26 533
03 апреля 2021 в 11:00
Источник: Лора Нагапетян. Фото: Анна Иванова

От $1500 за образ. Минчанка шьет странные наряды, пользующиеся спросом на московских вечеринках и Burning Man

«Кто это носит?» Примерно так могут выглядеть комментарии под этой статьей. Но скажем заранее: мода — очень широкое понятие, включающее в себя не только вещи на каждый день. Агата Каробка заняла нишу авангарда, создает сюрреалистичные, эпатажные аксессуары и платья. Для чего? И для искусства, и для заработка. В Москве, например, стали модными тематические вечеринки: Ивлеева отметила день рождения в стиле кибербарокко, блогер Карина Нигай — в антураже фильма «Очень богатые азиаты». Костюм на такие пати может стоить несколько тысяч долларов. И эти костюмы — сфера деятельности Агаты. Поговорили с дизайнером об этом нестандартном бизнесе.

При чем тут московские вечеринки?

Эпатаж в мире моды существовал всегда, но особо не выходил за пределы подиумов. Сейчас авангард начинает просачиваться в повседневные коллекции: Gucci делает аксессуар в виде накладного золотого уха, Schiaparelli предлагает носить обувь с сюрреалистичными золотыми ногтями.

И этому есть простое объяснение: мир не то чтобы сходит с ума — ему депрессивно и хочется приколов, ему надоело одеваться в спортивный костюм и сидеть дома. Бум торжественной моды всегда происходит после периода застоя или потрясений.

Хотите в этом убедиться — просто посмотрите на Москву. Год в столице России начался с кучи костюмированных вечеринок. И если раньше «селебы» просто выходили в люди, чтобы посветить дорогим дизайнерским платьем, то теперь этого недостаточно: нужен эпатаж, инфоповод, возможность разлететься по соцсетям.

Всего за пару месяцев там прошло много тематических пати: кибербарокко у блогера Насти Ивлеевой, американские 20-е у еще одного блогера-миллионника Яны Левенцевой, мотивы сериала «Дивный новый мир» у Сергея Сухова и так далее. Короче говоря, вырисовывается тренд. И в этот тренд успешно входит белорусский дизайнер Агата Каробка, которая уже около семи лет делает странные, не вписывающиеся в повседневность костюмы.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от НАСТЯ ИВЛЕЕВА (@_agentgirl_)

— Недавно подписчики прислали мне образ Ксении Собчак на дне рождения Ивлеевой с вопросом: «Агата, это твоя корона?» — рассказывает Агата. — А я совсем недавно устраивала мастер-класс по созданию короны из хомутов. И я подумала: ну почему Собчак заказала не у меня? Последний мой опыт — создание костюма для вечеринки блогера Сергея Сухова. Чем популярнее будут становиться такие вечеринки, тем лучше для меня.

Я — человек, который старается изолироваться от потока информации. У меня физически нет времени лазить в интернете и смотреть работы других дизайнеров. В Instagram я подписана только на McQueen и Schiaparelli. Еще один мой кумир — это Thierry Mugler. Когда я увидела, что он уже много-много лет занимается тем, чем я, поняла, что данное направление дизайна существует давно, просто я о нем не знала.

Учеба и поиск себя 

Когда Агата начинала свою деятельность, вдохновляться действительно было некем: соцсети только появлялись, мода в Беларуси только начиналась.

— Я родилась в семье художников. Папа — художник по интерьерам, а мама по костюмам. И меня они тоже познакомили с искусством. В колледже искусств я училась на графического дизайнера и вообще не представляла, кем стану в будущем. Затем мама настояла, чтобы я пошла учиться в Академию искусств на художника по текстилю. Почему не на модельера? Потому что от шитья, машинки и всего такого меня буквально тошнило. Я не могла себе представить, что когда-нибудь сяду за машинку и буду строчить. 

Для одной из курсовых студентам необходимо было разработать сценический образ и декорацию сцены. Тогда Агата сшила свой первый костюм  непонятный арт-образ. И началось: с тех пор девушка стала ходить к маме в мастерскую, смотреть и учиться шитью. При этом она даже не представляла, как называется то, что она делает, и может ли это приносить деньги.

— Instagram тогда не был развит, и негде было узнать о дизайнере, по пути которого можно пойти. На учебе нам об этом тоже не говорили. Я думала, что мои работы могут использоваться в театре, и просто продолжала создавать необычные образы, находить фотографов и проводить съемки. Я тогда зарабатывала на фрилансе в сфере графического дизайна и все заработанные деньги вбрасывала в материалы для костюмов.

Переломным моментом стало написание дипломной работы, в процессе которого девушка наконец определилась со сферой деятельности.

— Для дипломной работы приняла решение создать пять образов костюмного энвайронмента, посвященных мифологии Беларуси. В данном направлении тело человека используется как холст, и на нем с помощью материалов создается картина. Это абсолютно неносибельные вещи. Это не театральные костюмы. Это отдельная ниша, про которую в Беларуси мало кто знал. В университете я увидела работу с малюсеньким описанием костюмного энвайронмента и подумала, что, возможно, это то, чем я хочу заниматься.

Я могу назвать себя первой в Беларуси, кто начал работать в этом направлении. Сейчас уже стало много талантливых ребят, делающих что-то подобное. 

С развитием фешен-индустрии в Беларуси мои работы начали брать на съемки. Журналы хотят от съемки какую-ту изюминку, и мои изделия являются той самой изюминкой, которой фотографы и стилисты дополняют фешен-образы.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от AVANT GARDE DESIGNER | ARTIST (@agata.karobka)

Хомуты, сетки, цветы — из чего делаются костюмы?

Когда смотришь Instagram дизайнера, сложно найти определение увиденному: это красивая, фотогеничная, но точно не повседневная мода. Теоретически изделия можно причислить к от-кутюр, но практически они скорее авангардны. Девушка объясняет разницу:

— Я бы хотела, чтобы мое творчество причисляли к от-кутюр, но пока это, скорее всего, авангард. «Кутюр», в моем понимании, это очень дорого. В изделиях от-кутюр материалы изначально нереально дорогие. В авангарде материалы могут быть дешевыми, но из них делается конфетка.

По словам Агаты, почти все детали для украшений можно купить в строительном магазине.

— Раньше, когда меня спрашивали, что меня вдохновляет, я затруднялась ответить. Многие дизайнеры отвечают: природа, жизнь. Это все классно, это дает настроение для работы. Но вдохновение я черпаю конкретно из материалов.

Я вижу материал, и у меня появляется задача сделать из него что-то интересное. Ставлю для себя эксперимент: а смогу ли я преобразить эту деталь?

В американском шоу «Подиум» есть конкурс, где дизайнеры приходят в магазин (продуктовый или строительный) и набирают все подряд, а потом из этого делают костюм. Это кайф. Все 10 сезонов я просмотрела из-за этого конкурса, а потом себе устраивала такие же челленджи.

Я могу увидеть забор и подумать: какая прикольная сетка, возможно ли из нее что-то сделать? Смотрю на розетку и думаю: как бы ее декорировать, чтобы она не была похожа на розетку.

Когда-то у меня был выход на врача, который мне приносил списанные капельницы, зажимы. И я делала образы из больничных штук. Для дипломной работы я создала героя — человека-амфибию с трубками, в которые внедрила красную краску. Когда модель шла по подиуму, это все тряслось и создавалось интересное впечатление. Это своего рода перформанс.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от AVANT GARDE DESIGNER | ARTIST (@agata.karobka)

Несмотря на то, что конструкции выглядят хрупкими, Агата уверяет, что они долговечны. Она ставит цель слепить все так, чтобы изделие выглядело цельным, отпечатанным на 3D-принтере.

— Мой самый первый костюм с невероятным количеством бус, который я сделала для танцевального коллектива восемь лет назад, до сих пор используется и выглядит как новый.

Я не могу разобрать свое изделие — легче сделать заново. Потому что я все суперкачественно заклеиваю и пришиваю.

Даже когда я работаю с искусственными цветами, я сначала разбираю их на запчасти, а потом формирую свои собственные цветы. Просто купить цветок и приклеить его на обруч может каждый. В чем тогда моя оригинальность? Поэтому изделия стоят дорого.

Сколько это стоит?

Из чего формируется цена? На создание образа, состоящего из платья и аксессуаров, Агата закладывает месяц. Около недели уходит на переговоры с заказчиком, согласовывается дизайн. Затем обе стороны определяются с материалами, и дизайнер начинает создавать наброски из идей. Если клиенту нравится визуализация, то начинается процесс изготовления, который может занять от недели до трех.

— Все говорят, что это довольно маленький срок, но у меня нет много времени, чтобы тратить его зря. Поэтому я сначала продумываю все мелочи, потом сажусь за работу, и, как правило, она идет очень быстро.

Этот головной убор я сделала за два часа, но снился он мне несколько ночей. Снилось, как я прикреплю кольцо к обручу, как согнуть ветки, как это все сядет на голове.

Стоимость головного убора или маски для лица — от $300. А образ целиком обойдется в $1500.

— Стоимость зависит и от используемых материалов, от того, насколько оригинальным получился образ. Шкалу оригинальности я выстраиваю сама. 

Опыт с Burning Man

Где действительно авангардные костюмы смотрятся гармонично, так это на фестивале Burning Man. Фанаты рейва за год планируют свою поездку, бронируют дома на колесах и заказывают фриковатые луки, чтобы вписаться в атмосферу. Чем необычнее — тем лучше.

Первые свои бернинг-костюмы Агата выполнила для Никиты Микадо и его жены Златы Доморад. Получилось нечто металлическое, вдохновленное птицами. Каждый лепесточек, имитирующий перья, девушка вырезала сама. Трудозатрат было много, и особенно обидно, что костюмы после бернинга обычно выбрасываются, потому как приходят в негодность от пыли, зноя и других некомфортных условий в пустыне.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от AVANT GARDE DESIGNER | ARTIST (@agata.karobka)

— У них были сложные образы. Я даже обращалась к мастеру за конструкциями для головных уборов, чтобы в итоге они были легкими и не мешали танцам. После Никиты начали поступать другие заказы для Burning Man. Было двое заказчиков из Москвы.

В феврале прошлого года у меня хотели купить пять образов для Burning Man. Договорились с людьми списаться в июне. Но случилась пандемия, и все до единого заказы отменились.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от AVANT GARDE DESIGNER | ARTIST (@agata.karobka)

Постоянный клиент Агаты — Мелитина Станюта. Дизайнер сшила почти все сценические образы гимнастки (не путать с гимнастическими купальниками). Увидеть их совместную работу можно, например, в клипе Naviband на песню «Рэчанька». Особенность костюма в том, что короткие рукава в процессе танца становятся длинными, ну и в целом использованы белорусские мотивы.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от AVANT GARDE DESIGNER | ARTIST (@agata.karobka)

Еще одна сфера, где частенько используется авангард, — парикмахерские шоу. Мастерам нужны изделия, но они не хотят их покупать, чтобы один раз использовать и выбросить. Так Агате пришла идея предложить аренду.

— Цены на аренду изделий для Беларуси и России отличаются. В нашей стране люди, делающие творческие съемки, зарабатывают гораздо меньше. Если в Беларуси аренда головного убора стоит 100 рублей, то в России — 200.

О достижении потолка в Беларуси и переезде в Москву

В период, когда Агата не знала, что ее костюмы могут приносить хороший доход, она пробовала слегка приземляться, упрощать фантазию и участвовать в разных конкурсах. Но не пошло. С тех пор дизайнер решила больше не ломать себя и полностью отдаться авангарду.

— Я вообще себя не отношу к белорусской модной индустрии, — признается девушка. — Но к модной индустрии отношусь хорошо. Сама покупаю изделия белорусских дизайнеров. Сейчас на мне футболка Анастасии Васюченко с принтом: «Што люблю, тое i раблю». Индустрия в последнее время начала активно развиваться, но опять же пандемия всех подкосила.

Почему не помогает государство? А кто, по сути, тебя должен поддерживать? Можно сидеть и всю жизнь винить условия, но только ты сам выстраиваешь свою жизнь.

Недавно Агата участвовала в Brands Fashion Show, что сделало ее более узнаваемой. Но достижение некоего уровня принесло разочарование. Девушка поняла: расти в Беларуси больше некуда. Сейчас она рассматривает возможность переезда в Москву:

— Переезд — это не цель, а скорее вынужденное обстоятельство. В другой стране я смогу зарабатывать больше. Да, это эгоистичное заявление, но мне важно, как живет моя семья. И если где-то спрос на мои изделия больше, то почему бы туда не переехать? Тем более сейчас ситуация сложная. А в Беларуси, мне кажется, я достигла определенного потолка.

Читайте также:

Источник: Лора Нагапетян. Фото: Анна Иванова
Без комментариев