 60 Гц, Smart TV (Android TV), HDR, Wi-Fi

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Андрей Рудь. Фото: Мария Амелина
Без комментариев