1383
21 марта 2021 в 8:00
Автор: Таисия Воеводова. Фото: Белсат, посольство Швеции в Минске в Facebook, Flicker.com, Associated Press

Два белоруса вот уже полгода прячутся в посольстве Швеции. Как они сейчас и что будет дальше?

Наверняка вы слышали историю Виталия и Владислава Кузнечиков, которые в сентябре 2020 года перемахнули через забор посольства Швеции в Беларуси и остались там жить. Это могло бы быть забавной аллегорией, если бы не предыстория: накануне мужчин, по их утверждению, избили, а за своим домом они заметили слежку. Впоследствии решение спасло их от задержания, но принесло немало головной боли шведским дипломатам. Onliner рассказывает, что изменилось спустя полгода, и вспоминает подобные истории.

Может показаться, что это сюжет голливудского экшена, но все персонажи реальны, а действие происходило в Беларуси. В Витебске 6 сентября проходила очередная поствыборная акция протеста. Закончилась разгоном. 29-летний Владислав в какой-то момент смог отбить своего 47-летнего отца и убежать. Следующие четыре дня мужчины скрывались у знакомых: родные сказали, что за их домом следят. В поисках самого безопасного варианта беглецы решили попросить убежище в посольстве Швеции в Минске. Так посоветовал сделать знакомый семьи — бывший сотрудник органов.

Мужчины приехали и позвонили в домофон посольства. Им ответили, что политическое убежище посольство не предоставляет. Рядом появились некие люди в штатском. Так и возникло спонтанное решение перелезть через забор.

Мы понимали, что может быть преследование, не появлялись дома, скрывались у знакомых. Через знакомых мы узнали, что идет полная слежка за нами, за женой, за моими детьми в детском саду, идет преследование всех родственников. Мы скрывались четыре дня и вот находимся в Минске, — рассказывает Владислав Кузнечик на видео, предоставленном «Белсатом». — Мы перелезли через забор и сидим тут, на территории шведского посольства. Вот такая вот ситуация. Сейчас ОМОН полностью оцепил территорию и ждет, когда шведское посольство выдаст нас им. Надеюсь, этого не случится, потому что все понимают — нас могут потом не найти.

Озадаченным сотрудникам дипмиссии ничего не оставалось, как оставить мужчин у себя, обеспечить всем необходимым и начать переговоры с послом и представителями ООН.

Виталий и Владислав Кузнечики на территории посольства. Фото: «Радыё Свабода»

В это время стало известно, что в доме Виталия прошел обыск, на отца и сына собираются завести уголовное дело за насилие в отношении сотрудника органов внутренних дел. Им угрожает до 6 лет лишения свободы.

Шведская сторона все это время была немногословна:

— Мы поддерживаем с ними диалог. Они находятся на территории посольства Швеции нелегально. Вопреки расхожему мнению территория посольства не является территорией Королевства Швеция, однако они проникли туда нелегально и до сих пор находятся там. Сейчас мы ведем с ними переговоры, чтобы разрешить ситуацию, — прокомментировала шведским журналистам министр иностранных дел Анн Линде.

Прошли долгие полгода, материалы уголовного дела передали из УВД Витебского облисполкома в Следственный комитет. Кузнечики все так же живут в ожидании на территории посольства, иногда связываются с родными, но перестали разговаривать с прессой.

— Извините, интервью пока не даем, все по-прежнему. Помощи никакой не нужно, у нас все хорошо, — коротко ответил Onliner Виталий Кузнечик.

Эксперт: шведские дипломаты не имеют права предоставлять убежище белорусам, но и передать их властям тоже не могут

Почему мужчинам не могут предоставить политическое убежище и какие есть варианты дальнейшего развития событий, рассказывает Екатерина Дейкало — эксперт в сфере международного права, кандидат юридических наук, доцент.

— В каких случаях человеку предоставляют статус беженца?

— Когда есть обоснованные опасения преследования по политическим убеждениям, вероисповеданию, признаку расы и в иных случаях, которые описаны в Конвенции о статусе беженцев. Человек должен подтвердить, что ему грозит реальная опасность, и при подтверждении этого получает удостоверение беженца, гарантирующее защиту государства, которое его выдало. Статус беженца строго ограничен Конвенцией. И государство обязано принять у него ходатайство и, если он соответствует критериям, предоставить такой статус.

В мире более 79,5 млн беженцев — это каждый сотый человек на планете

Политическое убежище — это немного другое (и по процедуре предоставления, и по основаниям). В отличие от статуса беженца, политическое убежище предоставляется только по политическим мотивам, это суверенное право государства — предоставлять политическое убежище или нет. Общепризнанных критериев нет. Его предоставление не носит такого массового характера, как предоставление статуса беженца.

— Убежище можно получить только в самой стране или в ее посольстве на территории другого государства?

— Убежище бывает двух видов — территориальное и дипломатическое. По общему правилу, чтобы получить территориальное убежище (так же, как и статус беженца), человек должен прибыть на территорию страны, в которой он хочет получить убежище. В таком случае (часто прямо на границе) власти обязаны принять ходатайство, провести интервью, а потом поместить в специальный лагерь, пока принимается решение. Второй вид — дипломатическое убежище, которое можно попросить на территории посольства страны. Но по Венской конвенции о дипломатических отношениях разрешение на пребывание преступника или его сокрытие расцениваются как вмешательство во внутренние дела страны, поэтому общая норма это запрещает.

Исключение — страны Латинской Америки, где существует локальный обычай предоставления дипломатического убежища. Но даже по этой норме его нельзя предоставлять людям, которые преследуются за совершение уголовных преступлений. При понимании возможной политической мотивированности таких обвинений очень важна объективная юридическая оценка страны, предоставляющей убежище.

— То есть в шведском посольстве не могут дать убежище белорусам?

— Не могут, но не потому, что не хотят создать прецедент, а потому, что не имеют такого права. Для этого мужчинам нужно выехать в Швецию или любую другую страну Евросоюза. При этом Швеция как участница Европейской конвенции по правам человека не может выдать людей стране, в которой им грозят пытки или жестокое обращение. Для того чтобы обеспечить им защиту, адвокат Кузнечиков обратился в Европейский суд по правам человека. Суд отказал, сейчас подана жалоба в Комитет против пыток ООН. Это очень долгий процесс, но Комитет сказал Швеции в это время обеспечить безопасность людей, так как понимает, что происходит в Беларуси в целом.


— А если бы Кузнечики попросили убежище в посольстве латиноамериканской страны в Беларуси?

— В данном случае вопрос не только юридический, но и политический. Неизвестно, как оценили бы власти латиноамериканской страны реальную опасность Виталия и Владислава с учетом своих политических интересов и национального законодательства.

— И как долго они могут быть в посольстве?

— Сколько угодно. Пока единственный вариант покинуть Беларусь для мужчин — это вывоз на дипломатическом транспорте Швеции из страны с обязательного согласия МИД Беларуси. Но не думаю, что такое согласие они получат.

Кроме того, все помнят историю посла Украины, автомобиль которого остановили на белорусской границе, заявляя, что проводят не «досмотр», а «осмотр». Никаких гарантий нет.

Вспоминаем громкие дела: от скрывавшегося 7 лет в посольстве Ассанжа до убийства журналиста в консульстве Саудовской Аравии

Для Беларуси это первый подобный случай, поэтому Виталия и Владислава Кузнечиков уже успели прозвать «белорусскими Ассанжами». А вот мир за последние полвека и не такое видал.

Остатки Берлинской стены, разделявшей ГДР и ФРГ

Началось все еще в 50-х годах прошлого века, когда перуанский политик Виктор Рауль Айя де ла Торре укрылся от репрессий в консульстве Колумбии в Перу. Власти Перу подали иск на консульство в Международный суд ООН с требованием выдать им военного преступника (де ла Торре обвиняли в организации заговора в целях военного переворота). Дипломаты посольства понятия не имели, что им делать: в то время ООН только начала работать, да и основные международные договоры по правам человека только стали появляться. В итоге ООН создала первый прецедент: признала незаконным предоставление убежища политику, но одновременно разрешила не выдавать его перуанским властям из-за угрозы его безопасности. В 1953 году, проведя более пяти лет в консульстве, де ла Торре смог выехать в Перу.

Виктор Рауль Айя де ла Торре 5 лет укрывался от репрессий в консульстве Колумбии в Перу

Самый известный случай из последних — это история австралийского журналиста и основателя WikiLeaks Джулиана Ассанжа, который прожил 7 лет в посольстве Эквадора в Лондоне. За это время Ассанж ни разу не вышел за территорию посольства, завел кота и испортил отношения, кажется, со всеми в здании. В 2019 году гражданство Эквадора ему аннулировали «за неоднократные нарушения международных конвенций и протокола сожительства». Так Джулиан Ассанж попал в руки полиции Великобритании. Недавно суд запретил его экстрадицию из тюрьмы Лондона в США, где его объявили врагом государства.

Джулиан Ассанж выступает перед журналистами из окна посольства Эквадора

Чуть лучше пока идут дела у американца Эдварда Сноудена, который раздобыл и передал журналистам много секретных данных, работая в ЦРУ. США обвинили его в шпионаже, но Сноуден попросил политическое убежище сразу у нескольких стран, в том числе у Китая и России. С Китаем не срослось, а вот Россия сразу выразила готовность удовлетворить его просьбу. В августе 2013 года после месяца пребывания в транзитной зоне Шереметьево он получил временное убежище в России, а затем и вид на жительство.

Сейчас 37-летний разведчик живет по засекреченному адресу в России, в конце 2020 года завел ребенка.

Онлайн-конференция Эдварда Сноудена. Фото: Associated Press

Азербайджанский журналист и правозащитник Эмин Гусейнов в 2014 году скрылся в посольстве Швейцарии в Баку. На отчаянный шаг его вынудила облава на правозащитников, после которой Эмин несколько дней скрывался и пытался просить убежище у американских дипломатов, но безуспешно. В отличие от Кузнечиков, у Гусейнова почти не было шансов попасть в посольство Швейцарии — дипломаты заседали в трехэтажном доме без забора, внутрь пускали только по записи, а территорию у посольства патрулировали военные в гражданском. Чтобы пройти незамеченным, ему пришлось перекрасить волосы и кардинально сменить имидж. Спустя 10 месяцев переговоров с Азербайджаном дипломат и бывший президент Швейцарии (он как раз приехал на Европейские игры в Баку) смог вывезти журналиста на самолете.

Акции протеста после убийства Джамаля Хашогги

Впрочем, не всегда люди, укрывшиеся от преследования на территории посольства другой страны, получают должную защиту и неприкосновенность. Как говорится, иногда не до законов.

Из примечательных историй можно вспомнить попытку бегства из разделенной Германии в 1988 году, когда почти два десятка жителей ГДР пришли просить убежище в посольство Дании в Берлине. Люди надеялись, что им разрешат уехать по ту сторону Берлинской стены — в ФРГ. Но вместо этого в посольство вызвали полицию ГДР, которая в итоге отправила большинство потенциальных беженцев в тюрьму. Впрочем, отчаянных побегов из «демократической» части Германии за все время было немало — от полета через стену на воздушном шаре до истории двух футболистов, которые сбежали во время соревнований в Белграде в посольство ФРГ.

Печальный конец настиг президента Афганистана Мохаммада Наджибуллу и его брата, которые в 1992 году попросили укрытие в здании представительства ООН в столице после того, как власть захватили моджахеды. Спустя 4 года талибы проникли в здание представительства и вывезли братьев за город. Ночью их долго пытали, а потом застрелили и повесили трупы на забор.

Из последних нашумевших случаев — убийство журналиста из Саудовской Аравии Джамаля Хашогги, которого объявили персоной нон грата на родине за нелестные высказывания против властей. Долгое время он жил в Турции, но в октябре 2018 года ему пришлось пойти в консульство Саудовской Аравии в Стамбуле за документами для развода. Его невеста ждала у здания, но Джамаль так и не вышел. Сначала в консульстве говорили о том, что он вышел через запасной выход, а спустя почти три недели признали, что (согласно их расследованию) журналист был случайно убит во время вспыхнувшей драки в консульстве.

Журналист из Саудовской Аравии Джамаль Хашогги, которого объявили персоной нон грата на родине за свои нелестные высказывания о властях

После этого выяснилось, что дипломатов прослушивала турецкая разведка. Президент Турции заявил, что все было заранее спланировано, местные СМИ писали жуткие подробности о пытках и расчленении тела журналиста, а также о причастности к делу правящей династии. В конце 2019 года пятерых обвиняемых в непреднамеренном убийстве приговорили к смертной казни, еще троих — к тюремным срокам, престолонаследника Саудовской Аравии среди обвиняемых не оказалось. Вывод Совета ООН по правам человека был таков: «Убийство Хашогги нельзя квалифицировать как-то иначе, кроме как убийство, совершенное государством».

По данным ООН, в середине 2020 года в мире насчитывалось более 79,5 млн беженцев — почти вдвое больше, чем десять лет назад. Это каждый сотый человек на планете.

пружинный (каркасный) круглый, диаметр (диагональ): 252 см, нагрузка: 120 кг, сетка, лестница
пружинный (каркасный) круглый, диаметр (диагональ): 312 см, нагрузка: 150 кг, сетка, лестница
пружинный (каркасный) круглый, диаметр (диагональ): 252 см, нагрузка: 120 кг, сетка, лестница

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Таисия Воеводова. Фото: Белсат, посольство Швеции в Минске в Facebook, Flicker.com, Associated Press