05 февраля 2021 в 8:00
Автор: Настасья Занько. Фото: sk.gov.by, rbk.ru, личный архив героя

«Жена омоновца c 5000 рублей алиментов — это нереально». Бывший следователь рассказывает о зарплатах силовиков

Как правило, зарплаты силовиков — тема для белорусского общества закрытая. Найти подобную информацию в официальных источниках невозможно. В итоге возникает огромное количество домыслов и слухов. Один из бывших следователей по особо важным делам, который уволился в августе 2020 года, рассказал Onliner о том, сколько зарабатывал сам, будучи подполковником, а также о том, какие максимальные премии получили силовики во время прошлогодних протестов.

«1500 рублей плюс премия — выходило 1600—1700»

Следователь по особо важным делам УСК по Гродненской области Игорь Лобан ушел из органов в августе прошлого года после того, как отказался расследовать уголовные дела в отношении протестующих. Позже мужчина выложил в Instagram обращение к тогда еще министру внутренних дел Юрию Караеву. После этого ему пришлось уехать за границу, и сейчас он состоит в объединении бывших силовиков.

— У меня была подполковничья должность, поэтому зарплата составляла около 1500 рублей. С премией выходило около 1600—1700 рублей, — отмечает Игорь. — В целом же зарплата следователя состоит из оклада и различных надбавок. Оклад у меня был в районе 900 рублей, а за счет различных надбавок набиралась та сумма, которую я озвучил. Надбавок вообще было очень много, и они были специфические: к примеру, за особые условия службы и так далее. Могут поощрить даже за раскрытие преступлений. Иногда бывали и квартальные премии — около 300—350 рублей.

Посмотреть эту публикацию в InstagramПубликация от Игорь Лобан (@igor_loban)

Подработать или взять дополнительную оплачиваемую нагрузку в Следственном комитете, по словам Игоря, не выйдет.

— По идее, оклады вакантных должностей должны распределяться между сотрудниками. Но в СК такого не было, по крайней мере в моих подразделениях, — говорит он. — В районных отделах СК однозначно есть некомплект именно в низовых подразделениях, которые работают «на земле». У них нагрузка повышена, но дополнительных денег, как правило, не платят. Хотя, к примеру, в милиции тем же участковым доплачивают за обслуживание двух зон вместо одной.

Дополнительные деньги следователь может получить в виде бонусов. К примеру, летом, когда сотрудник идет в отпуск (количество дней зависит от выслуги лет, у Игоря было более 10 лет — это 35 суток), ему полагается пособие на оздоровление — как правило, в размере зарплаты.

— Когда я уходил в отпуск, получал зарплату за текущий месяц, так называемые отпускные и пособие на оздоровление, — объясняет мужчина.

Также немаловажный бонус для сотрудников Следственного комитета — возможность получить льготный кредит на строительство жилья при выслуге не менее пяти лет. Кроме того, предусмотрена компенсация за съем жилья, но, по словам Игоря Лобана, суммы, которые выплачивают следователям, полностью съем жилья не компенсируют.

— Как правило, это примерно 100—150 рублей в месяц. В Гродно снимать однушку стоит от $100 в эквиваленте, — отмечает он.

«Если раскинуть контрактную доплату на пять лет, выходит около $50—60 в месяц»

Еще один весомый бонус — это доплата за контракт. Как и в остальных силовых структурах, в СК при заключении контракта выплачивают довольно крупные суммы. Вся загвоздка в том, что при увольнении раньше срока их нужно вернуть.

— Я заключал контракт в конце 2017 года. Мне выплатили что-то порядка $4 тыс. без учета налогов. Контрактные деньги (сейчас это около 7 тыс. рублей) с меня взыскали в безусловном порядке. Плюс я уходил довольно громко. 14 августа я опубликовал пост с обращением к Караеву, а потом оказалось, что меня 14 августа отстранили от занимаемой должности, хотя я с 10 августа был в отпуске. Соответственно, 14-го с меня взыскивают и отпускные, и оклад, там цена иска — около 1,5 тыс. рублей.

Бывший следователь отмечает, что зачастую контрактные деньги становятся тем крючком, который держит многих сотрудников: разовая выплата очень весомая.

— Как только сотрудник получает контрактные деньги, он сразу же их тратит. Поэтому при увольнении отдавать такие крупные суммы всегда очень сложно, — объясняет мужчина. — Хотя если раскинуть эту контрактную доплату помесячно на пять лет, то, по сути, тебе доплачивают мизер. Мы считали, выходило что-то около $50—60. Ты совершенно спокойно мог бы ежемесячно откладывать эти деньги и никому не быть ничего должен. Плюс ряд сотрудников заключают контракты на год-два, контрактные же выплачивают при заключении договора на срок от трех лет и более.

Что касается остальных бонусов, то есть еще обмундирование, за которое при увольнении также придется платить.

— К примеру, китель ты получил в 2019-м, а уволился в 2020-м, — объясняет Игорь. — С тебя взыщут разницу за амортизацию этого кителя. Хотя я ведь вряд ли смогу где-то использовать этот китель. Я же не пойду в нем на гражданскую работу и не буду носить его в повседневной жизни. Форму можно носить с 20-летней выслугой, когда сотрудника увольняют с правом ношения форменного обмундирования. В противном случае надевать ее нельзя в принципе.

По словам Игоря, зарплата следователя по сравнению с другими зарплатами в Беларуси довольно хорошая, особенно для регионов.

— Если приходящий лейтенант получает сразу тысячу рублей, то это хорошая зарплата для Гродно. В Гродно молодому зеленому человеку, только окончившему вуз, такую зарплату найти весьма проблематично. И это достойная зарплата в тех реалиях, в которых живет Беларусь, — отмечает бывший следователь. — Другой вопрос, что такую же зарплату можно отыскать и на гражданке, было бы желание. Правда, сотрудникам силовых структур с первого года службы говорят: мол, вы никому не нужны, на ваше место стоят очереди и так далее.

Поэтому постепенно у сотрудника формируется осознание того, что если он окажется на гражданке, то не сможет найти себе работу и пойдет по наклонной.

Хотя сотруднику силовых структур говорят, что на его место стоит очередь, когда ты собираешься увольняться, то сталкиваешься с проблемами. При увольнении тебя не отпускают. По соглашению сторон уволиться практически нереально. Многие даже совершают умышленный прогул, чтобы их уволили.

Или вот реальная история про увольнение из Следственного комитета. За работу ночью там не платят, а предлагают брать отгулы. Но сроки расследования по уголовным делам никто не отменял, поэтому отгулы следователи, как правило, почти не берут. Один из сотрудников принес рапорт на увольнение, рапорт ему не подписали, тогда он принес другой — на предоставление ему 80 положенных отгулов за работу ночью. Только тогда его уволили, потому что дать человеку столько отгулов и платить ему при этом зарплату никто не захотел. Дешевле было уволить.

«Максимальная сумма премии, о которой нам известно, — 600 рублей»

Что касается информации о зарплатах в других ведомствах, к примеру в том же ОМОНе, то, по словам Игоря, у инициативы экс-силовиков нет данных о каких-то баснословных зарплатах, о которых уже давно ходят слухи. Хотя связи у инициативы довольно обширные.

— Максимальная сумма премии за разгоны протестов, о которой нам известно, — 600 рублей. Что касается слухов про жену омоновца, которая получила 5000 рублей алиментов, — это нереальная сумма. Смотрите: если, к примеру, алименты составляют 25% от зарплаты, то условный сотрудник ОМОНа должен был получить 20 тыс. рублей. Таких баснословных денег в силовых структурах не платят. Нигде. Тот же минский ОМОН премировали окладом денежного содержания. Если у него оклад 600 рублей, то он еще 600 рублей и получил.

Объединение бывших силовиков предоставило 20 расчетных листков оперуполномоченных уголовного розыска минских РУВД. Они датированы разными месяцами (с июня по октябрь) и для разных должностей. В целом же зарплаты оперуполномоченных уголовного розыска, как видно из расчетников, в это время варьировались от 1200 до примерно 1900 рублей. Мы посмотрели, как менялись премии этих сотрудников.

Июнь. Начальник отдела, подполковник милиции получал около 290 рублей текущей премии, майор милиции — примерно в районе 200—250 рублей, в июле у старшего лейтенанта было 319 рублей текущей премии и 100 рублей квартальной.

Июль. Старший лейтенант получил 319 рублей текущей премии и 100 рублей квартальной.

Август. Подполковник милиции, старший оперуполномоченный по особо важным делам получил 429 рублей текущей премии, майор — 273 рубля.

 

Сентябрь. Подполковник, начальник отдела по особо важным делам заработал премию в 190 рублей, заместитель начальника, тоже подполковник — 280 рублей. У майоров выходило 273—283 рубля, капитану заплатили 330, а старшему лейтенанту — 345.

Октябрь. В октябре подполковник милиции получил 429 рублей текущей премии и 190 квартальной. Еще один подполковник — 290 рублей текущей и 500 квартальной. У майора — 418 рублей текущей премии и 218 квартальной, у лейтенанта — 308 текущей и 213 квартальной.

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Настасья Занько. Фото: sk.gov.by, rbk.ru, личный архив героя
Без комментариев