27 апреля 2021 в 11:00
Источник: Полина Шумицкая. Фото: Владислав Борисевич. Карточки: Максим Тарналицкий.
Спецпроект

17-летний строитель: «На практике мне платят 1000 рублей, а после выпуска буду зарабатывать $1500»

Кого мы можем назвать героем нынешнего времени — программиста, человека из продакшен-студии, может быть, главу хедж-фонда? А как насчет умелых рук и мастерства более основательного, укорененного, понятного? Затертые в СССР клише «рабочий» и «пролетарий», кроме всего прочего, исказили нашу оптику: на людей ручного труда мы смотрим то ли со святым обожествлением, что уводит от реальности, то ли сверху вниз, со снобским выпячиванием губы́: «Фи, работяга». Сегодняшним текстом Onliner вместе с проектом «Занятость, профессиональное образование и обучение в Беларуси» — при поддержке Европейского союза — открывает серию статей под названием «Что у тебя на рабочем месте?». Мы хотим показать профессионалов своего дела — строителей, фрезеровщиков, железнодорожников, ландшафтных дизайнеров, зоотехников — настоящими. Чем они живут, почему выбирают именно это, сколько зарабатывают, как относятся к ремеслу, что думают о «судьбах родины»… Если у вас за плечами профессионально-техническое, среднее специальное образование и вы хотите рассказать свою увлекательную историю, пишите на psh@onliner.by.

Сегодня мы знакомим вас с Евгением Баковцом, третьекурсником минского лицея строительства №12. Парню семнадцать лет, но он уже успел не просто «понюхать» ремесло, а заработать репутацию человека с золотыми руками (чего только стоит победа на WorldSkills Belarus 2020!). У Жени модная специальность, он будущий «сухой» строитель. Официально это называется «монтажник каркасно-обшивных конструкций сухого строительства».

— Итак, Женя, почему лицей после девятого класса, почему строительство? 

— Я поступал на плотника-столяра, потому что к этому руки всегда лежали, с деревом дружил. Мама говорит, в пять лет уже забивал гвозди (улыбается. — Прим. Onliner). Я тогда жил в деревне, была возможность похозяйничать. А еще обожал в детстве конструктор «Лего». Кроме того, в строительном лицее №12 училось много моих друзей. Мне повезло, на втором курсе я встретил своего мастера — Александра Олеговича Юдчица. Если бы не он, не знаю, остался ли бы я в лицее, занялся ли бы каркасами, выиграл ли бы WorldSkills… Что тут скажешь, встретились два одиночества (смеется. — Прим. Onliner).

— Преподаватели говорят, что многие парни до поступления даже шуруповерт в руках не держали. А как у тебя с этим?

— Нет, это не про меня. После девятого класса летом, до поступления, я подрабатывал на ремонте электроинструментов — и с инструментом очень подружился. Чтоб я шуруповерт впервые в руках в лицее держал? Ха-ха. С отчимом сами делали дома ремонт: научился выкладывать плитку, ламинат, обои клеить… Хотя вот обои никогда не любил. Зато сейчас их классно клею — виниловые, любые. Спасибо занятиям в лицейской мастерской. С деревом практически все могу, зависит только от инструмента. С металлом люблю работать, в машинах ковыряться. Одним словом, у меня изначально такой склад ума, что в любой технике или инструменте хочу разобраться: как это устроено? Если нужно закрутить шуруп, я должен понять, как работает шуруповерт, каковы его предельные возможности. И так со всем остальным. Даже банальный телевизор: мне нужно было разобраться в его «начинке», а только потом смотреть.

— Чем «сухое» строительство отличается от «мокрого»? Не количеством проплытых морских миль, надеюсь? 

— Нет, конечно. Мили здесь ни при чем. «Мокрое» строительство — это штукатурки, шпаклевки, стяжечные работы. «Сухое» — жесткий каркас. Никаких мокрых процессов, кроме финишной отделки. Суть в том, чтобы собрать металлический каркас и обшить сухим материалом.

— Можно сравнить «сухое строительство» с конструктором «Лего»?

— Да, вполне (улыбается. — Прим. Onliner). Принцип один и тот же. Если в «Лего» из нескольких деталек можно собрать одну, то здесь из гипсокартона и металла — хоть потолок, хоть стену между комнатами, что угодно. Только в детском конструкторе ты обязан следовать инструкции, а умелый мастер сухого строительства проявит фантазию и изобретательность. Это мне по душе.

— Сколько профессионал в твоем деле может зарабатывать в Минске?

— От 3000—4000 рублей — в два раза больше, чем средняя зарплата в городе. Да, многое зависит от мастерства, заказов, объема и, конечно, инструмента. Но вряд ли — опыта. «Деды» как учились на своем, так и привыкли, не хотят новое воспринимать: «Вот наше „дедовское“ — и баста!» А то, что весь мир давно с лазерным уровнем работает, например, они и не слышали. По старинке замеряют высоту трубочками и капсулами.

— Какие инструменты нужны «сухому» строителю? Что у тебя на рабочем месте?

— Это для любого мастера серьезный вопрос, потому что на хорошие инструменты нужно зарабатывать годами. Представьте, один только шуруповерт Festool стоит около тысячи евро. Сколько нужно крутить гипсокартон отверткой, чтобы заработать на него?.. Минимальный набор инструментов для новичка обойдется примерно в $10 000: шуруповерт, нож-резец, ножницы по металлу, перфоратор, лазерный уровень, пылесос.

Лицею в этом смысле повезло. Европейские концерны инвестируют в него, многие компании безвозмездно дают материалы и инструменты: Uzin, Condor, Coswick, Festool, «Европаркет», Стройтрест №35. Немецкий гигант Knauf бесплатно обеспечивает гипсокартоном. Далеко не на каждой стройке есть такие инструменты и материалы. Мы учимся на технике, которую сейчас используют в Европе и США.

Я уверен, что со временем у меня все будет: и деньги, и инструменты. Люди, на обычных стройках работая, умудряются покупать машины и квартиры. А гипсокартон, вообще-то, относится скорее к ремонтным работам, отделке. Прямо сейчас за две недели практики я заработал 500 рублей. Мы строим монолитно-каркасный дом. Как плотник делаю опалубки — коробки из фанеры для заливки бетонных конструкций. И так буду работать до середины июня — это самая долгая практика на последнем, третьем курсе лицея.

— Делать перегородку из гипсокартона или подвесной потолок в ванной — это грязная работа?

— Пыльная, да, но сухая. Потому вся одежда белая, любую другую гипс портит. Кстати, для Беларуси, наверное, в диковинку увидеть мастера в опрятной белой форме, а для Европы, той же Германии — это норма. Мне приятно после работы отряхнуть белую «гипсовую» голову — значит, хорошо потрудился (улыбается. — Прим. Onliner).

— Победа в чемпионате WorldSkills не стала причиной звездной болезни случайно?

— Только если совсем чуть-чуть (смеется. — Прим. Onliner). Все началось в конце 2019-го, когда я учился на втором курсе. В мастерской стартовало практическое обучение — настоящее сухое строительство. Я был замечен. Много тренировался и, конечно, волновался перед конкурсом, но на городском этапе все прошло легко. Нужно было собрать на скорость конструкцию (нет, это не «будка» и не «туалет», как некоторые иронично предполагают). Просто конструкция, чтобы проверить навыки участника. Я победил — и появилась уверенность.

Осенью 2020-го — республиканский этап. Я фактически жил в мастерской: приходил в 8:30 утра и возвращался оттуда в 20:00. Если честно, накопилась усталость. Сам конкурс — это два дня упорной работы по шесть часов, которые ты проводишь на коленях, весь в гипсе. Вымотался. Зато встретил там директора своей школы — почувствовал гордость за себя.

Победителей объявляли по очереди: третье место — нет моей фамилии, второе — снова моей фамилии нет, я даже напрягся. И тут первое место — Евгений Баковец! Все, пошел за медалью (улыбается. — Прим. Onliner). Как по мне, победа зависит не только от отточенных движений, техники или крутого инструмента, но и от сообразительности. Нужно думать головой. Вот сегодня на стройке мне, например, говорят: «Ты же плотник, как можешь разбираться в гаечных ключах?» Но неужели я никогда в жизни не мог покрутить ключами, чтобы определять размер на глаз?..

Сейчас будем готовиться к международному чемпионату WorldSkills-2022 в Шанхае. Сначала тренировки более расслабленные, но чем ближе к конкурсу, тем жестче. Четыре часа отработал, час обеда — и снова в мастерскую. Максимально приближено к условиям чемпионата мира.

— Есть ли сегодня какой-то смысл делить людей на тех, кто получил высшее образование, и тех, кто выбрал рабочую профессию?

— Я никогда не думал о «вышке». После лицея меня ждет год обязательной отработки, а потом буду работать по специальности. На мой взгляд, каждый зарабатывает так, как хочет. Дело не в «престижности» или «элитности». Я зарабатываю руками. И при этом не считаю, что человек с высшим образованием будет умнее меня. Ну ладно, возможно, в обсуждении философии Аристотеля или Цицерона я уступаю, но в логическом понимании вещей и причинно-следственных связей — никоим образом. Я занимаюсь тем, что люблю, к чему лежит душа, — вот самое главное.


А теперь — блиц. Пять несерьезных вопросов строителю и ответы на них в карточках.


Получить модную специальность «монтажник каркасно-обшивных конструкций сухого строительства» можно в пяти белорусских учебных заведениях:

Прием документов начнется 15 июня, а закончится 20 августа. Узнать все подробности можно, позвонив на горячую линию Министерства образования: (8 017) 222-43-12. Либо в лицей №12 по телефону 8 029 399-22-70.


Проект «Занятость, профессиональное образование и обучение в Беларуси» направлен на адаптацию системы профессионального образования в Беларуси под потребности современного рынка труда. Проект финансируется Европейским союзом и на протяжении трех лет совместно с Министерством образования и Министерством труда работает над повышением качества профессионального образования Беларуси, развивает сеть ресурсных центров в учреждениях профессионально-технического и среднего специального образования, готовит педагогов и специалистов для внедрения новых технологий в обучение и создания инклюзивной среды в колледжах и лицеях.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Источник: Полина Шумицкая. Фото: Владислав Борисевич. Карточки: Максим Тарналицкий.
Без комментариев