Психолог: если жена спит с ребенком отдельно от мужа, они больше не супруги

895
12 марта 2021 в 9:00
Источник: Полина Шумицкая. Фото: Александр Ружечка

Психолог: если жена спит с ребенком отдельно от мужа, они больше не супруги

Среди самых распространенных родительских страшилок — та, что предсказывает ночи без сна как минимум первый год с младенцем. Дарина Кайрович, психолог и сертифицированный консультант по сну, с таким поворотом дел не согласна. По ее словам, научить спать можно любого ребенка. О том, как спасти молодую маму от выгорания, почему маленькие дети лучше спят с папами и когда супружеская роль незаметно подменяется родительской, читайте в нашем интервью.


— В какие мифы о материнстве до сих пор верят белоруски? Такие ли там исключительно сахарные гномики на радуге, как принято считать?

— По моему опыту, 70% мам не подготовлены к материнству. Если бы в школе вместо контурных карт учили базовым вещам: физиологии человека, гигиене сна, основным принципам психологии… Но в нашей системе это практически невозможно. В итоге молодая женщина, идя в беременность, не знает, что ее ждет. Она не готова к тому, что все может пойти «не так». Никто, например, не говорит о baby blues и тем более о послеродовой депрессии. Вокруг полно полярных мнений: «Первый год с младенцем — это ад, выспитесь только после 3 лет» или «Мой всю ночь спал как ангелочек». Это имеет мало общего с действительностью и ничего не объясняет в отношении поведения конкретно взятого ребенка, который может спать по верхней или нижней границе нормы. Поэтому нет абсолютно ничего стыдного в том, что новоиспеченная мама не знает всех «подводных камней». Другой вопрос, что с этим делать.

— Уже представляю комментарии в духе «раньше и в поле рожали» и «в полынье стирали». Может ли женщина вырастить ребенка одна, без помощников, в том числе консультантов по сну?

— Раньше, в классической крестьянской общине, женщина прекрасно знала, что такое младенец. Она имела с десяток младших братьев и сестер, а потому приходила в материнство уже с опытом. Кроме того, в каждой деревне была кормилица. Нет у тебя молока — несешь ей, никаких проблем.

Действительно, когда-то и в поле рожали. Но как потом жил ребенок? Как развивался? Какие были продолжительность жизни и процент детской смертности? Проблемы со здоровьем, иммунитет, опорно-двигательный аппарат… Все это не учитывается, остается за скобками. Ребенок выжил, да. Но какой ценой?

Наши бабушки и мамы воспитывали детей по книге «От колыбели до школы» — «шедевру» Калюжина и Дерюгиной. Там сказано: в 3 месяца отдайте ребенка в ясли и идите на работу; если плачет от голода — дайте воды, чтобы не чувствовал запаха материнского молока и не «капризничал» ночью; кормите двухмесячного малыша строго в полночь и в шесть утра; в 3 месяца выходите из комнаты, закрывайте дверь — он проорется и уснет. Этот кошмар — продукт индустриальной эпохи, когда женщины должны были пахать на заводах.

Сейчас молодая мама рожает ребенка и остается с ним один на один на три года в декрете. И что ей делать? Она без опыта, не общалась с маленькими детьми, не знает, как укладывать малыша и куда бежать, если он плачет. Да, наверное, она может справиться сама, без помощников. Но вопрос у меня все тот же: какой ценой? Тотальным выгоранием? Послеродовой депрессией, психозом, галлюцинациями, суицидом, отказом ухаживать за ребенком или даже его убийством? Выгоревшая мама — это худшее, что может произойти с семьей.

— Вот слова одной замечательной мамы: «Первые четыре месяца сын засыпал только с грудью, я должна была спать с ним — и плакала вместе с ним. Это был ад…»

— Видимо, женщина плакала от отчаяния. Новоиспеченная мама не знает, когда заснет ее ребенок, сколько проспит, какое время будет бодрствовать и радостно улыбаться. Ей вроде бы нужно и самой поесть, но приготовить сил нет. Это край истощения.

Повторюсь: не знать — нормально. Организации сна не учат ни в школе, ни в роддоме. Нет ничего плохого в том, чтобы попросить помощи. В конце концов, мы же обращаемся к консультантам по грудному вскармливанию, слингоношению, прикорму…

— Почему дети плохо спят?

— На самом деле далеко не все дети плохо спят. Проблемы есть примерно у 30—40%. Причины здесь могут быть физиологическими (колики, зубы, низкий гемоглобин, витамин D, отит и многое-многое другое) или поведенческими.

Если со здоровьем ребенка все хорошо, нужно смотреть на условия сна.

Во-первых, влажность. Крохи настолько чувствительны к этому! Они хорошо спят, только если влажность в комнате — 50—70% (иначе дети чувствуют жажду или дискомфорт от пересохших слизистых носа), а температура — 18—22 градуса. Поэтому я советую закупиться увлажнителями большого объема, мойками воздуха или приточной вентиляцией — выбор зависит от вашего бюджета. Качество сна сразу улучшится, причем и у детей, и у взрослых.

Во-вторых, темнота. Она важна для выработки мелатонина. Поэтому за час-полтора до ночного сна приглушаем свет, закрываем шторы и вообще не пользуемся гаджетами (синий и голубой свет экранов разрушает мелатонин). Чем больше мелатонина, тем качественнее ночь.

В-третьих, тишина или белый шум.

В-четвертых, спальное место: отсутствие бортиков, подушечек, одеялок, рюшечек, балдахинов, игрушек, мобилей, которые ярко светятся, отвлекают звуком и перегружают нервную систему новорожденного. Одеяло до года не рекомендуют, потому что оно повышает риск синдрома внезапной детской смерти. Детки могут повернуться, уткнуться носом в подушку, а переворачиваться назад еще не умеют. Или запутываются в одеяле. К сожалению, это заканчивается печально. Недавно всех шокировал случай: некомпетентный консультант по сну сказала маме обучать ребенка по методике «выйти из комнаты и оставить проораться». Хотя и стояла радионяня, малыш перевернулся на живот, уткнулся носом в одеяло, час плакал, звал маму, а потом затих. Через два часа женщина зашла в комнату: ребенок мертв. Я рыдала, когда прочитала эту историю. Милые комплекты спального белья и подушки с рюшечками пусть и выглядят красиво, но не стоят того.

Затем ритуал перед сном — маркер, условный рефлекс, как лампочка для собаки Павлова (улыбается. — Прим. Onliner). Четкая последовательность действий, которая длится три-пять минут и дает малышу ясный сигнал: «Ага, мама поменяла подгузник, мы прошлись по комнате, закрыли шторы, выключили свет — значит, сейчас я буду спать». Кроме того, есть и ритуал на пробуждение. Например, я открываю окно, включаю музыку и говорю своему Мишутке: «Мы проснулись-потянулись, маме/папе сладко улыбнулись». Интонация и фраза одна и та же. Если ночью ребенок просыпается и не видит ритуала, он понимает: видимо, нужно спать дальше.

Очень важен четкий режим дня, который дает ребенку ощущение предсказуемости и безопасности: «Ага, я знаю, что проснусь, а потом буду гулять, есть, с радостью изучать мир». Иначе малыш постоянно в тревоге: дадут ли поспать, буду голодным или сытым, что там вообще дальше?

Ну и, наконец, самое главное — это состояние мамы. Крохи буквально «считывают» эмоции родителя. Рядом с тревожной или горюющей мамой ребенок начнет плакать.

— Младенцу лучше спать вместе с мамой или отдельно?

— Совместный сон — это классно. Удобно. У ребенка формируется здоровая привязанность, к тому же это способствует терморегуляции. В русской школе «совместный сон» — это сон в одной кровати, а в американской — в одной комнате. Так что понятие растяжимое. Оптимальный вариант, который вижу я, — сон с приставной кроваткой. Ребенок не должен спать между супругами. Идеально — со стороны стены, чтобы не скатиться с кровати. Малышу должно быть выделено отдельное место в кровати родителей, он не должен накрываться одним одеялом с мамой: это крайне небезопасно. Но, в конце концов, ребенок не обязан спать с вами, если вам это неудобно.

Помню, я отправила клиентку поспать отдельно от ребенка в другую комнату на несколько ночей — настолько у нее не было сил. Я сказала: «Если будет нужно покормить малыша, пусть папа принесет его, вы покормите и будете отдыхать дальше». В итоге ребенок проспал всю ночь идеально. С папами дети всегда спят лучше. Почему? У них эмоциональный фон ровный. Папа — это само спокойствие и забота. К сожалению, в нашей стране мы гораздо чаще встретим отца, отселенного в отдельную комнату…

Иногда у женщин бывают настолько травматичные роды, что сама мысль о сексе и потенциальной беременности приводит в ужас. А сказать об этом мужу (и даже самой себе) почему-то неловко. Страшно. В таких случаях женщине выгодно быть мамой, но не женой: спать с ребенком в одной кровати, а мужа переселить в другую комнату; называть друг друга уже не по именам, а только «мама» и «папа». Супружеская роль полностью заменяется родительской. На самом деле с этим нужно работать.

— Каким был ваш собственный опыт?

— Когда я родила Мишу, мама взяла отпуск за свой счет и две недели была со мной. А потом еще две недели приезжала каждый день после работы. Без нее я бы просто закончилась день на пятый. Со своим «синдромом отличницы» и багажом знаний я ждала, что все будет как по книгам. А жизнь гораздо сложнее. Например, боль после кесарева не позволяет не то что взять ребенка на руки, но даже дойти из реанимации до детского отделения. Или лактостаз на восьмой день. Как бы я с этим справилась, если бы не мама?

Миша перестал спать на третий день, еще в роддоме. Как потом выяснилось, из-за врожденной непереносимости лактозы. Он кричал и не спал по четыре часа подряд. Ему было больно. Но несколько педиатров говорили мне: «Врожденная непереносимость лактозы? Не может быть! Это такой редкий случай!» И я кормила ребенка грудью фактически насильно. Это были два месяца борьбы. Пока грамотный врач не подтвердила непереносимость лактозы. Мы тут же перешли на безлактозную смесь — и через два дня Мишонок уже спал. С тех пор, кроме двух классических регрессов сна — в четыре и семь месяцев, — я не знала проблем. Конечно, были моменты, связанные с зубами или нарушением режима из-за поездок. Все мы люди. Но даже если какая-то «поломка» произойдет, я уже знаю, как это «починить».

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Источник: Полина Шумицкая. Фото: Александр Ружечка