«Я хочу, чтобы общество знало, за что судят журналиста и врача». Суд по делу Катерины Борисевич и Артема Сорокина проходит в закрытом режиме

 
UPD
1698
19 февраля 2021 в 17:22
Автор: Настасья Занько, Дарья Спевак. Фото: Onliner, БЕЛТА

Суд Московского района начал рассматривать дело, которое называют делом «Ноль промилле». Заседание началось в 10 утра в здании Дома правосудия на улице Семашко. На процесс попали далеко не все желающие «из-за эпидемиологической обстановки».

К зданию суда люди стали приходить еще до открытия. В 9 утра в здание Дома правосудия стали пропускать посетителей. Практически все, кто пришел, шли в зал на первом этаже. Здесь собрались родственники и друзья Артема Сорокина, а также коллеги и близкие Катерины Борисевич.

Через полчаса у дверей стояли около 50 человек. Еще через минут 20 — уже около 100. Кроме родственников, коллег и друзей обвиняемых, в Дом правосудия пришла мама Романа Бондаренко Елена, а также представители посольств Германии и США.

Двери в зал суда охраняют сразу семь силовиков. Трое в форме и четверо в штатском, масках и балаклавах. Они то и дело просят людей расступиться, «не создавать толпу» и вести себя вежливо. При обращении к людям не представляются, но по просьбе показывают удостоверение. Так люди узнают, что один из присутствующих в штатском — это капитан милиции Владимир Данченко.

Буквально за 10 минут до начала суда по коридору за закрытыми стеклянными дверями и решеткой в зал повели Катерину Борисевич и Артема Сорокина. Она в наручниках. Катерина улыбнулась, и в этот момент ее друзья и близкие стали кричать: «Катя, мы здесь!» Присутствующие встретили их аплодисментами.

Мать Романа Бондаренко настаивает на открытом заседании

Обвинение ходатайствует, чтобы заседание было закрытым, но адвокаты категорически не согласны: есть заявление матери Романа Бондаренко — она настаивает на открытости заседания.

— Высокий суд, в соответствии с ч. 2 ст. 23 УПК в целях обеспечения неразглашения иной охраняемой законом тайны, а именно врачебной тайны, в том числе сведений, имеющих отношение к расследованию уголовного дела, возбужденного по факту смерти Романа Бондаренко, сторона государственного обвинения ходатайствует о слушании дела в закрытом судебном заседании, — сказала прокурор.

Адвокаты с этим категорически не согласны.

— Мы полагаем, что это судебное заседание должно быть, безусловно, открытым. Охраняемая законом тайна, если мы имеем в виду врачебную тайну, — неоднократно и публично единственный ее носитель, мать Романа Бондаренко, говорила о том, что желает публичности. Я думаю, что она может это подтвердить в данный момент. Что касается сведений в уголовном деле, они никак не связаны с тем, что будет рассматриваться сегодня. Уголовное дело, насколько мы знаем, возбуждено Генеральной прокуратурой по факту смерти Романа Бондаренко. В данном судебном заседании мы рассматриваем совершенно другой вопрос, который с обстоятельствами гибели Романа Бондаренко никак не связан, — сказал адвокат журналистки Михаил Боднарчук.

Также он подчеркнул значительный общественный резонанс этого процесса — по мнению защиты, «общество заслуживает знать, что здесь вообще происходило и что имеется в материалах дела».

— В материалах дела имеется собственноручное заявление матери Романа Бондаренко, которая настаивает на открытости и гласности данного судебного заседания, — заявил адвокат Борисевич Андрей Мочалов. — Обращаю внимание, в связи с трагической смертью гражданина Бондаренко Елена Сергеевна является единственным, образно говоря, носителем данной врачебной тайны. Единственным человеком, который может дать либо не дать согласие на разглашение данных сведений. Поэтому защита настаивает, чтобы процесс был открытым.

Адвокат врача Артема Сорокина поддержала своих коллег.

— Я считаю, раз Генеральная прокуратура считает, что была разглашена какая-то медицинская тайна, документы были опубликованы, значит, в этом судебном заседании нельзя разгласить то, что, по мнению прокуратуры, уже было разглашено. Я хочу, чтобы общество знало, за что судят журналиста и врача, поэтому настаиваю на открытом судебном заседании, — ответила на вопрос судьи Катерина Борисевич.

Врач Артем Сорокин тоже выступил за открытый процесс.

— Поддерживаю адвокатов, я думаю, что процесс должен быть открытым, потому что общество ничего нового не узнает после разбирательства, — сказал медик.

Суд ушел совещаться и через 10 минут  удовлетворил ходатайство прокурора: заседание будет проводиться в закрытом режиме «во избежание разглашения охраняемой законом медицинской тайны и данных предварительного расследования», а также потому что «материалы дела содержат медицинские документы, в том числе ранее не публиковавшиеся».

Люди вышли из зала суда после того, как процесс объявили закрытым. Более 100 человек стали аплодировать и кричать: «Катя! Катя! Артем! Артем!» Наталья, жена Артема Сорокина, вытирает слезы и отказывается что-либо комментировать.

— Я пока не могу, — тихо говорит она. Брат Сорокина Павел тоже растроган. Он говорит, что не успел услышать позицию Артема по поводу признания или непризнания вины. Но отмечает, что брат держится.

— Катя молодец, она держится. Выглядит очень хорошо, улыбалась. В зале было, может, человек 50. Письма от Кати сейчас доходят плохо, но она пишет, что с ней все хорошо, — рассказал брат журналистки Вадим после того, как вышел из зала суда.

Люди после заседания не расходятся. 80 человек подписали жалобу на решение суда о том, что процесс закрытый. Часть людей остается ждать, пока выйдут адвокаты.

Неожиданно вызывают в качестве свидетеля маму Романа Бондаренко. Она заходит в зал вместе с адвокатом. Спустя какое-то время она выходит. Но от комментариев отказывается: «Я ничего не могу комментировать, я дала подписку о неразглашении».

В 13:10 силовики в штатском начали требовать, чтобы присутствующие разошлись. «В суде будет уборка и личное время судей», —  неожиданно заявил один из сотрудников в штатском. Присутствующие стали спорить, а потом аплодировать. Часть людей попыталась увидеть, как из зала суда будут выводить Артема и Катю, но силовики оттеснили людей. Также они заявили о запрете видеосъемки в здании суда. И попросили выйти всех на улицу.

Уже на ступеньках Дома правосудия адвокаты Катерины Борисевич рассказали о том, почему закрыли процесс, и дали свой прогноз по срокам окончания судебного процесса. Они отмечают, что приговор Сорокину и Борисевич могут вынести уже на следующей неделе.


За что судят Катерину Борисевич и Артема Сорокина?

После смерти Романа Бондаренко, 13 ноября Следственный комитет Беларуси заявил, что у Романа Бондаренко была диагностирована алкогольная интоксикация. В этот же день в сети стали появляться документы первичного и последующего осмотров Романа. Врач-реаниматолог Больницы скорой медицинской помощи Артем Сорокин подтвердил журналистке Tut.by тот факт, что у Бондаренко не было алкоголя в крови. Позже фактически об этом и заявила Генеральная прокуратура в эфире телеканала СТВ 25 ноября. Заместитель генерального прокурора Геннадий Дыско отметил, что алкоголь был найден в других биологических жидкостях Бондаренко.

Тем не менее вечером 19 ноября Катерину Борисевич задержали по дороге в магазин. В этот же вечер задержали и врача Артема Сорокина.

Позже в отношении Катерины и Артема возбудили уголовное дело по факту разглашения врачебной тайны, повлекшего тяжкие последствия (ч. 3 ст. 178 УК). Хотя родственники Романа Бондаренко уже заявили, что не имеют никаких претензий ни к журналистке, ни к врачу. Также мама Романа сама передала в СМИ результаты анализа на наличие алкоголя в крови сына. Там тоже значится ноль промилле.

Санкция данной статьи предусматривает лишение свободы на срок до трех лет. Дополнительно может быть либо штраф, либо запрет заниматься определенной деятельностью.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Автор: Настасья Занько, Дарья Спевак. Фото: Onliner, БЕЛТА