Вне канонов. Рассказываем про свободную белорусскую художницу Ольгу Сазыкину

3757
17 июня 2021 в 15:32
Источник: Любовь Гаврилюк. Фото: greenbelarus.info; zbor.kalektar.org

Вне канонов. Рассказываем про свободную белорусскую художницу Ольгу Сазыкину

Если вы хоть раз видели объекты Ольги Сазыкиной, вы их не забудете. Первым таким вечным двигателем стал для меня «Диалог, или Скатерть из лепестков» — большое белое полотно, сшитое из писем. Ольга сделала его в 1997 году, когда никто и не помышлял о чем-то подобном. Но и много лет спустя скатерть кажется откровением: личным, без украшений, настоящим. И очень непредсказуемым по форме. Помимо смысловых (и пафосных) отсылок о жизни и судьбе, получилось прямо-таки предвидение — оказалось, мы очень быстро ушли от рукописных посланий.

Ольга Сазыкина — свободная художница, родом из авангарда 1990-х. Хотя и педагог, и куратор — Ольга в любой своей работе совмещает независимый интеллектуальный подход и пристальное внимание к деталям повседневной жизни. У нее особый склад ума, позволяющий провоцировать зрителя на обновление, на новый взгляд и отношения с собой и миром. Причем делает она это доброжелательно, остроумно, обращаясь к простым материалам. В последние годы увлечена экологическими пленэрами, и концептуальное искусство от этого только выигрывает. Никогда ничего банального — оказывается, так бывает.

Член Белорусского союза художников и Белорусского союза дизайнеров, преподаватель Академии искусств. Произведения находятся в коллекциях и фондах музеев Беларуси, РФ, США. С 1978 года участвует в коллективных выставках, готовит персональные проекты, которые были показаны в крупнейших музеях, галереях и академиях искусств Европы.

Как читать объекты современного искусства?

Этим вопросом задаются многие, причем подолгу, и даже знатоки. Есть простой прием: попробуйте увидеть, изменить, поиграть с контекстами. Пусть они будут яркими, неожиданными. Ведь скатерть на круглом столе, «диалоги» — одна история, со своими мыслями и решениями. Личная переписка — другая, другие образы, ассоциации. Представьте, что с письмами нужно как-то определиться: хранить их невозможно, выбросить тоже. Может, сжечь, как в старых романах? Почувствуйте, как исчезают ваши воспоминания, чувства ваших близких, события, составившие целые годы жизни. И это только один из путей для размышлений, немного ретро... Сейчас это было бы delete. Но объект в любом случае надо было придумать! И сделала его художница, сама по себе, до нее «скатерть из лепестков» не существовала.

Можно поработать таким же образом со «Шведским столом» 2011 года: это симпатичные фотографии бутербродов, точнее, ломтики хлеба с фотографиями сыра, икры, колбасы и т. д. Очевидный и опять какой-то внезапный образ обмана, симуляции, популизма, если хотите. И тоже предвосхищение — фейков, манипуляций, постоянной подмены понятий. Этого, конечно, и раньше было много, но в последнее десятилетие их число просто взлетело. Стол, кстати, для этих обманок был огромный, нарядный, многоярусный.

Предложу еще один проект для прочтения. Видео «Бульон для души», такой простой и спорный перформанс (2008). На экране — всего один процесс: в большой кастрюле кипит вода и с двух сторон чьи-то руки (Ольга и Валентина Киселева, директор и сокуратор галереи «Ў») опускают туда предметы. Иногда продукты, причем все подряд, иногда часы, цветы, каштаны, клей, зубную пасту, стиральный порошок, носки, мужской галстук. Все это продолжается минут 10—15, с каким-то странным магнетизмом — ведь мы не знаем, чем этот непонятный сюжет закончится. Второстепенные или важные детали чьей-то личной жизни? Суп или абсурд, который все мы едим полной ложкой? Планировалась, но не состоялась вторая часть перформанса: бульон нужно было разлить по банкам, закрыть крышками и поставить на хранение. Полная приватность, отсутствие контроля и порядка, а потом pause.

От стекла к концепциям

Не только ручное письмо переосмыслила художница, не только над бесконечной фотофиксацией еды посмеялась. К объектам она пришла после нескольких лет работы на стеклозаводе «Неман», куда потом еще не раз возвращалась для экспериментов. И всегда с благодарностью, с пиететом перед мастерами, рабочими династиями стекольщиков. Но первые годы после Академии искусств дали ей особенно много: практические навыки, знание реального производства прежде всего. Стекло Ольга и сейчас считает в высшей степени благородным материалом, работать с ним тоже начала неординарно. Ее «Вздох» из тех лет теперь стал музейным (коллекция Национального художественного музея), а тогда был предметом дискуссии: прозрачный шар «без ничего», но с живым, шершавым срезом сочли незаконченной работой. Как и всегда, художница думала иначе. Дыхание Небес, высшая сила, которая вдыхает жизнь в свое творение... — читатель уже знает, как перепридумать авторскую идею.

Конечно, в обиходе были и будут практичные вещи, украшающие бытовую культуру. Ольга рассказывает, что российские коллеги любили декоративные изделия с сюжетами, например сказочными. А прибалтийская школа была минималистичной, с акцентом на фактуры, чистую форму. Наш стеклозавод «Неман» служил тогда прекрасной базой для многих художников и дизайнеров из разных советских республик.

Как бы там ни было, но и в прошлом году для выставки в НХМ Ольга Сазыкина подготовила проект «Про стекло»: материал остался любимым и, конечно, он очень выразительный. Стекло тут сплавлено с песком, и, чтобы добиться нужного результата, художнице потребовались многие часы экспериментов. Подбирался цвет песка, тестировались разные приемы работы и температура плавления в специальной печи. А результатом стали объекты, чем-то неуловимо напоминающие артефакты классической Греции. Ольга уточняет, что рождение серии «Послание» навеяно балтийскими песчаными дюнами и образами японского сада, где тоже есть и ветер, и камни, и волны на воде и на песке. Гуманитарный контекст, конечно, гораздо шире — это ощущение себя частью живой природы, естественных природных ритмов, созвучных человеку, арт-практика с натуральными материалами.

Еще раз про дыхание

«Дневник дыхания, или Мимика легких» — проект, который был начат в Швейцарии и развивался долго. Как стекольную форму мастер выдувает, так и бумагу художница попробовала соединить с дыханием. Отметим, что оба процесса технологичные, но и спонтанные, чувственные одновременно. Технически «Мимика легких» — графический проект, и записано в нем дыхание в реальном времени — примерно как кардиограмма. Художница держит в руках карандаш (тушь), дыхание фиксируется белыми линиями на черной бумаге. И если с сердечным ритмом все более-менее отработано, то с хроникой дыхания Ольга опять была первой! Оказалось, что наши вдохи-выдохи в разное время и в разных местах очень разнятся. Понятно, что состояние человека в этих ситуациях играет огромную роль. Несколько таких дыхательных хроник, с разной активностью и — визуально — амплитудой, на огромных полотнах бумаги выглядят очень необычно, но главное, что протяженность каждой записи, ее внутренняя переменчивость дают зрителю возможность задуматься. О собственной телесности, о своем месте в пространстве, о цикличности жизни, да много еще о чем.

Из интервью greenbelarus.info 2016 года: «В проекте „Дневник дыхания, или Мимика легких“ я исходила из того, что дыхание есть энергия, пронизывающая все живое. В общем, тоже известная мысль, в частности в восточной философии. Дыхание связано с ощущением стихии воздуха, а это может быть чувство полета или ветра, даже урагана. И понятно, что у дыхания есть ритм, который тоже пронизывает всю нашу жизнь... Причем на всех уровнях пронизывает жизнь всей планеты. Ведь эфир — пространство без границ».

Автобиографические поверхности

Первой в Беларуси Ольга Сазыкина стала работать с ручной бумагой. Водоросли, кофе, песок, волосы, зерна, трава, пух и перья, земля были, если так можно выразиться, заплетены в спонтанные хороводы на бумажной поверхности. Бумага делалась вручную, и всякий раз за этим стояли личные истории и более общие идеи, о которых зритель мог поразмышлять самостоятельно.

Встреча с новым материалом произошла на симпозиуме в Болгарии, к которому проявили интерес издательства из разных стран: всем была интересна книга как арт-объект, новые подходы и приемы работы с бумагой. Позже Ольга стала первым и единственным представителем Беларуси в Международной ассоциации (IAPMA), куда входят художники книги и издатели.

Несмотря на переход читательской аудитории к цифровым носителям, направление book art по-прежнему популярно. Но именно художники работают в нем концептуально: на выставках можно увидеть, какой может быть физическая форма книги, какие качества появляются у бумаги и других материалов, как содержание может повлиять на образ книжного объекта. А «Автобиографические поверхности» Ольги Сазыкиной и сейчас можно назвать одушевленными, по ее словам, «художник всегда себя выговаривает».

А вот еще объекты с травой. Ольга растила ее внутри обуви, на столешнице и в шуфлядках книжного стола, посеяла и получила всходы в чемодане. Как и в работе с дыханием, стеклом, бумагой, она углубляется в контекст, постепенно осваивает новый материал, раскрывая его по-разному в нескольких проектах. Самая, пожалуй, неожиданная трава — синяя, в инсталляции «Инкарнация в синий» (2000). Своего рода ботанический перформанс, соединение прозаического и нематериального, с программной для мировой истории искусства предысторией. «Инкарнация» стала посвящением французскому художнику Иву Кляйну, проект был презентован в парижской Академии художеств, показан во многих европейских музеях. Ив Кляйн провозгласил запатентованный им оттенок синего (IKB) интеллектуальным. Точнее, он долго искал и подобрал ингредиенты для получения нужного тона, который представлялся автору цветом самых абстрактных в мире творений — неба и моря.

Энергия парадокса

Не побоюсь предположить, что Ольга Сазыкина может сделать концептуальными любые материалы, будь то металл или воздух. Но важнее всего, что концепции, с которыми она сталкивает эти материалы, объемы, фактуры, всегда на шаг впереди времени. Например, экологическая тема: только сейчас и очень медленно общество уходит от антропоцентрической точки зрения на мир, учится уважать и ценить все формы жизни на земле. При этом обратите внимание, что в искусстве Ольги нет даже намека на социальную рекламу, нет «повестки» как таковой, она не пробуждает у зрителя чувство вины или страха перед будущим.

Художница все время работает по-новому, не повторяется стилистически: сравните с авторами, которые находят свою творческую манеру, развивают ее, делают узнаваемой.

Мы возвращаемся к разговору, вспоминая разные проекты, серии, выставки, не претендуя на академическую полноту обзора.

«...думаю, суть в другом. Если считать, что современное искусство провоцирует и предлагает зрителю скандал, то мой „скандал“ не радикальный. Он щекочет мозг, рождает новые мысли. Он заставляет человека удивиться, в другом ракурсе посмотреть на вещи, которые ему хорошо знакомы. Может быть, что-то покажется нелепым, даже глупым, но ведь парадоксы подталкивают к размышлениям. Удивление такого рода испытывает читатель современной литературы: Пелевин, Сорокин любят материализовывать метафоры, этот прием сейчас много используют.

Совсем жестких инсталляций у меня нет, я бы назвала их даже поэтическими. Настоящий парадокс несет в себе энергию, зритель ее получает и переживает, и это необходимый в жизни процесс. Так, на лекции нельзя говорить бесконечно, когда видишь, что студенты засыпают. Обязательно надо расшевелить, дать им какой-то толчок, он заставляет людей принимать решения, что-то делать. Думаю, это закон жизни, ну и задача искусства».


Новинки и топовые модели телевизоров в Каталоге Onliner

32" 1366x768 (HD), частота матрицы 60 Гц
49" 3840x2160 (4K UHD), матрица IPS, частота матрицы 60 Гц, Smart TV (LG webOS), HDR, Wi-Fi
40" 3840x2160 (4K UHD), матрица VA, частота матрицы 60 Гц, Smart TV (Android TV), HDR, Wi-Fi

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Источник: Любовь Гаврилюк. Фото: greenbelarus.info; zbor.kalektar.org
Без комментариев