560
03 февраля 2021 в 8:00
Автор: Дарья Спевак. Фото: Александр Ружечка, из личного архива героев

Уехал в армию, судится с вузом, восстановился. Как живут отчисленные после протестов студенты

Студенческие акции протеста в Беларуси стартовали вместе с началом учебного года — 1 сентября. Происходили массовые задержания, некоторые вузы «официально пригласили» к себе ОМОН, другие пошли на диалог. Позже на фоне протестных событий ужесточились правила выплат стипендий: их стали лишать за пропуск пяти пар. Но самые решительные меры университеты приняли после 26 октября — дня, на который была назначена общенациональная забастовка. Onliner поговорил со студентами, которых коснулась эта мера, и узнал, как ребята живут после того, как их «попросили» из вузов. Кстати, все герои этого текста — устойчивые хорошисты, их средний балл во время учебы не опускался ниже 8.

С чего начались отчисления? На следующий день после объявленной общенациональной забастовки Лукашенко собрал совещание с чиновниками. Там он довольно жестко высказался и о студентах, которые участвуют в протестах.

«Студенты: пришли учиться — учитесь. Кто хочет — тот пусть учится. Кто вышел в нарушение закона на несанкционированные акции — он лишается права быть студентом. Пожалуйста, отправьте их — кого в армию, а кого на улицу. Пусть ходят по улице. Но они должны быть отчислены из вуза. То же самое — преподаватели. Их тоже единицы, но которые гадко себя ведут в вузах. Повторяю, никого не просите и не уговаривайте, это бесполезно. В лучшем случае в этой ситуации мы их загоним под плинтус, и они потом опять оттуда вылезут. Поэтому пусть определяются, где они хотят жить, как хотят жить и что делать», — говорил он 27 октября.

Как раз после этих слов пошла волна отчислений студентов из столичных вузов.

«В голове не укладывалось, что просто из-за каких-то слов сейчас всех выгонят». Судится с вузом, считает приказ об отчислении незаконным

Николай Мельченко учился на третьем, предпоследнем курсе факультета информационных технологий и робототехники (ФИТР) БНТУ.

— Я бюджетник. Средний балл у меня всегда был выше 8, отзывы от сотрудников БНТУ всегда были хорошими, даже на заседании суда. В целом принимал активное участие в жизни вуза, получал много грамот, — вспоминает Николай.

БНТУ стал одним из лидеров протестного студенческого движения. Администрация этого вуза даже приглашала к себе ОМОН. 26 октября столичный политех тоже не остался в стороне. Студенты вышли в университетский дворик, стали ходить от корпуса к корпусу и хлопать в ладоши. За ними наблюдал первый проректор, вел профилактические беседы. Через некоторое время студенты собрались расходиться, но ворота с внешней стороны вдруг оказались закрыты. Толпа снова пошла беседовать с проректором, а потом отправилась на проспект Независимости — там студентов стали задерживать силовики.

— Я шел в метро возле Белгосфилармонии, меня задержали. Сначала отправили в Партизанское РУВД, потом — в жодинский ИВС. На следующий день осудили, дали 9 базовых штрафа и отпустили. Я приехал оттуда и пошел на пары: учусь во вторую смену, поэтому спокойно успевал, — говорит Николай.

Парень ходил на пары и на следующий день, 28 октября. Но потом оказалось, что приказом от 27-го он уже был отчислен, как и более 40 других студентов.

— У меня была мысль, что из-за пропуска пар 26-го, когда я был задержан. В вузе могут сделать выговор, но об отчислении в тот момент точно никто не думал, — вспоминает молодой человек. — 29-го числа нас позвали на разговор в деканат, говорили о сложившейся ситуации. Декан не говорил, что мы будем отчислены. Просто озвучивал, что такое возможно. И уточнял, что перед отчислением будет создана специальная комиссия.

После деканата следовал второй этап — ректорат. Студенты шли «на разговор», а пришли ознакомиться с выписками об отчислении и повестками в армию.

— Ты заходишь, а тебе говорят: «Вот, вы знаете, вы отчислены», — и дают ознакомиться с выпиской из приказа. Причина отчисления — «систематическое неисполнение обязанностей обучающегося». Я спросил, можно ли конкретнее узнать, за что я отчислен, и ознакомиться с самим приказом. Но в итоге этот приказ мне удалось увидеть спустя несколько месяцев в суде, — рассказывает Николай. — Мне сообщили об отчислении — и первой мыслью было: «Это смех! Такого в нормальном обществе не может быть». Потом, когда я вышел из кабинета, мне рассказали о заявлении, чтобы все вышедшие 26-го студенты были отчислены, отправлены в армию или на улицу. В голове не укладывалось, что просто из-за каких-то слов сейчас всех выгонят.

Парень расписался в копии повестки о вызове на службу в армию и стал проходить комиссию в военкомат. Оказался негоден, получил отсрочку на три года. Отправил жалобу в Минобразования, оттуда ее спустили обратно в БНТУ. Начал искать адвоката и готовить документы для суда. Приказ об отчислении Николай считает незаконным.

Отчисленные студенты судятся с БНТУ

Родители отреагировали на отчисление сына, исходя из современных реалий: им уже были знакомы истории, когда люди попадали под раздачу, просто оказавшись в неподходящее время в неподходящем месте.

Всем отчисленным студентам, которые судились с БНТУ, в удовлетворении жалоб отказали. Николай собирается обжаловать постановление суда Советского района.

— Надежда на восстановление была и остается. Сидя на судебном заседании и выслушивая речи обеих сторон, я в очередной раз убедился, что приказ об отчислении был составлен с нарушениями. Надеялся, что суд сразу признает приказ недействительным, но случилось так, как случилось, — разводит руками парень.

Николай раньше жил в общежитии. Сейчас он поехал домой к родителям, параллельно ищет подработку.

«Гутарка ішла ў ключы „Ну вы же сами все понимаете“». З’ехаў за мяжу і паступіў у еўрапейскі ўніверсітэт

Зміцер, былы студэнт сталічнага лінгвістычнага ўніверсітэта, навучаўся на чацвёртым, перадапошнім курсе факультэта англійскай мовы. Паспяховасць у яго была амаль выдатная: усе семестры, акрамя першага, сярэдні бал перавышаў 9. Хлопец часта пісаў навуковыя працы і ўдзельнічаў у канферэнцыях ВНУ. Увогуле, ён даўно зразумеў, што хоча звязаць сваё жыццё з навукай. Шмат сіл укладаў у арганізацыю гуртка па беларусістыцы. Дысцыплінарных спагнанняў у яго не было за ўвесь час навучання, нягледзячы на даволі актыўную апазіцыйную дзейнасць маладзёна.

— Я ўдзельнічаў ва ўсіх акцыях ад самага пачатку — з 1 верасня, збіраў подпісы для калектыўнага звароту да міністра адукацыі Ігара Карпенкі. Але толькі за тыдзень да 26 кастрычніка ў мяне адбылася размова з дэканам — пасля таго як я прапусціў тыдзень заняткаў з-за хваробы. Гутарка ішла ў ключы «Ну вы же сами все понимаете», — згадвае хлопец. — Мы спрабавалі зладзіць канструктыўны дыялог з былым рэктарам МДЛУ Наталляй Баранавай (жанчына займала гэтую пасаду ад 1995 года да 20 кастрычніка 2020-га. — Заўв. Onliner), але ж нічога не атрымалася. Наступны рэктар Наталля Лапцева прыйшла з новай рыторыкай: сказала прынесці спіс прадстаўнікоў, з якімі пасля яна зможа абмеркаваць фармат дыялогу. Мы ўсё сабралі, але падчас забастоўкі у тэлеграм-канале ВНУ выйшла прапанова прыйсці да адміністрацыі і дамовіцца пра дату дыялогу. Асабіста прадстаўнікам з боку студэнтаў ніхто не пісаў і не тэлефанаваў.

Ніхто з пазначаных студэнтаў не пайшоў у рэктарат, бо «ў краіне адбываліся такія падзеі». 26 кастрычніка актыўныя студэнты выйшлі на публічныя акцыі ўнутры і па-за межамі МДЛУ, менш смелыя падтрымалі забастоўку пропускам заняткаў. Зміцер згадвае, што ў аўдыторыях было мала людзей: напрыклад, у адной з лекцыйных залаў сядзела чатыры чалавекі.

— Пасля мы — больш як 100 чалавек — выйшлі на вуліцу. На той момант ужо адбыліся разгоны студэнтаў БНТУ, Акадэміі мастацтваў, БДУІРа. Тыя, каго не затрымалі, далучыліся да нашай калоны на праспекце Незалежнасці. У выніку мы пайшлі да БДУ. Там ужо прыязджалі і з’язджалі амапаўцы, людзей затрымлівалі і нават вярталі «ў пратэст» — відаціь, часова не было загада на затрыманні, — успамінае хлопец.

Забастоўка ў лінгвістычным універсітэце працягнулася некалькі дзён. А пасля — нечакана — пайшлі адлічэнні. Пра сваё Зміцер даведаўся з тэлеграм-чатаў: нехта з 15 адлічаных «калег» апублікаваў загад з усімі прозвішчамі.

— Мы не прасілі ў адміністрацыі, каб нас аднавілі ва ўніверсітэце, бо мы выйшлі за свае перакананні. Ды і па справядлівасці нам ніхто не прапаноўваў, — смяецца былы студэнт МДЛУ, хаця прызнаецца, што для яго ўніверсітэт значыў вельмі многа.

Адлічэнне не стала для хлопца сюрпрызам, гаворыць ён.

— Калі я пачуў загад Лукашэнкі, зразумеў: ні на якую паспяховасць у вучобе ніхто глядзець не будзе — проста адлічаць, — дадае Зміцер.

Пасля таго як ён убачыў здымкі загада і сваё прозвішча ў ім, ён сабраўся і выехаў у Кіеў. Гаворыць, што рынак жылля там даражэйшы, чым у Мінску.

— Я з’язджаў ад перспектывы войска: ніколі не хацеў служыць, пры любых акалічнасцях, заўсёды хацеў займацца навукай. Я прабыў у Кіеве даволі доўгі час, чакаў, пакуль прыедзе мая дзяўчына. Цяпер мы паступілі ва ўніверсітэт Вітаўта Вялікага ў Каўнасе. Я буду вучыцца на падобнай да МДЛУ спецыяльнасці, адразу залічаны на трэці курс, таму скончу навучанне даволі хутка, — распавядае хлопец.

Пасля выпуску з літоўскага ВНУ — пры пэўных абставінах — ён збіраецца вярнуцца ў родны Мінск.

«Вышел из кабинета ректора и просто сел: ноги не держали». Отчислили — через пару дней восстановили

Виталий (имя парня изменено по его просьбе) учится на четвертом курсе столичного медуниверситета. Успеваемость у него хорошая: средний балл — примерно 8,5. Парень — бюджетник, он много времени уделяет учебе. Говорит, что всегда был на хорошем счету у преподавателей.

— 26 октября нас собралось человек 50. Сначала собрались на улице, к толпе подходил ректор, завязалась какая-то перепалка. Потом студенты особо ничего не делали: ходили по универу, хлопали, носили символику. Постепенно выходили люди из аудиторий и присоединялись. У меня в это время пар не было, — вспоминает Виталий.

Он говорит, что после хождений в здании университета студенты-медики отправились на площадь Якуба Коласа, а минут через 20 подъехали бусики — пришлось побегать. Из студентов БГМУ задержали пару человек.

— На этом мои «ходилки» закончились. Было стремно, поэтому я пошел на пары. Остальные отправились к вокзалу, там тоже начался «хапун». Можно сказать, на этом 26 октября для меня закончилось, — говорит парень.

Следующий день для студента прошел спокойно, а 28-го числа его и других молодых людей вызвали в ректорат, ознакомили с приказом об отчислении и сказали сдать студенческие. Виталий спрашивал, когда принято такое решение, как его обжаловать и можно ли в будущем восстановиться в университете. Приказ был датирован 28 октября, обжаловать можно в суде, восстановиться — через год.

— «Отлично», — подумал я. Конечно, сразу было отрицание, потом торг, гнев, депрессия… Я вышел из кабинета ректора и просто сел: ноги не держали. Ведь я много времени и сил потратил на универ, а меня просто взяли и турнули, — рассказывает о тех ощущениях Виталий.

Было неприятно, но он сразу начал думать, что делать. Понял, что нужно получить приказ об отчислении, однако его парню не отдали до сих пор.

В тот же день около ректората БГМУ собралась толпа студентов — такой была реакция на волну отчислений. Вышел первый отчисленный человек — и спустя полчаса люди уже были у дверей администрации вуза. Студенты стали собирать подписи для коллективного обращения с просьбой восстановить отчисленных.

— Примерно 100 подписей в защиту студентов собрали преподаватели, деканат тоже высказал поддержку. Три дня у ректората собиралась толпа людей, на входе дежурила милиция, приезжал ОМОН, стояли автозаки. Правда, никого не задерживали, — говорит студент-медик. — Утром 28 октября отчисленных студентов стали вызывать на беседу в ректорат, где было много сотрудников университета. Беседы длились минут по 30—40. Можно сказать, администрация отчитывала, а студенты оправдывались. Причем прямо ни в чем не обвиняли, старались обойти сглаживать формулировки в стиле «Вы же все понимаете».

Такие эсэмэски в то время приходили отчисленным студентам БГМУ

В итоге парень попросил о восстановлении, но ему сказали, что это возможно только через год. Однако прошло несколько дней, и Виталия снова вызвали в БГМУ. И — о чудо! — восстановили в вузе. Как и многих других отчисленных студентов-медиков.

— Я этого ожидал, и можно сказать, что это стало естественным ходом вещей. По сути, наш приказ об отчислении аннулировали, но сделали приказ о выговоре. Но его я тоже не получил. У меня это было второе дисциплинарное взыскание: до этого сделали замечание за «посиделки» на лестницах в конце сентября, — говорит парень.

Отчисленные студенты БГМУ о встрече с ректором и условиях восстановления

Зимняя сессия у студента уже прошла, он сдал все без проблем и давления. Но что, если бы все-таки не восстановили после массового отчисления?

— Уже в первый день многие присылали мне материалы помощи репрессированным — в Чехии, Польше, Британии, Германии. Я уже был готов, что получу приказ на руки и уеду. Думал, что продолжу учиться в медицинском вузе не в Беларуси. Я же не просто так поступал и старался, я хочу быть врачом, — говорит Виталий.

«Просто полтора года флекса и дома». Остановили прямо на границе и отправили служить

Егора Копылова, одного из бывших студентов энергетического факультета БНТУ, вечером 20 декабря на белорусско-польской границе остановили представители Госпогранкомитета.

«Меня на границе не пропустили наши пограничники. Сидел тут у них, а потом приехал мужчина из местного военкомата и милиционер — дали мне повестку об отправке в войска», — сообщал в тот вечер Егор своим друзьям. На следующий день он отправился служить в железнодорожные войска в Слуцк. Егора, как и более 40 других студентов политеха, отчислили приказом от 27 октября, а узнал он об этом 29-го.

«Просто полтора года флекса и дома», — написал Егор Копылов во «ВКонтакте» через три недели после отправки в армию и выложил актуальное фото. Об остальном мы поговорили с его другом, с которым он поддерживает общение, насколько это возможно.

— Егор чувствует себя вполне нормально, но, говорит, немного медицинское обслуживание его настораживает. На службе выполняет приказы — ничего особо запредельного не поручают. Начальство относится лояльно, временами даже в пример его ставят. Конечно, это все же армия — лучше было бы на гражданке. Посещения как такового нет из-за «короны», но можно передавать продукты, книги и другие вещи, не запрещенные законодательством, — улыбается друг Копылова.

Говорит, что они с несколькими одногруппниками два раза ездили к товарищу в армию, даже недолго пообщались на КПП (в комнату для посещений не пускают). Навещать солдата можно хоть каждый день, говорят друзья Егора.

— Пока он думает над восстановлением в университете — благо время на подумать еще есть, — смеется молодой человек.

Егор Копылов учился на бюджете, средний балл за последние два семестра у него был 9,5, а до этого рейтинг опускался ниже 9 только один раз.


Если у вас есть история, которой вы хотите поделиться, напишите на почту ds@onliner.by или в Telegram по нику @dashaspevak.


Пока цены на комплектующие сходят с ума. Новая, маленькая, тихая и быстрая приставка Xbox Series S — 1079 рублей

512 ГБ, разрешение игр - QHD (1440p), поддержка HDR, в комплекте нет игр

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Дарья Спевак. Фото: Александр Ружечка, из личного архива героев